Черногория: победа нелиберальных европейцев

22 октября, 2016, 00:00 Распечатать

Парламентские выборы в Черногории завершились 16 октября победой правящей Демократической партии социалистов (ДПСЧ), возглавляемой действующим премьер-министром Мило Джукановичем. Многие уже успели объявить об очередном триумфе почти бессменного лидера Черногории (в статусе то президента, то премьера) еще с 1991 г. Но на самом деле он получил лишь довольно шаткое большинство.

Парламентские выборы в Черногории завершились 16 октября победой правящей Демократической партии социалистов (ДПСЧ), возглавляемой действующим премьер-министром Мило Джукановичем. 

Многие уже успели объявить об очередном триумфе почти бессменного лидера Черногории (в статусе то президента, то премьера) еще с 1991 г. Но на самом деле он получил лишь довольно шаткое большинство.

Правительственный кризис

После того как Черногория стала независимым государством в 2006 г., в стране трижды проходили парламентские выборы. Партия Джукановича всегда шла на них в Коалиции за европейскую Черногорию, и основным ее партнером была Социал-демократическая партия (СДП).

Но в январе т.г. СДП поддержала оппозиционеров из союза "Демократический фронт" в парламентском голосовании относительно вотума недоверия действующему правительству. В последние годы СДП, хотя и находилась в правящей коалиции, активно критиковала Джукановича и его партию за авторитарные тенденции в управлении государством, в частности — вмешательство в работу медиа и судебной ветви власти, а также за коррупционные деяния.

С одной стороны, понятно, что СДП хотела откреститься от циркулирующих в обществе обвинений в адрес власти и зарекомендовать себя в качестве умеренной оппозиции Джукановичу. При этом, что важно, обе партии, в отличие от "Демократического фронта", выступают за интеграцию страны в ЕС и поддержали членство в НАТО. То есть СДП хотела завоевать доверие электората, который, прислушиваясь к критикам Джукановича, разделял его внешнеполитические цели.

С другой стороны, конечно, можно понять самого Джукановича, выступившего с заявлением, что "партия не может находиться одновременно и во власти, и в оппозиции". (Да и годом ранее в ответ на риторику СДП он утверждал, что единственная причина, по которой правящая партия терпит партнеров по коалиции и "этот мазохизм", — это общая цель интеграции в НАТО). Так что за фрондой со стороны СДП последовала отставка спикера парламента, лидера социал-демократов Ранко Кривокапича.

Голосов ДПСЧ хватило: их поддержали как представители партий национальных меньшинств (албанцев, хорватов и боснийцев), и ранее выступавших на стороне Джукановича, так и "зеленая" партия "Позитивная Черногория", формально находившаяся в оппозиции. Все они подписали требование, в котором содержалось утверждение, что голосование СДП за отставку правительства автоматически означает, что партия более не является участником правящей коалиции.

Критика режима

Между тем общественный конфликт вокруг действий Джукановича и подконтрольного ему государственного аппарата в последние годы не возник на пустом месте, он лишь обострился. В ущемлениях свободы слова и коррупции Джукановича обвиняли давно, и не только внутри страны. Так, в 2003 г. (в рамках расследования итальянской прокуратуры) были обнаружены его связи с ОПГ, оперирующими миллиардами евро. А оппозиционные газеты несколько лет назад были вынуждены выплатить компенсации суммарно более чем 300 тыс. евро Джукановичу и его семье за моральный ущерб.

Итак, после распада коалиции социал-демократы, как ранее и партии "Демократического фронта", выступили за создание переходного правительства, которое могло бы обеспечить свободное волеизъявление на выборах-2016. По утверждениям оппозиционеров, без подобных мер Джуканович мог бы повлиять на исход выборов.

Также оппозиционеры требовали предоставить им пост главы АНБ, национального разведывательного агентства, утверждая, что власть может использовать разведку для осуществления политического давления и манипуляций. В частности, еще в 2012 г. в Черногории вышел резонансный газетный материал, в котором утверждалось, что АНБ внедряет своих агентов в оппозиционные партии. Впрочем, учитывая, что в стране неоднократно поднималась тема инфильтрации агентов России в силовые структуры, если бы ДПСЧ поддалась на требования оппозиционеров и отдала им пост главы АНБ, то однозначно потеряла бы доверие части избирателей — ведь оппозицию же она и обвиняет в работе на Россию.

Компромисс все же был найден: весной правящая партия, СДП и еще несколько сил подписали Соглашение о создании условий для свободных и честных выборов. В его рамках несколько портфелей в правительстве, в том числе и должность министра внутренних дел, получали оппозиционеры. Вполне возможно, власть заставили пойти на эту уступку многочисленные акции протеста в течение 2015—2016 гг. Но это был хороший ход власти: схемы для манипуляции у Джукановича оставались, а протестовать против правительства, включавшего оппозиционеров, улице было явно сложней.

Внешние факторы...

Как известно, членом НАТО Черногория де-факто стала в мае с.г. (хотя ратификация данного акта остальными членами союза будет закончена лишь в следующем году). Недовольство России не заставило себя ждать: Москва увидела в расширении альянса недружественный для себя шаг.

Вполне очевидно, что Россия в последние годы видит действительность через призму геополитического противостояния, "новой холодной войны", якобы инициируемой коллективным Западом. В этой парадигме расширение альянса в Центрально-Восточной Европе может быть расценено Москвой только как агрессивное действие, даже если бы реальная стратегическая ценность Черногории была нулевой. А это не так — учитывая, например, что теперь все выходы материковой Европы к южным морям, не считая узкой полоски побережья Адриатики, принадлежащей Боснии, контролируются странами НАТО. Также членство Черногории в альянсе может стимулировать атлантистские настроения в соседней Сербии, остающейся пока, хоть и не однозначно пророссийским, но довольно дружественным Москве государством.

Наконец, именно Черногория дальше всех стран-кандидатов продвинулась в процессе переговоров о вступлении в ЕС; и вполне вероятно, что в среднесрочной перспективе стране предложат членство и в этой организации, что дополнительно усложнит возможность для России влиять на политику страны и значительно уменьшит серьезное на данный момент экономическое влияние.

Таким образом, неудивительно, что Россия в нынешних обстоятельствах может быть действительно заинтересована в том, чтобы изменить внешнеполитический курс Подгорицы. На дворе не 2009-й — год попытки "перезагрузки" отношений США и России, когда Москва без особых проблем смирилась с принятием в НАТО Хорватии и Албании. Тогда к ее мнению относительно расширения альянса прислушивались. (Вспомните Бухарестский саммит-2008, когда, чтобы не раздражать Кремль, в предоставлении ПДЧ отказали Грузии и Украине.) Черногорию же в НАТО приняли, полностью проигнорировав Россию. И кажется естественным ожидать противодействия Москвы.

…и оправдания

Вместе с тем обвинения в работе на Кремль выглядят удобным способом легитимации давления на оппозиционеров. Забавно, что фактически власть Черногории перенимает при этом "передовые практики" самого Кремля, отвечая на критику в свой адрес навешиванием ярлыка "пятой колонны". Акции протеста против НАТО, в которых участвовал "Демократический фронт", способствуют таким оценкам.

Очевидно, что и в дальнейшем Джуканович будет прибегать к такой стратегии, чтобы оправдывать любые действия против оппозиционеров. Он сводит политическую борьбу в стране к борьбе за будущее Черногории — по словам самого премьера, решается, "будет ли она членом ЕС или российской колонией". 

Его позиции лишь усилило задержание в день выборов вооруженной группировки из 20 граждан Сербии, якобы проникших через границу и планировавших напасть на черногорских официальных лиц, взять под свой контроль парламент, захватить самого премьера и публично объявить победу оппозиции.

В подготовке этой группировки Россию (пока?) не обвинили. Но, во-первых, в Черногории опасаются — по понятным историческим причинам — и влияния Сербии. И здесь для Джукановича все совпало тоже удачно — основу "Демократического фронта" составляют партии, выступающие за права сербов. Во-вторых, эти же силы одновременно являются и пророссийскими (хотя открыто выступают только против НАТО, но не против ЕС). Так, крупнейшая партия коалиции — Новая сербская демократия, получившая 8 мест в новом парламенте из 18 завоеванных "Демократическим фронтом" — выступает за воссоединение с Сербией и тесные отношения с Россией.

Возможно, предотвращенная попытка переворота (или показательная акция власти) повлияла некоторым образом на результаты. В оппозиции, помимо "Демократического фронта", оказались проевропейские, но неоднозначно настроенные по отношению к НАТО партия "Демократическая Черногория" (8 мест) и блок "Ключ" (9). Перед выборами эти три силы согласовали готовность создать коалицию в случае победы; но в итоге, даже если бы к ним присоединилась СДП (4), голосов им не хватило бы.

ДПСЧ, хорватская, боснийская и албанская партии, а также "Социал-демократы" — партия, поддержавшая власть и отколовшаяся от СДП в начале 2016 г. — суммарно получили большинство: 42 мандата из 81. Преимущество это кажется довольно шатким. Но, с другой стороны, партии этнических меньшинств благодаря "золотым акциям" могут добиваться преференций для своих общин — поэтому им ни к чему уходить в оппозицию (учитывая, что значительного роста электоральной поддержки им вряд ли удалось бы добиться). "Социал-демократы" же доказали свою лояльность правительству в начале с.г., да к тому же отобрали голоса у СДП. Посему вполне возможно, что эта коалиция проработает до конца каденции действующего парламента, а соглашение с оппозицией было лишь временным смягчением.

Европейцы же, по-видимому, не готовы давить на власть Черногории — так, отзывы наблюдателей ОБСЕ относительно избирательной кампании были в целом позитивными. Глава внешнеполитического ведомства ЕС Ф.Могерини и еврокомиссар по вопросам политики соседства ЕС Й.Хан в совместном заявлении также отметили в основном позитивные стороны кампании, несмотря на ее критику со стороны оппозиции. Это объяснимо: в лице Джукановича, несмотря на все его недостатки, Европа имеет дело с предсказуемым и открытым к сотрудничеству партнером. Учитывая все сказанное выше, по-видимому, ожидать либерализации режима в Черногории — как, впрочем, и смены ее внешнеполитического курса — нет оснований.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно