Защита прав работников или притеснение бизнеса?

22 марта, 18:08 Распечатать Выпуск №11, 23 марта-29 марта

Новая законодательная инициатива Минсоцполитики.   

© asn.in.ua

В начале февраля Министерство социальной политики Украины опубликовало на сайте проект закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по усилению защиты прав работников и противодействию применению незадекларированного труда". 

Срок публичного обсуждения законопроекта истек 6 марта, и сейчас он набрал шесть голосов в поддержку и 215 — против, что является своеобразным рекордом активности для этапа первичного обсуждения. Волна возмущенных комментариев прокатилась также в СМИ. Попробуем разобраться, почему законопроект вызвал столь негативную реакцию.

Законопроектсодержит такие ключевые новшества:

— унификация применения термина "работодатель";

— юридическое определение трудовых отношений и признаков их наличия, а также обязательность оформления трудового договора в случае установления факта наличия трудовых отношений;

— конкретизация случаев заключения срочного трудового договора;

— урегулирование процедуры правопреемственности в трудовых отношениях;

— усиление ответственности за нарушение трудового законодательства, в частности, штраф за маскировку трудовых отношений договорами гражданского законодательства;

— запрет заключать гражданские договоры о работе с тяжелыми, вредными условиями труда или там, где требуется профессиональный отбор, с физическими лицами (только с субъектами предпринимательской деятельности).

Самые важные изменения заложены в новой статье 212 "Признаки наличия трудовых отношений", определяющей факт выполнения работы в пределах трудовых отношений независимо от названия и вида договорных отношений между сторонами, если есть три и больше признаков их наличия:

— периодически (два и больше раз) лицу предоставляется вознаграждение в денежной или натуральной форме за работу, выполняемую в интересах другого лица;

— личное выполнение лицом работы по конкретной квалификации, профессии, должности по доверенности и под контролем лица, в интересах которого выполняются работы, или уполномоченного им лица;

— вознаграждение за выполняемую работу является единственным источником дохода лица или составляет 75 и более процентов его дохода на протяжении шести календарных месяцев;

— работа выполняется на определенном лицом, в интересах которого выполняются работы, или уполномоченным им лицом рабочем месте с соблюдением правил внутреннего трудового распорядка;

— лицо выполняет работу, подобную той, которая выполняется штатными работниками работодателя;

— организация условий труда, в частности, предоставление средств производства (оборудования, инструментов, материалов, сырья, рабочего места), обеспечивается лицом, в интересах которого выполняются работы, или уполномоченным им лицом;

— продолжительность рабочего времени и времени отдыха устанавливается лицом, в интересах которого выполняются работы, или уполномоченным им лицом.

Факт наличия трудовых отношений устанавливается государственным инспектором труда по результатам осуществления мер госконтроля или в судебном порядке; в последнем случае обязанность доказывать отсутствие трудовых отношений возлагается на ответчика. В случае установления факта наличия трудовых отношений работник и работодатель обязаны заключить трудовой договор. Как отмечается в пояснительной записке к законопроекту, это преследует цель установить принцип презумпции наличия трудовых отношений.

Именно статья 212 вызвала наибольший резонанс. Аналитики, эксперты, представители бизнес-сообщества, недавние сотрудники высшего госаппарата и даже некоторые действующие члены правительства почти единодушно заявили, что этот законопроект вместо декларирования трудовых отношений загонит бизнес еще дальше в "тень", уничтожит целые отрасли (в частности ІТ), создаст дополнительный источник для коррупции и произвола чиновников Гоструда. Одни вспомнили, что Кодекс законов о труде Украины был принят еще в советское время, поэтому и новый законопроект тоже является социалистическим или даже коммунистическим. Другие успокаивали, что законопроект быстро не примут, а если и примут, всегда можно придумать, как его обойти. Только в единичных публикациях отмечается, что законопроект направлен на имплементацию международных стандартов труда.

В действительности эта дискуссия очень хорошо отражает общую ситуацию в нашей стране с правовой осведомленностью и соблюдением законодательства. У нас почему-то считают, что законы выполнять невыгодно, они только усложняют жизнь; что бизнес живет по "своим" правилам и никому ничего не должен; что трудовое законодательство — пережиток советской эпохи, оно может работать разве что в бюджетной сфере, а в частном секторе "хозяин — барин". Создается впечатление, что мы стараемся построить государство без законов и без налогов, как будто это возможно. Нежелание знать и выполнять законы оборачивается нашим всеобщим бесправием, поскольку именно законы регулируют интересы различных сторон и устанавливают баланс между правами и обязанностями. Можно сколько угодно критиковать существующее законодательство, но его несовершенство не является основанием для его игнорирования.

Действительно, Кодекс законов о труде Украины ведет свою историю с 1971 г., но это вовсе не означает, что он существует в том же виде, сейчас это содержательно совершенно другой документ. Тот факт, что новый Трудовой кодекс еще с начала 2000-х застрял на этапе проектирования, только лишний раз подтверждает отсутствие понимания важности регулирования трудовых отношений.

Исторически трудовое законодательство возникло для защиты прав наемных работников, эта функция и сейчас остается главной. Сегодняшние наемные работники тоже нуждаются в защите, потому что в отношениях "работник — работодатель" сторона работодателя обычно имеет преимущество. Изменения в организации труда, отход от традиционной модели, когда работник выполняет оплачиваемую работу в рамках трудовых отношений с одним конкретным работодателем, имея фиксированное рабочее место и полное рабочее время, требуют адекватного приспособления трудового законодательства, но никак не его ослабления или отмены.

Не так давно среди топовых тем Международной организации труда появился раздел "нестандартные формы занятости" с четырьмя подразделами:

1) временная занятость;

2) работа часть времени или работа по вызову;

3) трудовые отношения с несколькими сторонами;

4) замаскированная занятость/зависимая самозанятость.

Последняя категория является самой сложной в определении, поскольку выделение наемного труда и самозанятости требует детального выяснения круга прав и обязанностей, существующих рисков, связей и других обстоятельств. Маскировка трудовых отношений под самозанятость преследует цель уменьшить затраты на рабочую силу за счет снижения защиты, в частности, минимизации обязательств по гарантиям минимальной заработной платы, социального страхования, оплачиваемых отпусков, регламентации рабочего времени, не говоря уж о возможности участия в коллективных переговорах или ассоциациях. МОТ отмечает, что распространенность этого явления в большей мере зависит от наличия "серых зон" неопределенности в законодательстве.

В 2006 г. на 95-й Международной конференции труда была принята Рекомендация №198 "О трудовых отношениях", которая призывает страны принимать меры для наработки критериев выделения трудовых отношений и размежевания между наемными работниками и самозанятыми, бороться с маскировкой трудовых отношений и, в частности, ввести правовую презумпцию существования трудовых отношений, если выявлен как минимум один или больше признаков. Рекомендация также приводит перечень возможных признаков-критериев существования трудовых отношений, касающихся характеристик работы и вознаграждения за ее выполнение. Этот перечень почти дословно воспроизводится в статье 212 законопроекта, подготовленного Минсоцполитики.

То есть законопроект "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по усилению защиты прав работников и противодействию применению незадекларированного труда" полностью отвечает международным обязательствам Украины, которая хоть и с большим опозданием, но пытается адаптировать свое трудовое законодательство к существующим трудовым практикам.

Однозначно негативное восприятие законопроекта со стороны бизнес-сообщества частично может быть связано с тем, что наши правительственные чиновники привычно не позаботились о проведении предварительных консультаций со всеми сторонами социального диалога. Можно было бы также наивно предположить, что наш бизнес не очень осведомлен о том, как регулируются трудовые, гражданские и другие отношения в европейских и других, не только высокоразвитых странах. Но главная причина, очевидно, в том, что в нашем бизнесе больше схем, чем предпринимательства, и это самое печальное.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Юрий Водолазский Юрий Водолазский 23 березня, 11:53 Последняя фраза меня просто убила: "Но главная причина, очевидно, в том, что в нашем бизнесе больше схем, чем предпринимательства, и это самое печальное." Автору это абсолютно очевидно. Этим самым она подтверждает приверженность совковой ментальности, что мол все бизнесмены хапуги, барыги и мошенники, которые только и думают, как бы обмануть государство и своих работников. Такая идеология логически предусматривает, что бизнес надо принуждать, давить, обкладывать множеством запретов, сложных правил, процедур, отчетов, тотального контроля, т.е. еще больше зарегулировать бизнес. Я бы предложил этому уважаемому научному сотруднику отказаться от государственной заплаты, и попробовать самой, на свой страх и риск зарабатывать деньги, т.е. побыть в шкуре предпринимателя, а уже после этого делать выводы о схемах и предпринимательстве. Очень необъективная и однобокая статья. согласен 4 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно