Британия после Джонсона: чего следует ждать Украине

11 июля, 2022, 13:22 Распечатать
Отправить
Отправить

Останется ли Лондон мотором проукраинской политики Запада?

Британия после Джонсона: чего следует ждать Украине
© Getty Images

Борис Джонсон уходит с постов руководителя Консервативной партии и главы британского правительства. Тучи сгущались над премьером давно: его невнимание к экономической повестке, авторитарные замашки, манипуляции, постоянные скандалы вызывали отторжение у все большего числа однопартийцев. Месяц назад первая попытка свалить Джонсона не удалась, но новый удар он парировать не смог.

Наследие Бориса Джонсона

Формальным поводом для атаки оказался очередной скандал. Крис Пинчер, протеже премьера, в пьяном виде устроил драку в баре, что не помешало Джонсону утвердить его назначение на ключевой пост в парламентской фракции. Более того, премьер пытался спустить все на тормозах. Обвинения во лжи и неподобающем для политика столь высокого ранга поведении прозвучали не только от оппонентов. Против премьера выступили и его ближайшие соратники. Во вторник в парламенте потребовали его отставки, а кабинет Джонсона фактически рассыпался: за пару дней его покинули больше полусотни министров и их заместителей. Лишившись какой-либо поддержки, в четверг премьер вынужден был сдаться.

Читайте также: Борис Джонсон может завершить политическую карьеру после отставки с поста премьер-министра Великобритании — The Daily Telegraph

Для большинства британцев (если судить по свежим опросам общественного мнения) и лидеров континентальной Европы уход британского премьера стал долгожданным и радостным событием. Совсем по-другому это событие видится с нашей стороны: для Украины отставка Джонсона — событие неприятное, несущее очевидные риски. Нет, никакой опасности, что Лондон прекратит поддержку Украины, нет. И любой из потенциальных кандидатов на пост премьера, да и весь британский политический класс, однозначно на нашей стороне. Но нет уверенности, что Украина останется центральным вопросом политической повестки Лондона.

Для сомнений есть несколько причин. Прежде всего для Украины была важна роль самого Джонсона, объявившего личный крестовый поход против российского лидера и установившего дружеский доверительный контакт с украинским президентом. Если политика поддержки Украины была и остается общим делом всех главных политических сил Соединенного Королевства, то безусловное лидерство Британии в активных антироссийских действиях (а это и санкции, и значительная военная помощь, и политическое давлении) — заслуга Джонсона.

Офис президента

В последние пару лет он очевидно сосредоточился на внешней политике, пытаясь утвердить Великобританию в качестве самостоятельного центра мировой политики. Особое место в его стратегии заняла Восточная Европа, где после ряда провалов в поиске новых партнеров он рассчитывал найти союзников. Вместе с Польшей, Румынией, Словакией важное место в этих планах отводилось для нашей страны. И одновременно Джонсон, как ни один другой западный лидер, последовательно и настойчиво стремился к искоренению российского влияния в регионе.

Именно поэтому он с самого начала войны был так вовлечен в происходящее. Он едва ли не единственный из западных лидеров бился против самой идеи капитуляции Украины в первые дни, когда перспективы нашего сопротивления среди украинских партнеров оценивались невысоко. Можно предположить, что он сыграл значительную роль в решении Зеленского стоять до конца, и, очевидно, что украинский президент чрезвычайно высоко оценил его участие и личную поддержку. Поддержку, оказанную в те первые шоковые дни, когда было сложнее всего, когда эмоционально украинский лидер был наиболее уязвим.

Поэтому Зеленский совершенно искренне считает Джонсона другом, что обеспечивает качественно совершенно иной уровень доверия к британцу, по сравнению с другими западными политиками. Выражая публичную поддержку британскому премьеру — и месяц назад, когда тот устоял, и сейчас, после поражения — Зеленский в интервью западным СМИ говорил не только о заслугах Джонсона перед Украиной, но и о его важности для себя.

Вера украинского лидера Джонсону означала, что к его оценке международной и военной ситуации, к его советам Зеленский очень сильно прислушивался. Настолько сильно, что мнение Джонсона для украинского президента было фактором стратегического планирования, уравновешивающим соглашательские настроения части окружения последнего. Новый премьер будет представлять одного из важнейших партнеров Украины, но занять такое же место в системе координат Зеленского он не сможет: не тот момент, не те обстоятельства. Значит, с исчезновением важного элемента, влияющего на восприятие Зеленским происходящего, изменится и существующий баланс интересов и целей руководства страны. Это — очевидный риск в ходе войны.

Кто станет новым лидером консерваторов?

Разворачивающаяся кампания выборов лидера Консервативной партии — и, соответственно, будущего премьера — со всей отчетливостью демонстрирует, насколько партия расколота изнутри. После отставки Джонсона не приходится ожидать скорого появления правительства с четкими стратегическими целями во внутренней и внешней политике. В том числе, и в отношении Украины.

Читайте также: В Британии определились, когда будут выбирать нового премьера – FT назвал дату

Сейчас в партии не то что один, отсутствует очевидный фаворит. Пожалуй, можно назвать десяток претендентов, имеющих реальные шансы побороться за приз, а участников этой гонки может оказаться и вдвое больше. В таком «многообразии» нет ничего хорошего. Ни один из потенциальных кандидатов не может похвастаться достаточной для избрания поддержкой. Огромная конкуренция будет вынуждать каждого давать слишком много обещаний в обмен на голоса. Часть этих обещаний будет заведомо невыполнимой, что взрастит новую оппозицию и ослабит будущего премьера. Другую придется выполнять, из-за чего новый лидер окажется в заведомо слабой позиции: постоянные компромиссы не позволят проводить последовательную самостоятельную политику.

Перспективы подобной напряженности видны уже сейчас. Для одного из фаворитов, бывшего министра финансов Риши Сунака, ключевым союзником является лидер партийной фракции Марк Спенсер. Без поддержки последнего у Сунака нет ни малейших шансов на победу. Несмотря на их союз, они придерживаются противоположных мнений по налоговой политике, что будет миной замедленного действия под их коалицией.

Министр иностранных дел Лиз Трасс, последовательный евроскептик, для победы надеется заручиться поддержкой сторонников министра обороны Бена Уоллеса, а ведь эта группа среди консерваторов выступает за теснейшее сотрудничество с ЕС и даже допускает возможность возвращения страны в состав объединения. Кстати, сам Уоллес пока отказался от участия в выборах. Это очень похоже на действия Джонсона в 2016 году, когда он «пропустил вперед» Терезу Мэй, а сам возглавил оппонентов нового премьера и всячески мешал эффективной работе правительства, чтобы подготовить почву для своего восхождения на политический Олимп.

Поэтому не ясно, вокруг каких стратегических целей можно объединить большинство консерваторов. Джонсона, бывшего в партии лидером евроскептиков, на вершину власти вынесла убежденность большинства тори в необходимости завершить процесс выхода из Евросоюза: в нем видели того, кто точно не попытается пойти на попятную. Когда дело было сделано, он сразу стал терять поддержку в партии.

Сейчас подобной платформы для внутрипартийного консенсуса нет, значит любой баланс разнонаправленных интересов, на основе которого будет создана коалиция нового премьера, будет хрупким и вряд ли долгим. В этом году консерваторы проиграли местные выборы во многом потому, что не смогли выработать единую политику по острейшим проблемам страны: налоги, реформа здравоохранения, политика энергосбережения, дотации депрессивным регионам, сепаратизм в Шотландии и сохранение мира в Северной Ирландии. Раздробленная партия вынуждена будет прежде всего сконцентрироваться на этих вопросах, если не хочет провалиться на выборах через два с половиной года.

В этой ситуации внешняя политика не сможет оставаться в центре внимания премьера, как это было у Джонсона. У нового британского кабинета просто не останется для этого ресурсов. В том числе для активной политики на украинском направлении. Несомненно, Лондон останется последовательным сторонником политики санкций и всесторонней поддержки Киева. Не станут консерваторы и сторонниками политики умиротворения, все еще популярной на континенте. Только вот Лондон перестанет вести за собой других, перестанет давить на сомневающихся и подталкивать медлительных. Перестанет быть мотором проукраинской политики Запада.

Related video

Больше статей Виктора Константинова читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК