Британский премьер Тереза Мей: Brexit — значит Brexit

16 июля, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 16 июля-5 августа

Одним из первых результатов референдума о выходе Великобритании из ЕС, прошедшего 23 июня, стало появление нового премьер-министра и правительства страны, на плечи которых ложится задача разрешения проблемы Brexit. В минувшую среду Дэвид Кэмерон покинул офис на Даунинг-стрит, 10. Его сменила Тереза Мэй, экс- министр внутренних дел.

Одним из первых результатов референдума о выходе Великобритании из ЕС, прошедшего 23 июня, стало появление нового премьер-министра и правительства страны, на плечи которых ложится задача разрешения проблемы Brexit. В минувшую среду Дэвид Кэмерон покинул офис на Даунинг-стрит, 10. Его сменила Тереза Мэй, экс- министр внутренних дел. 

Второй раз в истории Британия получает премьер-министра — женщину и второй раз — из консерваторов. Терезу Мэй уже сравнивают с Маргарет Тэтчер, и даже поговаривают, что Европа получила вторую Ангелу Меркель, в британском варианте. К Терезе Мэй также столь же часто применяют эпитеты "железная леди" и "снежная королева". 

Быстрое завершение внутренних процедур, связанных с перестановками в британском кабинете, вызвали большое воодушевление в Европе, поскольку лидеры стран ЕС полагают, что Мэй скорее определится со своими позициями и запустит процесс переговоров о выходе из ЕС, активировав статью 50 Договора о Европейском Союзе. 

Перезагрузка правительства произошла быстрее, чем ожидали многие, и даже сам Дэвид Кэмерон. Британские консерваторы не стали тянуть до сентября, поскольку у Терезы Мэй не оказалось внутри партии конкурентов, и британские тори поддержали ее назначение. 

Перед тем как покинуть свой пост, Кэмерон пожелал своей коллеге по партии попытаться сохранить максимально близкие отношения Великобритании с Европой в вопросах торговли и сфере безопасности в ходе переговоров о выходе из ЕС. 

Тереза Мэй в первом выступлении в новом качестве дала понять, что вполне осознает, какой сложной будет задача и процесс выхода из ЕС, и даже объявила о создании отдельного ведомства в своем кабинете — министерства по вопросам выхода из ЕС. Его возглавит Дэвид Дэвис — один из выдающихся евроскептиков в среде британских консерваторов. Занятно, что в 1994–1997 гг. он занимал пост министра по делам Европы в правительстве Джона Мейджора, а в 2005 г. проиграл Дэвиду Кэмерону борьбу за пост лидера Консервативной партии. Еще одним важным назначением в британском кабинете можно назвать евроскептика Бориса Джонсона — бывшего мэра Лондона, политика, конкурировавшего с самой Терезой Мэй за лидерство в Консервативной партии. Он стал новым министром иностранных дел страны. Весьма любопытно, как это назначение будет воспринято в Вашингтоне, мимо внимания которого точно не прошла фраза Б.Джонсона, назвавшего Барака Обаму "частично кенийцем", которому "передалась по наследству неприязнь к Британской империи".

1Джонсон Борис Джонсон1_3
Andrew Parsons / i-Images

Британское правительство взяло курс на выход из ЕС — так можно расценивать все эти перестановки. Однако каким будет выход, насколько быстро он произойдет, пока не ясно. Сторонники Brexit всю свою энергию растратили на проведение референдума, а когда дело дошло до перераспределения ролей в правительстве, они не смогли выставить против Мэй достойного кандидата и фактически проиграли. Таким образом, создалась парадоксальная ситуация: стратегию выхода Великобритании из ЕС будут формировать те, кто желает, чтобы страна осталась в ЕС. 

"Brexit — значит Brexit… и мы должны провести его успешно", — заявила новый премьер-министр, давая понять, что вынуждена уважать решения референдума 23 июня. "Мы не будем пытаться остаться в ЕС, мы не будем пытаться войти в него снова через "черный ход", и мы не будем проводить второй референдум", — подчеркнула Мэй. Это заявление порадовало многих в Британии и в ЕС, хотя в столицах Европы хотели бы, прежде всего, услышать, как скоро будет активирована статья 50. Лондон с данным вопросом определяться пока не спешит. Для Европы именно этот акт будет подтверждением того, что для Британии уже не будет шансов повернуть процесс выхода вспять, ибо начнут действовать уже не британские, а европейские правила.

Тереза Мэй выступала за то, чтобы страна оставалась в единой Европе. Это обстоятельство заставляет чувствовать себя некомфортно часть британских сторонников выхода. Они боятся, что Brexit может быть сорван. Они подозревают, что в процессе переговоров Мэй будет отстаивать не позиции тех, кто голосовал на референдуме за быстрый и однозначный разрыв отношений с ЕС, а запустит сложную игру вокруг того, как в процессе выхода из ЕС сохранить для Британии максимально возможные преференции в отношениях с Европой. 

Такой вариант как раз не устраивает британских евроскептиков, откровенных еврофобов, которые на людях поддерживают Мэй, а в приватных беседах признают, что это отнюдь не то, чего они добивались в ходе референдума. Они ждут от нового правительства четкого плана разрыва отношений с ЕС, а не разговоров о возможных компромиссах. Некоторые из них теперь переходят на непримиримые позиции, заявляя о том, что любые договоренности с ЕС будут означать продолжение "зависимости" Великобритании от Европы. 

Поэтому назначение видных евроскептиков на ключевые посты в правительстве для Терезы Мэй — компромиссное решение. Для нее одной из важнейших задач на ближайшее время является консолидация Консервативной партии, которая остается внутренне расколотой в результате референдума о выходе из ЕС. Избрание Мэй председателем партии и премьер-министром в чем-то даже усугубляет этот раскол. Сторонники "жесткого варианта" Brexit могут не поддержать "полюбовный" вариант разрыва отношений с ЕС и заблокировать процесс принятия решений в британском парламенте. С другой стороны, также очевидно, что план жесткого разрыва отношений, без соблюдения базовых договоренностей со стороны Великобритании в качестве условий выхода, не будет принят Евросоюзом. Самой бескомпромиссной будет позиция Брюсселя по вопросу о правах более чем 3 миллионов граждан других стран Европы, постоянно проживающих на Британских островах. 

Вот почему сегодня Тереза Мэй больше говорит не о теме грядущего выхода Великобритании из ЕС. Она говорит о своем желании построить сильную страну и действовать на благо всех британцев, что можно расценивать как попытку сгладить раскол, возникший в обществе после референдума — ведь Шотландия, Северная Ирландия и Гибралтар проголосовали за то, чтобы оставаться в ЕС. 

Никола Фергюсон Старджен — первый министр Шотландии, а также лидер Шотландской национальной партии — уже в день вступления Терезы Мэй в должность заявила, что у нового британского премьера отсутствует мандат на ведение переговоров о выходе из ЕС от имени жителей регионов страны, голосовавших за то, чтобы остаться в Евросоюзе. Это также один из вопросов, который должна решить новый британский премьер-министр. В ее пользу играет тот факт, что на референдуме 2014 г. 2 миллиона жителей Шотландии проголосовали за то, чтобы оставаться в союзе с Великобританией, а в ходе последнего референдума 1,6 млн. жителей Шотландии высказались против Brexit. Этот факт Лондон может вполне использовать, чтобы несколько сдерживать атаки со стороны националистов и противодействовать проведению повторного референдума о независимости Шотландии. 

Также стало известно, что британское правительство (до назначения премьером Мэй) 9 июля еще раз официально отвергло возможность второго референдума по вопросу членства страны в Евросоюзе, несмотря на то, что петицию с требованием повторного плебисцита подписали более 4 миллионов британцев. Тем не менее, уже 12 июля комитет по петициям Британского парламента рекомендовал законодателям провести 5 сентября 2016 г. дебаты о возможности повторного референдума о выходе страны из Евросоюза. По заявлению пресс-секретаря, это не означает, что комитет поддерживает идею повторного референдума, но петиция собрала такое количество голосов, что парламентариям стоит обменяться мнениями по данному вопросу. После этих дебатов британское правительство может принять решение о проведении повторного референдума и пересмотре закона, на основании, которого был проведен референдум 23 июня. 

Такие дебаты явно необходимы. Ведь только теперь в Британии обратили внимание на еще один аспект июньского референдума о Brexit. Видные политики и юристы, среди них член парламента от Консервативной партии сэр Вильям Кэш, а также Питер Кэттерэлл из университета Вестминстера обвинили британское правительство в прямом нарушении закона о проведении референдума по поводу членства в ЕС — European Union Referendum Act, принятого британским парламентом в прошлом году. Положения этого закона предписывают британскому правительству еще задолго до дня голосования разработать и представить общественности два документа — один с описанием того, какие преимущества будет иметь Британия, оставшись в ЕС, и второй — с описанием того, какие преимущества может дать выход из ЕС. Кэмерон вел кампанию исключительно за то, чтобы остаться в ЕС, и не выполнил второе условие. "Правительство говорило лишь о негативных сторонах выхода из ЕС, однако не удосужилось объяснить, как эти угрозы материализуются" — заявляет доктор Кэттерэлл, полагая, что в будущем власти способны совершать куда более существенные отступления от буквы закона. По мнению юриста, уже имеются правовые основания оспорить результаты референдума через суд.

На фоне этой дискуссии 1000 видных британских юристов подписали открытое обращение к премьер-министру с напоминанием, что референдум 23 июня носил лишь рекомендательный характер и окончательно вопрос о Brexit должен решаться не правительством, а британским парламентом. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно