Анкара показала когти

20 июня, 2020, 13:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Почему Турция начала военную операцию против курдов на севере Ирака

Анкара показала когти

После проведения серии авиаударов Турция начала новую военную операцию "Коготь тигра" против курдских повстанцев на севере Ирака. Операцию войск спецназовцев поддерживали военные самолеты, штурмовые вертолеты и артиллерия, а также боевые беспилотники.

Курды всегда были головной болью Анкары. Там не только не признают прав курдов на создание независимого Курдистана, но и отрицают получение национальной автономии и более широких политических прав для курдов внутри Турецкой Республики.

Похоже, президент Реджеп Эрдоган почувствовал себя этаким ближневосточным "султаном", и военные операции в Ираке, Сирии и Ливии очерчивают круг его геополитических интересов, странным образом совпадающих с бывшими границами Османской империи. У турецкого президента проблемы не только с курдскими боевыми формированиями. Он конфликтует с Грецией за прибрежный шельф, создает проблемы со своими европейскими коллегами по НАТО - Германией, Францией, Италией и вместе с тем ведет квазивойну с Россией.

Почему именно сейчас турецкое руководство решило начать операцию против курдов? В последние недели были сообщения о попытках нападения на силовиков в некоторых пунктах Восточной и Юго-Восточной Анатолии. Но в Анкаре не хотят понимать, что никакими "когтями" курдскую проблему не решить. А территории, населенные курдским народом, становятся детонатором не только этнических, но и межгосударственных разногласий на Ближнем Востоке.

Реджеп Эрдоган, стараясь быстро решить то, что не удалось решить в течение десятилетий его предшественникам, сумел перевести региональную проблему в разряд глобального вопроса.

Анкара долго наращивала силовые мышцы, а теперь начала ими играть. И эта операция против радикалов из Рабочей партии Курдистана (РПК) на территории Ирака может оказаться намного масштабнее, чем все предыдущие аналогичные военные действия. Нужно обратить внимание на тот факт, что на этот раз не выступила против даже власть автономного курдского района на севере Ирака.

Представители регионального правительства Иракского Курдистана в Эрбиле, управляемого членами Демократической партии Курдистана (ДПК), заняли выжидательную позицию. ДПК основал Мустафа Барзани. Сейчас же его внук Нечирван Барзани является президентом Курдского автономного района, а сын Мустафы Барзани - Масуд Барзани - премьер-министром.

Это молчание можно объяснить уровнем отношений между Иракским Курдистаном и Турцией. Хотя отношения Эрбиля и Анкары немного ослабели после никем не признанного референдума о независимости Иракского Курдистана от Ирака, но сейчас снова стали очень крепкими.

Масуд Барзани постоянно говорил представителям РПК: "Не воюйте и не используйте нашу землю, если вы воюете. У нас уже есть небольшой автономный статус. Не вредите ему". Он сторонник постепенной "курдинизации" курдских территорий и не желает видеть лагеря РПК в Иракском Курдистане.

При этом иракские курды не хотят конфликтов. Барзани хочет избежать открытой войны с представителями РПК. В частности и потому, что курдское сообщество не воспримет такого развития событий. Тем более что несколько лет назад уже была гражданская война между Курдской демократической партией и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК), и у иракских курдов нет желания повторить все это снова.

Но от турецкого вторжения в Иракский Курдистан есть опасность иного рода. Ослабляя этим стойкость Ирака, Анкара провоцирует попытку возрождения на иракской территории террористического Исламского государства. Что может стать побочным эффектом войны Турции с курдами.

В Анкаре курдов, которые на сегодняшний день составляют около 20% населения Турции, считают источником угрозы. Турецкая власть из поколения в поколение жестоко относилась к курдам и старалась уничтожить их идентичность, культуру и историю.

Еще в 1920–1930 годы курды множество раз бунтовали, но эти бунты подавляли огнем и железом. Десятки тысяч курдов депортировали в районы, далекие от их городов и сел, во время воплощения политики демографических изменений. Названия курдских сел, поселков и городов изменили, а курдские названия и костюмы запретили. Кроме того, было запрещено использовать курдский язык и отрицалось существование курдской этнической идентичности.

В 1978 году Абдулла Оджалан основал Рабочую партию Курдистана, которая выступала за создание независимого государства на курдских территориях в Турции. Через шесть лет после ее учреждения РПК начала вооруженный конфликт с турецкой властью. С того времени погибло свыше 40 тысяч людей, уничтожено более трех тысяч сел, а их жителей переселили в западную Турцию. В 1990-х годах РПК отступила от призывов к независимости Турецкого Курдистана и требовала культурных и политических прав и некоторого рода самоуправления.

Исторически сложилось так, что на сегодняшний день курды - одна из крупнейших национальных групп в мире, не имеющих своего государства. Как минимум они заслуживают самоуправления. Но в Турции так не считают. Поэтому Анкара будет делать и в дальнейшем все возможное, чтобы не допустить провозглашения независимого Курдского государства на территории Иракского Курдистана. Поскольку в Анкаре уверены, что к этому государству курдов захотят присоединиться курдские регионы Турции, Сирии и Ирана.

Часто к силовым действиям курдов подталкивает отчаяние и то, что их не хотят услышать. И они снова и снова делают одни и те же ошибки, ожидая при этом разных результатов. Они очень надеялись, что падение в Ираке диктатуры Саддама Хусейна расчистит им путь к провозглашению независимого государства на землях Иракского Курдистана.

Шансы на это значительно возросли во время гражданской войны в Сирии, когда де-факто курдские регионы получили там автономию, но Турция считает такое развитие событий ножом в спину. Чтобы этого не допустить, Анкара проводит военные операции в северных районах Сирии, ловко пользуясь тем, что курдский вопрос сейчас не стоит в перечне главных приоритетов влиятельных стран Запада.

Но курды, что бы там они ни заявляли публично, не намерены отступать от своей главной цели - провозглашения Курдского государства. Сменяются политические силы и политические реалии, и курды надеются, что сильные государства мира могут изменить свою геополитическую мотивацию и подходы к курдскому вопросу.

Сложность и вместе с тем шанс для курдов заключается в том, что они не все находятся в одном государстве. Их распыленность по Ираку, Турции, Сирии и Ирану не позволяет Анкаре полностью взять под свой контроль все курдские территории.

Курды умеют ждать. Поэтому время, терпение и взвешенность являются их лучшими союзниками. Неформально Иракский Курдистан уже больше десятилетия - независимое государство и играет роль этакого иракского стабилизатора. Тогда как остальной Ирак, шииты и сунниты, все не могут договориться между собой, эта часть Курдистана остается мирной и цветущей.

История не была к курдам доброй. Поэтому они и стараются воспользоваться малейшими возможностями, чтобы не допустить окончательного исчезновения с лица земли курдского народа. После распада Османской империи мировые страны пообещали курдам провозглашение их государственности. Этого не случилось. Но позже эта геополитическая ошибка будет исправлена.

Больше материалов Виктора Каспрука читайте здесь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК