ЧЛЕНСТВО УКРАИНЫ В ВТО ПРИОБРЕТАЕТ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР

28 мая, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 21, 28 мая-4 июня 2004г.
Отправить
Отправить

Для того, чтобы обозначить перспективы вступления Украины в ВТО, необходимо вернуться к самой парадигме внешней политики, проводимой страной в последние 10 лет...

Для того, чтобы обозначить перспективы вступления Украины в ВТО, необходимо вернуться к самой парадигме внешней политики, проводимой страной в последние 10 лет. Будучи неоднократно раскритикованной, проводимая политика многовекторности возникла не случайно и основывалась она на вполне объективных факторах. Уже с первых дней рождения на уровне идейных установок было провозглашено, что наш курс — это Европейский Союз, и он неизменен. Вопрос только в методе и скорости вступления.

Но реальность была другая. Во-первых, это психологическая неуверенность Президента и лидеров политических партий и финансовых групп в правильности европейского выбора; все эти люди (Кравчук, Кучма, Пустовойтенко, Кинах, Лазаренко, Плющ, Ткаченко, Мороз и другие), управлявшие страной, — лучшие и сознательные управленцы советской школы и образа жизни. И их неуверенность была не безосновательной. Они не понимали языка, на котором с ними говорили, но точно знали, что их квалификация и уровень подготовки настолько низок, что они не справятся с проектом европейский выбор, и ждали помощи. И помощь пришла — только не со стороны Европейского Союза, а со стороны нарождающегося украинского бизнеса, который уж точно знал, что Европа — это конкуренция, которую они не выдержат. Слабое место бывшей советской элиты бизнесом было обнаружено легко — все эти бывшие чиновники были бедны. И вся их предыдущая деятельность строилась по принципу — всегда идти в соответствии с объявленным курсом, но никогда не брать на себя повышенных обязательств. Как они и такие, как они, развалили СССР, так они развалили и европейский выбор Украины. Не знаю, понимали ли они, но я уверен, что на Западе точно понимали: без системной, нацеленной именно на Украину программы (например, такой, как план Маршалла по восстановлению Европы после Второй мировой войны) Украина не сможет проделать тот путь, который проделали страны Центральной и Восточной Европы. Успех экономической трансформации стран Центральной Европы на 50% связан с заинтересованностью в этих странах именно самого Евросоюза и на 50% — это усилия самих стран. Мы не имели ни того, ни другого. С этой точки зрения, обвинения как со стороны Украины, так и со стороны ЕС, в отсутствии очевидных проявлений взаимной заинтересованности закономерны и основаны на отсутствии взаимного доверия.

Во-вторых, это все же экономический аспект. На сегодняшний день уровень экономического и институционального развития Украины таков, что Украине необходимо гнаться не за политическими достижениями, а отстаивать вполне конкретные интересы украинской экономики, которая не выдержит конкуренции с европейскими производителями и финансовыми институтами. Идея о том, что Украина должна стать членом ЕС, не решив вопрос о своем членстве в ВТО и не создав зону свободной торговли с ЕС, — это утопия, которую руководство страны и МИД навязывало обществу.

В российском векторе внешней политики Украины ситуация немного другая, однако, с точки зрения оснований для неуверенности, достаточно похожая на европейский вектор. Экономики Украины и России однотипны, это части некогда одного целого: то есть структура производства, уровень цен на рабочую силу, капитал, землю — идентичны, разница только в цене на такой важный производственный фактор, как энергоресурсы. Поэтому верить в то, что Россия просто так от него откажется и пойдет на создание зоны свободной торговли без ограничений с Украиной, было бы сложно. Что и подтверждалось историей наших торговых отношений последние двенадцать лет, которые скорее напоминали состояние холодной войны, нежели преференциальный торговый режим.

Имея подобные основания для сомнений в реалистичности проводимых внешних политик, украинское руководство пыталось делать какие-то шаги в обоих направлениях, медленно формируя образ ненадежного партнера с несформированным мировоззрением и не определившегося со своим будущим. Политика многовекторности — это знак, который обозначает состояние неуверенности страны и ее руководства в первые годы независимости. В данном случае ВТО, являясь ключом от двери, ведущей в мировую торговую систему, является краеугольным камнем, который может сломать дилемму, стоящую перед Украиной. Именно членство в ВТО могло бы поставить жирную точку в конце этой нелицеприятной истории с многовекторностью политики Украины. Ибо при вступлении во Всемирную (а не региональную) торговую организацию страна обязана отвечать не на «векторные» вопросы, а на то, какое место она займет в мировой экономической системе. И это совсем другой уровень самоопределения. Но до сих пор люди, ответственные за вступление в ВТО, скорее напоминают подпольщиков, выполняющих какие-то секретные задания в Женеве, нежели публичных и современных управленцев, в чьих руках находится будущее экономики страны.

Украина—Россия: борьба
за региональное лидерство

До последнего времени можно было говорить, что темп переговорного процесса Украины в ВТО был выше, чем у России. Однако переговорные позиции России были более ориентированы на защиту рынков, чем позиция украинской стороны. Что отражалось на темпе переговоров. На сегодняшний день, после подписания двухстороннего договора о взаимном доступе товаров и услуг между Россией и ЕС, соотношение перспектив вступления Украины и России в ВТО значительно изменилось. Учитывая, что Украина в переговорах с ЕС, по всей видимости, соглашалась на более либеральные ставки импортных пошлин, внутри страны периодически разворачивалась кампания со стороны бизнеса и лоббистских групп по защите своих интересов через парламент. В результате на фоне взятых Украиной обязательств в рамках переговорного процесса в ВТО в парламенте параллельно принимаются законы, которые идут вразрез с договоренностями, достигнутыми в Женеве. Учитывая близость президентских выборов в Украине и неясность сути ЕЭП для внешнего мира, можно предположить, что в Украине будет происходить замедление переговорного процесса вступления в ВТО — на фоне ускорения переговорного процесса в России.

Россия вовсе не собирается делать выбор между двумя стратегиями вступления в ВТО, предложенные Путиным для стран-участниц ЕЭП, первая из которых предлагает первоочередное членство стран в ВТО с последующим формированием торгового союза, а вторая — первоначальное формирование общей таможенной территории и после ведение переговорного процесса с ВТО. Очевидно, что если формирование ЕЭП будет зависеть от членства Беларуси в ВТО, то оно не будет сформировано в ближайшие 20 лет. Точно так же усилия, приложенные Россией для подписания двухстороннего соглашения, говорят о том, что Россия не будет откладывать своего членства в ВТО, пока не сформируется ЕЭП.

Пока Россия обсуждает с Украиной, Беларусью и Казахстаном, что может получиться из ЕЭП — зона свободной торговли, таможенный или валютный союз, — она преследует одну-единственную стратегию. Россия не может допустить, чтобы Украина оказалась в ВТО раньше нее самой. Ее задача — вступить в ВТО первой, чтобы иметь в руках этот легальный инструмент для давления в двухсторонних отношениях со своими соседями. Лидерство России в регионе, скорее всего, будет выстраиваться на базе ее интегрирования в мировое пространство, поскольку попытки изнутри, типа ЕЭП, изначально обречены на провал. Россия знает это. Но Россия так же беспомощна перед своими вызовами, как и Украина перед своими. Поэтому сегодня опережающее вступление в ВТО — это фактически единственно возможный эффективный сценарий для России. Россия, с экономической точки зрения, не верит в ЕЭП, но России необходимы бесспорные преимущества — это ее вес на международном уровне и участие в работе международных организаций. ВТО — одна из них.

Для Украины попасть на удочку ЕЭП означает отказаться от взятых на себя обязательств в рамках ВТО. А в отличие от практики государственного сотрудничества на постсоветском пространстве, ВТО — организационная структура, невыполнение обязательств в рамках которой имеет прямые последствия в виде торговых санкций. Даже США и Европа тут не исключение.

Потеря приоритетности для Украины переговорного процесса о членстве в ВТО может очень дорого стоить украинской экономике. Ибо если на фоне тех торговых войн, которые мы переживаем в двухсторонних отношениях, Россия станет членом рабочей группы, принимающей решение об условиях и сроках вступления Украины в ВТО, то она воспользуется этим как инструментом для решения проблем в двухсторонних отношениях и закрепит свой статус регионального лидера. Однако подобная стратегия приемлема и для Украины.

Нынешнее руководство Украины не принимало этих вызовов. Если их не примет и следующее правительство, то политический вес Украины в мире и регионе будет падать, хотя оснований для того, чтобы Украина боролась за свое лидерство, достаточно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК