Что американцы в Капитолии «наколядовали»?

09 января, 2021, 15:12 Распечатать
Отправить
Отправить

Какие последствия для США и мира будет иметь захват радикальными трампистами здания Конгресса

Что американцы в Капитолии «наколядовали»?
Фото: cnn.com

Святвечер в Украине нарушила чрезвычайная новость: радикальные сторонники Трампа, не признавшие результатов президентских выборов, взяли штурмом здание Капитолия — место заседания обеих палат американского Конгресса. Фотографии и видео, мгновенно разлетевшиеся по Интернету, шокировали схожестью с прошлогодними событиями в Ереване или Бишкеке: прорыв экзальтированной толпы через кордоны полиции, разбитые окна и двери в здании американского парламента, акты вандализма, жлобов в кабинете спикера Палаты представителей с ногами на рабочем столе Нэнси Пелоси…

Несмотря на то, что система относительно оперативно справилась с мятежом (национальной гвардии и полиции хватило часов, чтобы освободить Капитолий и восстановить работу общего заседания палат, на котором окончательно «сертифицировали» победу Байдена в президентских гонках), мир ужаснулся. Хотя бы потому, что здание американского Конгресса последний (и единственный) раз захватывали более 216 лет назад. Тогда британские войска оккупировали американскую столицу, показательно спалив символы государственности США: Капитолий и Белый дом. С того времени здание американского парламента пережило разные времена: и временное переоборудование в казармы во время гражданской войны, и стрельбу пуэрториканских националистов по членам Палаты представителей в 1954-м, и взрыв, организованный левыми радикалами в Сенате в 1983 году, — но, повторюсь, ни разу Капитолий не брали штурмом.

Оказалось, что парламент самой богатой страны мира, являющейся глобальным лидером технологического развития, затраты на оборону и безопасность которой достигают трети мировых, беззащитен перед агрессивной толпой нескольких тысяч фанатичных сторонников действующего президента. Толпой, атаковавшей не столько Байдена, сколько сами американские институции. Причем атаковавшей в тот момент, когда казалось, что институции наконец окончательно справились с асистемным и деструктивным президентом, который если что-то и делал последовательно, так это расшатывал основы американской демократии, опирающиеся на устойчивые неписаные правила и традиции. Потому что атака на Капитолий произошла уже после того, как проигрыш Трампа подтвердили суды, выборщики, власти штатов и готов был подтвердить его ближайший соратник — вице-президент Майк Пенс, являющийся по должности спикером Сената. Когда институционно-правовых путей обжалования победы Байдена не осталось, экзальтированная толпа трампистов атаковала самую символичную институцию США — Конгресс, которому недаром посвящена первая статья американской конституции.

Именно поэтому символическое значение захвата Капитолия трудно переоценить. В последний раз насилие как реакция на победу оппонента в президентских гонках имело место в Соединенных Штатах в далеком 1861 году, когда вследствие избрания президентом Авраама Линкольна в США началась гражданская война. Со времени окончания гражданской войны силовики никогда не участвовали в имплементации результатов президентских гонок. Последним отголоском применения насилия как электорального аргумента в истории США стали выборы президента в 1876 году. Тогда Улисс Грант был вынужден предостеречь демократов от альтернативной инаугурации Сэмюэла Тилдена в Нью-Йорке, угрожая ввести в город федеральные войска.

Несмотря на две мировые войны, Великую депрессии и атентат трех президентов, передача власти в США почти полтора века проходила мирным путем. Радикальные трамписты грубо нарушили эту традицию. Чем не только завершили время Трампа в истории США, но и наглядно просигнализировали миру, что Америка — больше не библейский «город на холме» (упоминавшийся в Евангелии от Матвея) — метафора, к которой любил прибегать президент Рейган, означающая «глобальный пример для наследования». Фото американских конгрессменов, сидящих и лежащих на полу сессионного зала Сената, совсем не напоминали изображения людей, от чьих решений зависит судьба мира. Не зря на следующий день после штурма Капитолия в New York Times вышел большой аналитический материал «Ошеломляющий удар по проблемному демократическому имиджу Америки».

Автократы — адепты «управляемой демократии» — в ночь на 7 января, очевидно, откупорили шампанское, потому что картинки из здания Конгресса США наглядно демонстрировали их любимую мантру о том, к чему приводит демократия неуправляемая, то есть настоящая. Активисты BLM справедливо подняли вопросы о разительном контрасте между беспомощностью полиции Капитолия (у которой на руках было автоматическое оружие) и жесткостью (иногда переходившей в жестокость), продемонстрированной силовиками во время укрощения прошлогодних протестов против полицейского насилия. Жители американской столицы роптали на особый статус федерального округа, не позволяющий иметь свою нацгвардию (подразделения Национальной гвардии в Вашингтоне подчинены непосредственно Пентагону, а следовательно, и президенту США как главнокомандующему), способную предотвратить мятеж в столице.

Испугался даже президент Трамп. Если 6 января он еще настаивал, что выиграл выборы, но его победу мошеннически украли (хотя и призвал своих фанатов, слонявшихся по Капитолию, возвращаться домой), то 7-го уже публично пообещал мирную и упорядоченную передачу власти. Впрочем, это ему не помогло: топовые должностные лица его же администрации начали подавать в отставку, в то время как абсолютное большинство президентских союзников среди законодателей открыто отреклись от вчерашнего лидера. Даже один из проводников радикального крыла республиканцев сенатор Тед Круз, вдохновлявший и возглавлявший бой своих однопартийцев против окончательной легализации победы Байдена, на общем заседании обеих палат американского парламента 6 января, после штурма здания Конгресса назвал риторику Трампа «безответственной», чем фактически обвинил президента в подстрекательстве «террористической атаки на Капитолий».

Переживет ли Старая великая партия разгромное поражение на выборах, где не только утратила контроль над Белым домом и Сенатом, но и продемонстрировала действительно безобразное лицо своих самых фанатичных сторонников, вопрос открытый. В конце концов, после выборов 1800 года постепенно отошла в историю партия федералистов, в 20-х годах XIX в. канула в Лету Демократическо-республиканская партия, основанная на рубеже столетий Томасом Джефферсоном и Джеймсом Мэдисоном. Республиканская партия тоже не вечная.

Намного интереснее вопрос — что побудило американцев, определяющими чертами которых традиционно были уважение к правилам и умение договариваться, отбросить обе эти добродетели и поддержать растерянно-отчаянную атаку Трампа на реальность? Что заставило страну с устойчивыми демократическими традициями, которая после избирательной мобилизации — какими бы горячими ни были гонки — всегда выдыхала и возвращалась к повседневной жизни, где симпатики консерваторов прекрасно находили общий язык, делали бизнес и создавали семьи с симпатиками либералов, — в этот раз не зачехлить оружие даже после того, как стало очевидно, что Байден будет следующим президентом США?

Это, как мне кажется, приблизительно то же ощущение потери самих себя, чего-то центрального в своей идентичности, пережитое рабовладельцами полвека назад. Белая христианская Америка с ее средним классом, который не покупал дворцы и самолеты, но мог позволить собственный дом и автомобиль на каждого совершеннолетнего члена семьи, становится историей. Диджитализированная и космополитичная элита мегаполисов вытесняет американских фермеров и рабочих в бедность и социальный маргинес. Если вы прочитаете «Дорогу к несвободе» Тимоти Снайдера, будете поражены, в какой безнадежности сейчас живет американская провинция. Американцы, в течение двух последних столетий подарившие миру множество технологических открытий: от револьвера и швейной машинки до Интернета с айфоном, ставшие самым мощным государством мира, спонсировавшие глобальную безопасность после Второй мировой войны и выигравшие изнурительную холодную войну с советским монстром, — фактически потерпели поражение от своего безраздельного господства в мире в течение последних 30 лет.

Экономический и технологический подъем Китая, фатальные военные авантюры в Афганистане и Ираке, дамоклов меч террористических угроз, постоянное увеличение разрыва между бедными и богатыми, радикальный рост процента азиатских студентов, имеющих высшее образование, в сравнении с их белокожими ровесниками (49% азиатов против 34% белых, получивших бакалаврскую степень или выше) и т.п., — все это привело к неверию американцев в свои традиционные политические элиты и позволило Трампу превратиться из политического маргинала в президента США, а изоляционизму — стать новой-старой американской идеологией.

Символично, что женщина, первой погибшая во время штурма Капитолия, была ветераном вооруженных сил, 14 лет отдавшим военно-воздушным силам Соединенных Штатов. Напомню: в самом богатом государстве, которое тратит миллиарды на поддержку и продвижение демократии во всем мире, почти 67,5 тысяч военных ветеранов сейчас не имеют крыши над головой…

Итак, подытожим «колядование» радикальных трампистов в американском Конгрессе:

1. Трамп — все. Он маргинализированный, от него отвернулись ближайшие соратники. И теперь его программа максимум — не провести остаток жизни в американской тюрьме.

2. Демократы попытаются воспользоваться инцидентом, чтобы добавить к своей разгромной электоральной победе над республиканцами еще и моральную. Это позволит им активнее продвигать свою традиционную повестку дня: от контроля над вооружениями (вплоть до фактического выхолощения права на хранение и ношение оружия, которое гарантирует вторая поправка к Конституции США) до агрессивного продвижения медицинской реформы и печатания новых триллионов американских долларов. Хотя стремительный взлет стоимости биткоина и золота, являющихся сейчас рекордными, свидетельствует о том, что недоверие к главной валюте мира — американскому доллару — уже существует и начинает расти.

3. Перед республиканцами встала экзистенциальная дилемма: искать новую политическую идентичность или радикализироваться дальше и переходить на экстремистские позиции. Пойдут они по стопам конфедератов или начнут искать нового Эйзенхауэра (прервавшего двадцатилетие доминирования демократов в американской политике), покажет время.

4. Вся каденция Трампа была наглядной компрометацией идей либеральной демократии. Это привело к усилению влияния автократов на глобальную повестку дня. Недаром Freedom House констатирует, что либерализм отступает в мире 15-й год подряд. Но штурм сторонниками действующего президента Капитолия — сакрального символа американской демократии, не просто так увенчанного статуей Свободы, стал настоящим нокаутом глобальной привлекательности американской модели правления.

5. К сожалению, правление Трампа вовсе не создало, а лишь оголило и заострило хронические болезни США, прогрессирующие по крайней мере три последних десятилетия. По иронии судьбы, американский мир, в котором США не было равных, подорвал американскую силу. Вместо конца истории Фрэнсиса Фукуямы мы входим в новый мировой порядок Генри Киссинджера.

6. Украине надо делать выводы и диверсифицировать свои геополитические ставки. Это вовсе не означает, что надо бежать с поклоном в Москву. Мир Киссинджера, слава Богу, это не двуполярный мир времен холодной войны. Вместо монопольной ставки на американцев, Киеву следует умно распределить украинские акции между Вашингтоном, Брюсселем, Лондоном, Анкарой, Пекином, Варшавой и Иерусалимом. А главное — вернуть мажоритарный пакет во владение украинскому народу. Или хотя бы оставить ему золотую акцию.

И последнее. Похоже, Байден не является предвестником будущего США, — он, скорее, символ той доброй старой (и действительно великой) Америки, на ностальгии к которой пришел во власть Трамп. Америки, где непримиримые идеологические оппоненты, такие как, например, покойные судьи Верховного суда США Рут Гинзбург и Антонин Скалиа могли прекрасно дружить семьями, охотно общаться и искренне уважать друг друга. Америки, в которой сам Байден получил славу большого мастера компромиссов.

Впрочем, чтобы вновь сделать Америку великой, ей нужны не Трамп и не Байден, а Авраам Линкольн или Франклин Рузвельт. А державников такого калибра на американском политическом горизонте сейчас не видно. К сожалению…

Другие материалы автора читайте по ссылке

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК