ЧЕЧНЯ: НЕЗАКОНЧЕННАЯ ВОЙНА РОССИЙСКОГО ПРЕЗИДЕНТА О ТОМ, КАК РОССИЙСКИЙ ЛИДЕР НЕ ВЫПОЛНИЛ СВОЕГО ГЛАВНОГО ПРЕДВЫБОРНОГО ОБЕЩАНИЯ

12 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 10, 12 марта-19 марта 2004г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Чечня, пожалуй, единственная тема, о которой российский президент за последние месяцы старался не упоминать вообще, а если и говорил, то лишь о «послевоенном восстановлении республики и нормализации обстановки»...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Чечня, пожалуй, единственная тема, о которой российский президент за последние месяцы старался не упоминать вообще, а если и говорил, то лишь о «послевоенном восстановлении республики и нормализации обстановки». Казалось, почему бы не воспользоваться этими успехами и записать на свой счет решение самой опасной и сложной из существующих в стране проблем? Однако даже у уверенного в своей непогрешимости и правоте Путина не хватает смелости заявить избирателям: «За время моего первого президентского срока проблема Чечни решена». Стоит отдать Путину должное за то, что он по крайней мере не лжет. Однако, предлагая соотечественникам забыть об уроках Чечни, не сделав из них должных выводов, нынешний российский лидер создает для себя лично и своей страны опасный прецедент, который, кстати, уже стоил «народной любви» его предшественнику Борису Ельцину, а россиянам (включая и чеченцев) десятков тысяч жизней.

Сегодня мы знаем о Чечне не много, так как тема «антитеррористической операции» давно исчезла из информационных программ основных российских телеканалов и страниц ведущих газет и остается предметом пристального изучения лишь немногочисленной группы российских правозащитников. Показательно, в ходе нынешней избирательной кампании в России, в результате которой Владимир Путин будет переизбран на второй срок, брошенный миролюбивой общественностью клич «поставить чеченскую войну в центр критики путинского режима» не был поддержан оппозиционными силами, а тем одиночкам, кто пытался взять его на вооружение, просто затыкали рот. Эта тема табу для журналистов, и благодатное поле для телевизионщиков, патриотическими кинолентами воссоздающих для россиян образ другой войны и другой Чечни, которые, мягко говоря, не соответствуют действительности. Настоящую войну Кремль спрятал.

Не начнись в 1999 году второй чеченской войны, Путин не стал бы президентом России в 2000-м. Это утверждение сегодня прочно бытует в российском сознании, и похоже для многих ныне оно «затмило» иные факторы, способствовавшие восхождению Путина на российский Олимп. В ходе нынешней избирательной кампании были попытки вскрыть подноготную событий пятилетней давности, проанализировать работу Владимира Путина на посту директора ФСБ РФ и спокойно взглянуть на обстоятельства, приведшие к началу новой войны в Чечне. Это, прежде всего, взрывы домов в Москве и Волгодонске и рейд Шамиля Басаева в Дагестан в августе. Все вдруг вспомнили, что за прошедшие годы окончательно не удалось расставить все точки над «і» в вопросе причастности чеченцев к взрывам в российских городах (более того, в России с годами находится все больше готовых поверить в еще одну версию — что дома россиян взрывало путинское ФСБ), а рейд Басаева в Дагестан, который и стал прелюдией к началу войны, в Грозном, и даже в Москве, считают «договоренностью» кремлевских эмиссаров лично с Басаевым, направленной против избранного в 1997 году президентом Ичкерии Аслана Масхадова. (Впрочем, у Басаева было немало оснований самому идти в Дагестан.) Правды ради заметим также, что к новой войне на Кавказе российские военные начали готовиться по крайней мере с марта 1999 года, после похищения в Грозном генерал-майора Геннадия Шпигуна, представителя МВД России. Не останавливаясь подробно на военных аспектах кампании в Чечне, которая последовала в период осени 1999-го — зимы-весны 2000 г.г., скажем лишь, что тактика «выдавливания» боевиков с равнины в горы сплошной линией фронта оказалась куда более эффективной, чем кавалерийские наскоки российских войск в первую чеченскую. Вот тут-то полностью проявился и раскрылся талант Путина как полководца и государственного деятеля, и следствие тому — победа на выборах. Российские политологи в то время любили повторять фразу: «Можно спорить о том, кто начал вторую чеченскую, однако не вызывает сомнений, кто в итоге смог ею воспользоваться.» Да, Путин победил на выборах, но, находясь в зините славы, он не смог поступить как действительно мудрый политик.

Многие уверены, если бы тогда президент Владимир Путин согласился сесть за стол переговоров с представителями чеченцев (например, даже договориться с Масхадовым против Басаева), война бы протекала в дальнейшем совсем по-другому. Однако хозяин Кремля избрал другую тактику. Сделав ставку на отнюдь не влиятельного в Чечне муфтия Ахмада Кадырова (он назначен 12 июня 2000 года главой администрации республики), Москва продолжала планомерную политику уничтожения не только уцелевших боевиков, но и мирного населения республики. Ряд международных организаций, в частности Европарламент, однозначно квалифицировали все происходящее в Чечне как геноцид целого народа. В последние полтора года чеченский террор приобрел формы, больше напоминающие палестинский (с сопутствующим ему замкнутым кругом насилия, когда очередная «зачистка» села в Чечне приводит к появлению целой когорты смертников, готовых захватывать «Норд-Ост», подрывать себя на стадионах и в метро в Москве). Вот почему такая война может продолжаться бесконечно долго.

Наверное, Владимир Путин понял это лишь к началу прошлого года, незадолго до того, как в последний раз приезжал в Чечню. Он заговорил о мире и восстановлении республики, однако тогда же подчеркнул: мы (имея в виду российских военных) никогда не уйдем с этой земли. В свою очередь чеченское сопротивление (а президент Чеченской Республики Ичкерия Аслан Масхадов все еще находится в подполье в самой Чечне) выдвинуло «план Ахмадова» (Ильяс Ахмадов возглавляет МИД ЧРИ) о передаче независимой (!) Чечни под управление ООН с вводом «голубых касок» и выводом российских войск, а также синхронным разоружением чеченских боевиков. Этот план в Москве оставили без внимания. Ключевая перемена курса Путина в чеченском вопросе произошла год назад, когда 23 марта 96% чеченцев отдали свои голоса за новую конституцию республики, которая предусматривала ее пребывание на правах автономии в составе России. Уже на следующий день Владимир Путин сказал: «Народ Чечни сделал выбор в пользу мира, в пользу позитивного развития вместе с Россией... мы закрыли последнюю серьезную проблему, связанную с восстановлением территориальной целостности Российской Федерации. Народ Чечни на своем референдуме 23 марта сделал это прямо и самым демократическим образом». Непонятно, раз мирный вариант был возможен для Путина, зачем пришлось убивать как минимум 25 тысяч чеченцев, а сотни тысяч людей превращать в беженцев?

Даже референдум 23 марта не стал датой окончания войны, хотя Владимиру Путину намекали, что это удобный повод объявить если не о победе, то по крайней мере о выполнении своего обещания перед избирателями. Однако Путин выжидал, и, как оказалось, не зря — теракт, унесший жизни полусотни людей в селе Знаменском Надтеречного района в мае, показал, как бы выглядел президент, говорящий неправду. Война в Чечне продолжается, и не только теракты, но и ежедневные вылазки и атаки боевиков свидетельствуют, что Путин проиграл, а раз так, то ставить точку в войне рано.

В октябре состоялись выборы президента Чеченской Республики, на которых на безальтернативной основе победителем стал Ахмад Кадыров. При этом Путину также намекали, что эти выборы дают ему возможность маневра. Поскольку Кадыров последнее время явно начинает разыгрывать собственную партию на Кавказе, Кремль мог поставить на другого политика, даже более лояльного Москве. Но Путин не поступил так, полагая, что, отказавшись от услуг бывшего муфтия накануне парламентских и президентских выборов в России, он тем самым спровоцирует в Чечне мини-гражданскую войну. На данный момент Ахмад-хаджи имеет в своем распоряжении собственное войско, которое комплектует из бывших боевиков, получивших амнистию. По мнению правозащитников, именно эти отряды, так называемые «эскадроны смерти», виновны в значительной части похищений мирных жителей, изнасилованиях и убийствах. (Федеральные силы если не помогают им чинить беззаконие, то по крайней мере не препятствуют.) К началу нынешнего года Кадыров стал настолько смелым, что начал требовать у Москвы закон о разграничении полномочий, в котором бы для Чечни была оговорена «особая автономия» или даже особый «статус». Однако пока Кадыров не способен противостоять федералам — его главная задача сейчас демонстрировать лояльность Путину лично. Так, Кадыров уже заявил, что «14 марта 100 процентов граждан Чечни отдадут свои голоса за Путина». Сомнений практически нет, что так и случится. Но нужно ли это самому российскому лидеру? Он ведь и так уже наделал достаточно ошибок, и именно по этой причине из ситуации в Чечне российский президент не смог извлечь дивидендов на нынешних выборах. Впрочем, если Путин не учтет ошибки чеченской политики первого срока во втором, спустя несколько лет россиянам, не дай бог, придется готовиться к третьей чеченской войне.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК