Австрийская переигровка

16 июля, 2016, 00:00 Распечатать

Весной в Австрии состоялись президентские выборы, выявившие cущественную поляризованность австрийского общества. Во второй тур вышли два кандидата — Александр ван дер Беллен, представляющий Партию зеленых, и получивший поддержку умеренных избирателей член крайней правой Партии свободы Норберт Хофер. Тем не менее Хофер с большим отрывом выиграл первый тур выборов, во втором же проиграл своему оппоненту с разницей всего лишь около тридцати тысяч голосов.  

Норберт Хофер

Весной в Австрии состоялись президентские выборы, выявившие cущественную поляризованность австрийского общества. 

Во второй тур вышли два кандидата — Александр ван дер Беллен, представляющий Партию зеленых, и получивший поддержку умеренных избирателей член крайней правой Партии свободы Норберт Хофер. Тем не менее Хофер с большим отрывом выиграл первый тур выборов, во втором же проиграл своему оппоненту с разницей всего лишь около тридцати тысяч голосов. Причем исход решили голоса, присланные по почте: по австрийским законам, участвовать в выборах имеют право и австрийцы, проживающие за рубежом. Естественно, что проживающие, в основном, в других странах ЕС австрийцы не поддержали евроскептика Хофера. Однако по решению Конституционного суда Австрии от 1 июля подсчет присланных по почте голосов был признан ошибочным. Таким образом, были назначены перевыборы президента, которые должны состояться в октябре.

Угроза справа

Взгляды Хофера пугают многих австрийцев. Во-первых, это жесткая антииммиграционная риторика. Сама по себе она вполне привычна для европейских правых партий, учитывая масштабы, которые приобрел миграционный кризис последних лет. Но, кроме того, Хофер говорит об австрийском народе с позиций этнического национализма и носит символ, связанный с имперскими идеями пангерманизма. Символ, который, в свою очередь, активно используется австрийскими неонацистами.

В соседней Германии подобные идеи разделяют разве что маргиналы, вроде сторонников Национал-демократической партии. Но при этом, пытаясь получить поддержку максимально широких слоев общества, они не идут дальше — все, что связано с нацистским прошлым, для большинства немцев все еще является табу. Представить, чтобы половина немцев проголосовала за такого кандидата, как Хофер, невозможно.

Тем более понятными становятся опасения части австрийского электората — ведь Хофер заранее заявил: хотя у президента в Австрии полномочия в основном церемониальные, он готов использовать право на роспуск парламента. Право, которое закреплено за президентом в теории — примерно как многочисленные полномочия английской королевы, которые, однако, на практике использовать просто не принято.

Попытка таким образом инициировать досрочные выборы (они должны состояться в октябре 2018 года) привела бы к усилению Партии свободы, возглавляемой Хофером: согласно опросам, она могла бы набрать около 34% голосов, в сравнении с 20,5% на выборах-2013. Маловероятно, что даже при таком раскладе правые смогли бы сформировать правительство. Но это, безусловно, усилило бы позиции националистов, а кроме того, усложнило бы ситуацию для крупнейших партий страны.

Ныне большинство в австрийском парламенте имеет "широкая коалиция", состоящая из традиционно популярных в стране Социал-демократической и правоцентристской Австрийской народной партий. Однако, судя по результатам опросов, не исключено, что если бы парламентские выборы состоялись в этом году, этим силам пришлось бы искать третьего коалиционного партнера. Не факт, что, скажем, Партия зеленых согласилась бы присоединиться к правительству в не самой простой ситуации, — учитывая, что, вполне возможно, продолжающийся миграционный кризис будет и дальше снижать рейтинги правящих партий в европейских странах. Коалиционные переговоры в любом случае длились бы достаточно долго, что, опять-таки, привело бы к усилению позиций правых.

История и современность

В чем причина такой разницы? Один из возможных ответов напрямую связан с историей страны. Австрию назвали "первой жертвой" нацистов — несмотря на то, что в стране, где население тогда составляло около 7 млн человек, на момент окончания войны было около полумиллиона членов нацистской партии и более миллиона австрийцев воевали на стороне Германии. Послевоенная денацификация в Австрии была, таким образом, значительно менее интенсивной, чем в Германии. Существовали опасения, что в Австрии может развернуться сценарий, схожий с блокадой Берлина Советским Союзом; так что американцы не желали ни настраивать против себя австрийцев, ни отказываться от ветеранов вермахта, которых свободно нанимала на службу австрийская жандармерия.

В дальнейшем вопрос денацификации не поднимали уже австрийские партии: по мнению историка Тони Джудта, это было связано с тем, что Народная партия не хотела напоминать о своем корпоративистском режиме 1934–1938 гг, а социал-демократы — о своих призывах к аншлюсу еще до 1933 года. Кроме того, поскольку массированной идеологической денацификации не происходило, партии были заинтересованы в поддержке правых избирателей.

Большинство членов нацистской партии были амнистированы уже в 1948 г. — и через семь лет бывший офицер СС Антон Райнхальтер, сторонник пангерманистских идей, основал Партию свободы. В 70-е, после того как от партии откололись экстремисты, она перешла к либеральной идеологии. Однако праворадикалы вернулись к рулю партии в 1985 г. — в лице харизматичного лидера Йорга Хайдера. Именно он сформировал нынешнее лицо партии Партии свободы — при нем она стала уделять значительное внимание вопросам миграции и критике европейских наднациональных структур. В 1999 г. партия впервые победила на выборах и даже вошла в правящую коалицию, что вызвало немалое волнение среди европейских политиков и привело к введению санкций против Австрии по решению других стран — членов ЕС: крайне правые политики у власти рассматривались как угроза миру и порядку в единой Европе.

Однако в сравнении с идеями Хофера тогдашняя Партия свободы, по-видимому, была довольно умеренной. В интервью одному из правых австрийских журналов Хофер заявил, что Хайдер "отказывался от корней", не апеллируя к идеологии пангерманизма. Более того, нынешний президентский кандидат от австрийских правых заявил, что считает австрийцев нацией, но "не станет осуждать тех, кто думает иначе", — то есть как раз пангерманистов, убежденных, что никаких австрийцев не существует, и их искусственно откололи от единого немецкого народа. И так далее. 

"Зеленый" профессор

Ван дер Беллен кажется полной противоположностью молодому и резкому в суждениях Хоферу. 72-летний профессор на пенсии, ранее преподававший экономику в Венском университете, до 1992 г. был членом Социал-демократической партии, а затем перешел в стан "зеленых". Даже его личная история кажется едва ли не насмешкой над этническим национализмом и антииммиграционными настроениями Хофера. Мать ван дер Беллена была эстонкой, а отец — смешанных эстонско-голландско-немецких кровей, и в Австрию они попали как беженцы после оккупации Эстонии советскими войсками в 1940 г.

Сам кандидат, хотя и стал в свое время сначала главным спикером своей партии, а затем и ее лидером, воспринимался в австрийской политике как технократ, говорящий преимущественно о практических аспектах политики. И вновь — противоположность склонному к популизму Хоферу, харизматичность которого, по опросам, оказалась среди трех основных причин, по которым австрийцы готовы поддержать лидера правых.

Ван дер Беллен
Ван дер Беллен

Тот факт, что ван дер Беллен вообще вышел во второй тур, напрямую связан с падением поддержки двух крупнейших партий в стране. На этом фоне кандидат от "зеленых", в своей программе акцентирующий на фундаментальных либеральных ценностях и на том, что ради разумной политики нужно оставить межпартийные дрязги, в сочетании с умеренной критикой власти, смотрелся крайне выгодно. В детальной программе кандидата находится место энергетике, образованию, созданию рабочих мест для молодежи. На официальном же сайте кампании Хофера есть лишь некоторые лозунги — и многочисленные видео, в которых он разъясняет отношение к тем или иным вопросам. Это многое говорит о разнице между политиками.

В отношении внешней политики ван дер Беллен планирует продолжить тесные, но прагматичные отношения с Москвой, характерные для нынешней Австрии. Хофер же, заявивший, что вопрос Крыма нужно решать на основе права народов на самоопределение, также заявляет о необходимости отказа от санкций против России. Напомним также, что представители его партии присутствовали в качестве наблюдателей на референдуме-2014 в Крыму.

Но важнейшее различие во внешней политике между ними в другом: если Хофер принадлежит к евроскептикам, чей голос в последнее время в Европе стал звучать все сильнее, то ван дер Беллен — один из немногих популярных в своих странах политиков, поддерживающий идею единой европейской федерации. Противостояние кандидатов, представляющих такие противоположные взгляды на будущее Европы, в 2016 г. видится символичным. 

Прогнозы и настроения

Судя по опросу Gallup, проведенному в конце июня — когда решение суда еще не было вынесено, но предполагалось, что перевыборы возможны, — в октябре голоса австрийцев вновь разделятся примерно пополам. Опрос дает преимущество в 0,6% ван дер Беллену, но это ничего не значит — такая разница находится в пределах статистической ошибки. Стоит напомнить о многочисленных опросах в Великобритании перед голосованием относительно Brexit: большинство социологических контор предсказывало победу кампании Remain.

Brexit напрямую повлиял на австрийские выборы. Хофер, ранее декларировавший крайний евроскептицизм, заявил, что не будет инициировать выход страны из ЕС. Это понятный шаг, учитывая трудную ситуацию, в которой оказалась после референдума Великобритания, и ее неясные перспективы. Таким образом, вопреки многим прогнозам, Brexit уже в нескольких странах привел к неожиданному падению рейтингов евроскептичных политиков.

И напоследок одна важная цифра: 48% избирателей ван дер Беллена главным мотивом поддержки этого кандидата назвали желание остановить Хофера. Умеренные избиратели поддерживают кандидата, противостоящего радикалу — распространенный, знакомый даже украинцам по выборам-1999 сценарий. Только в случае Австрии заранее предсказать результат крайне сложно. И не исключено, что вслед за референдумом в Великобритании Евросоюзу придется столкнуться с еще одной трудностью — праворадикальным президентом в одной из стран-членов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно