Египет: турбулентность переходного периода

8 февраля, 2013, 21:10 Распечатать Выпуск №5, 8 февраля-15 февраля

И хотя в последние месяцы перманентное уличное противостояние в стране пирамид стало уже будничным, события последних двух недель приобрели признаки явной эскалации и даже побудили некоторых экспертов думать о повторении революции в стране

© militantz.wordpress.com

Революция имеет начало, но не имеет конца... В Египте это утверждение проявилось сполна. Сначала было недовольство масс военными, которые временно "стабилизировали" постреволюционную ситуацию. Потом — уже исламистами, которые на волне успеха решили взять на себя все рычаги власти. Но руководить государственной машиной, особенно в условиях необычайной политической конкуренции и сложной экономической ситуации, оказалось трудной задачей для вчерашних оппозиционеров из "Братьев-мусульман".

И хотя в последние месяцы перманентное уличное противостояние в стране пирамид стало уже будничным, события последних двух недель приобрели признаки явной эскалации и даже побудили некоторых экспертов думать о повторении революции в стране: гибель более 60 человек в уличных противостояниях, сотни раненых, сожженная полицейская техника, "огневые шоу" возле президентского дворца "Аль-Иттихад" и, наконец, введение чрезвычайного положения в трех провинциях страны — Порт-Саиде, Суэце и Исмаилии — с появлением армейских подразделений на улицах городов. 

Впрочем, повторение революционных событий 2011 г. на нынешнем этапе представляется маловероятным. Против такого сценария играют отсутствие должного по силе и масштабу градуса революционного напряжения и нынешняя политическая конфигурация в стране. 

Если внимательнее присмотреться к ситуации, имевшей место на фоне "празднований" двух лет "финиковой революции", то в этом всплеске насилия четко прослеживается "футбольный" след. Хотя понятно, что страсти вокруг футбольной игры стали всего лишь катализатором новой волны политической конфронтации и массового недовольства, существующего со времени свержения режима Мубарака

Главные революционные требования — "хлеба, свободы, социальной справедливости" — по большому счету до сих пор не выполнены. Рост цен на основные продукты питания, инфляция, безработица и меры жесткой бюджетной экономии на фоне ухудшения макроэкономической ситуации (в январе золотовалютные резервы страны уменьшились на 1,4 млрд долл. — до наименьшего за последние десять лет уровня в 13,6 млрд) свидетельствуют о том, что власть не в состоянии решить экономические проблемы. 

При этом на "арене" египетской улицы особенно активно заявила о себе молодежная группировка "Черный блок" ("Блэк-блок"), что обозначило новую "поворотную точку" в протестном движении страны. Эту анархистскую силу рассматривают как локомотив те, кто потерял надежду на мирные изменения. 

На фоне катастрофического ухудшения ситуации во всех сферах именно военная каста, представляющая собой этакий симбиоз государственных учреждений, бюрократии и капитала, продолжает оставаться самостоятельной и наиболее влиятельной силой — главным гарантом стабильности в стране. И это несмотря на проведенные исламистским президентом перестановки в командовании вооруженных сил. 

В качестве примера того, что порог потери генералитетом власти еще не достигнут, следует рассматривать заявление министра обороны и главнокомандующего ВС АРЕ Абдель Фаттаха ас-Сиси. Оно было сделано 29 января, на следующий день после того, как была законодательно утверждена возможность развертывания армии для установления порядка с правом задерживать гражданских лиц. 

Абдель Фаттах ас-Сиси четко заявил, что возникла реальная угроза национальной безопасности Египта. И в этих условиях дальнейшая борьба между разными политическими силами и блоками за управление страной может обернуться ее крахом. Разрядить обстановку может лишь "срочное комплексное лечение", иначе неизбежны тяжелые последствия, "которые скажутся, прежде всего, на стабильности и целостности государства". 

Примечательно, что на фоне этого "диагноза" главнокомандующего армии и при посредничестве исламского духовенства представители ведущих политических сил страны подготовили
31 января документ об отказе от насилия и переходе к общенациональному диалогу. Участники встречи — лидеры оппозиционного Фронта национального спасения, исламистских политических объединений (как ассоциации "Братья-мусульмане", так и салафитских сил) и молодежных организаций — заявили об отказе от силовых методов для предотвращения дальнейшего обострения напряженности в стране.

Тем временем оппозиционеры подчеркнули, что встреча не имела "политического контекста" и что фронт не намерен отказываться от выдвинутых прежде требований к власти, чтобы начать общенациональный диалог.

Таким образом, светский оппозиционный блок пока что старается придерживаться гибкой линии в реагировании на стремительное и постоянно меняющееся развитие событий. Так, 2 февраля оппозиционеры призвали привлечь президента, руководителя МВД и других причастных лиц к суду за "убийства, пытки и незаконные аресты", полностью поддержав тем самым "мирные протесты" и призвав египтян выйти на улицы для свержения правящего режима. Впрочем, уже через два дня спикер фронта заверял, что коалиция либеральных, социал-демократических и левых сил не требует устранения от власти "всенародно избранного" исламиста Мурси. 

Кто знает, возможно, на это "уточнение" повлияла и встреча с военным генералитетом. Хотя вполне вероятно, что оппозиционерам просто "напомнили" о следствии в деле о "госизмене", возбужденном за призывы к свержению правящего режима, в котором фигурирует, в частности, "тройка" главных оппозиционеров: экс-кандидаты в президенты бывший глава МАГАТЭ Мухаммед Аль-Барадеи, экс-генсек Лиги арабских государств Амр Муса и социалист Хамхин Сабахи. 

Так что фронт, официально пока еще не сомневаясь в легитимности Мурси, все еще не соглашается начать диалог с властью, пока та "не остановит кровопролитие", а виновных не привлечет к ответственности. Ну и, конечно, настаивает на выполнении ранее предъявленных требований: сформировать правительство национального единства, на что президент не соглашается до проведения парламентских выборов в апреле, и пересмотреть контроверсионную конституцию исламистского направления, принятую в декабре прошлого года. 

Собственно, уступки относительно одного из требований оппозиции власть уже сделала: результатом первой встречи в рамках национального диалога стало формирование специальной комиссии. Она рассмотрит ряд спорных статей основного закона и сформулирует рекомендации для дальнейшего утверждения их нижней палатой парламента, которую еще должны избрать. По сообщениям СМИ, светским оппозиционерам, хотя они и не брали участия во встрече, якобы гарантируют четыре из десяти мест в комиссии. 

Однако, демонстрируя готовность к определенным уступкам, в канцелярии президента Египта все же предупредили, что силы безопасности будут действовать жестко, когда это будет нужно для защиты государственной собственности и наведения порядка в стране. Партия свободы и справедливости (политическое крыло "Братьев-мусульман") заявила, что исламисты "намерены защищать легитимность президента всеми законными методами и средствами", и обратилась к оппозиции с просьбой "не провоцировать их". Карт-бланш президенту дала и Коалиция исламских сил, объединяющая 13 египетских исламистских партий и движений, в частности "Братьев-мусульман", и ультраконсервативный "Салафитский призыв". 

Стремление исламистов из ассоциации "Братья-мусульмане", за 80 лет оппозиционной деятельности выстроившей четкую иерархическую структуру с широкой и действенной организацией, замкнуть главные рычаги власти на себе — очевидно. Вместе с тем смена (или свержение) президента и избрание нового — светского, как того желает Фронт национального спасения, нельзя считать рациональным выходом из ситуации на нынешнем этапе трансформации египетского общества и государства. Ведь в таком случае противодействием новому лидеру станет исламская часть населения, которая, скорее всего, будет еще многочисленнее и решительнее в своих контрмерах. Да и единого сильного лидера, способного объединить общество и вывести страну из глубокого экономического и социального кризиса, в лагере светски-либеральных сил пока нет. 

Скорее всего, светская оппозиция и дальше будет критиковать власть, пользуясь поляризацией общества и ухудшением социально-экономического положения. Ближайшей ее целью будет укрепить позиции по итогам выборов в нижнюю палату парламента, запланированных на апрель. Вместе с тем возможное улучшение светскими силами (как и салафитскими) результатов на выборах не приведет к стабилизации ситуации в Египте, а лишь ознаменует начало новой игры, с уже другими картами на руках. При этом козыри все равно останутся у "Мусульман" и военного генералитета. 

Единственный рациональный выход для египетского политического истеблишмента на фоне ухудшения социально-экономического положения в непростой переходный период при угрозе скатывания государства в пропасть — прийти к консенсусу. Впрочем, вряд ли этот вариант возможен в ближайшем будущем, учитывая непримиримость и противоречивость позиций политических сил, хотя они будут стараться избегать в своем противостоянии опасной точки невозврата. 

Среди других сценариев, при наихудшем варианте, — военный переворот и коллапс (кризис государственности). Однако крах еще недавно одного из региональных центров силы пока что представляется маловероятным (хотя несколько лет назад подобные прогнозы и подавно показались бы абсурдными). Ведь последствия для стабильности в регионе были бы тогда катастрофическими, тем более учитывая международный масштаб угроз, прежде всего связанных с Суэцким каналом. 

А тем временем можно предположить, что дальнейшее развитие событий в Египте будет происходить по комбинированному сценарию, и чем все закончится, сложно прогнозировать. Здесь возможен, скорее, половинчатый консенсус между главными политическими оппонентами и осуществляющим теневое руководство армейским генералитетом — то есть без переворота, который привел бы страну к коллапсу. Сработает ли этот вариант или будут другие — покажет время. Понятно одно: "турбулентность" переходного периода в Египте за два постреволюционных года не только не исчезла, но и, очевидно, достигает своего пика. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
Выпуск №25, 27 июня-5 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно