Закон-зомби

1 апреля, 2016, 22:00 Распечатать Выпуск №12, 1 апреля-8 апреля

Официальные лица Москвы, Берлина и Вашингтона считают амнистирование сепаратистов и боевиков одним из ключевых условий выполнения Минских соглашений, давно уже забуксовавших. Тем временем не все помнят, что закон, так назойливо навязываемый Киеву, украинский парламент принял еще полтора года назад. Принял с огромным количеством правовых и процедурных нарушений. Президент его не подписал. Но закон и до сих пор, по неизвестным причинам, не отменен.  

 

В последнее время Кремль, а также западные политики и дипломаты все настойчивее побуждают украинскую власть амнистировать лиц, препятствовавших (и препятствующих) восстановлению конституционного порядка на территории Донецкой и Луганской областей. 

Официальные лица Москвы, Берлина и Вашингтона считают амнистирование сепаратистов и боевиков одним из ключевых условий выполнения Минских соглашений, давно уже забуксовавших. Тем временем не все помнят, что закон, так назойливо навязываемый Киеву, украинский парламент принял еще полтора года назад. Принял с огромным количеством правовых и процедурных нарушений. Президент его не подписал. Но закон и до сих пор, по неизвестным причинам, не отменен.

Проект Закона "О недопущении преследования и наказания лиц — участников событий на территории Донецкой и Луганской областей" (регистр. №5082) президент подал в Верховную Раду
16 сентября 2014 года, определив его как неотложный для внеочередного рассмотрения. Цель принятия Закона, как отмечалось в объяснительной записке, — нормализовать ситуацию в Донецкой и Луганской областях для недопущения новых человеческих жертв, для восстановления полноценной жизнедеятельности на этих территориях. 

В законопроекте предлагалось: "…освободить от уголовной ответственности в порядке и на условиях, определенных этим Законом, лиц, совершивших в период с 22 февраля 2014 года по день вступления в силу этого Закона включительно на территории Донецкой, Луганской областей, где проводилась антитеррористическая операция, деяния, содержащие признаки преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Украины, и которые во время совершения указанных деяний:

1) были участниками вооруженных формирований или лицами, задействованными в деятельности таких формирований, и/или

2) участвовали в деятельности самопровозглашенных органов в Донецкой, Луганской областях или противодействовали проведению антитеррористической операции".

По мнению разработчиков этого законопроекта, а также субъекта права законодательной инициативы, его "принятие будет способствовать мирному урегулированию ситуации в Донецкой и Луганской областях".

Вопрос о рассмотрении указанного проекта закона был включен в повестку дня пленарного заседания от 16 сентября 2014 г. В этот же день убежденные аргументами президента парламентарии на закрытом заседании приняли закон, потратив на всю процедуру его обсуждения и принятия 1 мин. 45 сек. своего "драгоценного" времени.

Что же заставило народных депутатов Украины так быстро и тайно принять такое ответственное решение (получить стенограмму процедуры обсуждения указанного законопроекта нам не удалось ввиду ее отсутствия!)?

В поисках ответа на этот и ряд других вопросов мы тщательно проанализировали содержание этого закона, а также процедуру его прохождения в парламенте и сделали следующие выводы.

Текст закона содержит ряд концептуальных и содержательных недостатков, он отягощен грубыми нарушениями устойчивой юридической техники.

1. В ст. 44 Уголовного кодекса Украины 2001 г. (далее — УК, УК Украины) предусмотрены правовые основания и порядок освобождения от уголовной ответственности, и четко указано, что лицо, совершившее преступление, освобождается от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных этим кодексом. Однако в инициированном президентом Украины законе эти законодательные предписания откровенно проигнорированы, что в случае обретения им действия неизбежно приведет к разрушению устойчивой национальной системы уголовно-правовых институтов. Предлагаемое в законе недопущение преследования и наказания лиц — участников событий на территории Донецкой и Луганской областей выходит за пределы правового регулирования, установленные действующим УК Украины, потому что из-за присущей ему правовой природы не может считаться ни одним из видов освобождения от уголовной ответственности, ни разновидностью освобождения от наказания.

Законодатель необоснованно предоставляет этому "творению" приоритетную среди других нормативно-правовых актов юридическую силу, безапелляционно и недвусмысленно заметив в ст. 8: "Положения Закона Украины "О применении амнистии в Украине", Уголовного кодекса Украины, Уголовного процессуального кодекса Украины, Кодекса Украины об административных правонарушениях применяются в части, не противоречащей этому Закону".

На наш взгляд, применение законодателем таких подходов не просто вредно, но и отчасти опасно для украинского общества. Поскольку это будет означать создание прецедента, при котором будет разрушаться устойчивая иерархия нормативно-правовых актов (Конституция — кодекс — закон — подзаконный нормативно-правовой акт), а также предпосылок для появления нового коррупциегенного фактора с возможностью "ручного" влияния на государственную политику в сфере противодействия преступности. Кроме того, это, вполне вероятно, может привести к нарушению стабильности законодательства об уголовной ответственности (хотя само недопущение внесения в него произвольных изменений должно быть одной из гарантий прав участников уголовно-правовых отношений) и подрывает и без того низкий уровень доверия к национальному уголовному законодательству из-за крайне невысокого качества предложенных новелл. Все указанное в совокупности будет создавать существенные проблемы при применении законодательства в этой сфере регулирования общественного отношения.

2. Законодатель фактически ставит применение положений об освобождении от уголовной ответственности отдельных лиц в прямую зависимость от выполнения другими лицами предусмотренных законом требований.

Указанное выше противоречит фундаментальному принципу индивидуального (личного) характера ответственности, базирующемуся на конституционном положении, согласно которому юридическая ответственность лица имеет индивидуальный характер (ст. 61 Конституции Украины).

С другой стороны, как справедливо утверждают отдельные отечественные юристы, Закон Украины "Об амнистии в 2014 году" устанавливает, что Верховная Рада Украины имеет право принять закон об амнистии как относительно определенной категории лиц, так и относительно конкретно определенного лица (индивидуальная амнистия). На случай индивидуальной амнистии не распространяется ряд ограничений, присущих "традиционной" амнистии в части определения лиц, к которым не может применяться амнистия, что может быть предусмотрено законом об амнистии, и т.п. Применение нововведения — индивидуальной амнистии, по мнению ученых, фактически дает возможность освободить любое лицо без ограничений, потому что процедура ее применения не определена.

3. Согласно ст. 9 Конституции Украины, действующие международные договоры, согласие на обязательность которых дала Верховная Рада Украины, являются частью национального законодательства Украины. Соответствующие положения Основного Закона нашли свое отображение также в ч. 5 ст. 3 УК Украины: "Законы Украины должны отвечать положениям, содержащимся в действующих международных договорах, согласие на обязательность которых дала Верховная Рада Украины". То есть любые изменения или дополнения к национальному законодательству (в том числе непосредственно касающиеся вопросов привлечения к уголовной ответственности или освобождения от нее) в обязательном порядке должны корреспондировать с положениями соответствующих международных конвенций, соглашений, протоколов и т.п.

Несмотря на это, а также вопреки ч. 1 ст. 3 УК Украины, где отдельно подчеркивается, что нормы законодательства об уголовной ответственности должны основываться на общепризнанных принципах и нормах международного права, в принятом Законе Украины "О недопущении преследования и наказания лиц — участников событий на территории Донецкой и Луганской областей" фактически проигнорированы взятые нашим государством на себя международно-правовые обязательства.

В частности, п. 2 ст. 5 этого закона предусматривает нераспространение его действия на лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении деяний, содержащих признаки преступлений, предусмотренных ст. 442 (геноцид), ст. 443 (посягательство на жизнь представителя иностранного государства), ст. 444 (преступления против лиц и учреждений, находящихся под международной защитой) УК Украины, или осужденных за совершение преступлений, предусмотренных этими статьями. При этом возникает справедливый вопрос: в связи с чем президент и народные депутаты считают возможным освобождать от уголовной ответственности за другие тяжкие и особо тяжкие преступления против мира, безопасности человечества и международного правопорядка, среди которых пропаганда войны (ст. 436), изготовление, распространение коммунистической, нацистской символики и пропаганда коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов (ст. 436-1), планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивной войны (ст. 437), нарушение законов и обычаев войны (ст. 438), применение оружия массового уничтожения (ст. 439), разработка, производство, приобретение, хранение, сбыт, транспортировка оружия массового уничтожения (ст. 440), экоцид (ст. 441), незаконное использование символики Красного Креста, Красного Полумесяца, Красного Кристалла (ст. 445), пиратство (ст. 446), наемничество (ст. 447)?

Отсутствием этих преступлений в перечне тех, за которые ответственность сохраняется, Украина нарушает взятые на себя международные обязательства и отказывается в одностороннем порядке от применения положений УК Украины и международных актов к лицам, их совершившим. При этом остается непонятной логика разработчиков этого закона, потому что они без каких-либо аргументов, применяя лишь выборочный (субъективный) подход, в одних случаях предлагают освободить от уголовной ответственности лиц, совершивших особо тяжкие преступления международного характера, за которые предполагается самое суровое наказание — пожизненное лишение свободы, а в других искусственно ограничивают распространение этого закона в случае совершения преступлений с меньшим характером и степенью общественной опасности.

4. Исчерпывающий перечень исключений, предусмотренных ст. 5 этого закона и распространяемых на лиц, совершивших отдельные (самые тяжелые, по мнению разработчиков) преступления, вызывает возражение не только с позиции международного права, но и с позиции законодательства Украины об уголовной ответственности. Ведь законодатель упустил немало ситуаций уголовно-правового характера, ставших в последнее время распространенными на территории Донецкой и Луганской областей во время проведения АТО, и поэтому требуют адекватного и быстрейшего реагирования со стороны государства. 

Речь идет, прежде всего, о системном характере таких преступных деяний, как истязание, бандитизм, создание преступной организации, разнообразные формы содействия террористическим актам, создание, руководство или участие в не предусмотренных законом военизированных или вооруженных формированиях (в т.ч., если это привело к гибели людей или другим тяжким последствиям) и т.п. К сожалению, закон в такой редакции фактически делает невозможным привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших указанные общественно опасные деяния, что создает для реальных преступников с устойчивыми антисоциальными установками идеальный плацдарм безнаказанности. 

5. Еще одним важным недостатком этого закона является то, что границы его действия в пространстве ограничиваются территорией проведения АТО. При этом закон не содержит надлежащих разъяснений относительно этого, а также отсылочных норм к другим нормативно-правовым актам, которые конкретно устанавливали бы, где именно проходит линия (граница) территории АТО. Есть также вопросы: распространяется ли закон на зону, где в определенное время проводилась АТО, но сейчас эта территория подконтрольна украинской власти? Отсутствие правового регулирования порядка решения этих вопросов может вызвать ощутимые проблемы в применении закона. 

6. Положения закона противоречат принципам верховенства права и справедливости, поскольку, как определил Конституционный суд Украины в Решении от 2 ноября 2004 года №15-рп/2004 в деле о назначении судом более мягкого наказания, верховенство права — это господство права в обществе; верховенство права требует от государства его воплощения в правообразующую и правоприменимую деятельность, в частности в законы. При этом следует помнить, что одной из основ права является справедливость, отдельным проявлением которой, замечено в указанном решении, является соответствие наказания совершенному преступлению. Следовательно, категория справедливости предусматривает, что наказание за преступление должно быть соразмерным преступлению. Это означает не только то, что предусмотренный законом состав преступления и рамки наказания будут соответствовать друг другу, но и то, что наказание должно находиться в справедливом соотношении с тяжестью и обстоятельствами совершенного и личностью виновного. Адекватность наказания степени тяжести преступления вытекает из принципа правового государства, из сути конституционных прав и свобод человека и гражданина. 

В нашем же случае законодатель, грубо нарушая принципы верховенства права и справедливости, ссылаясь в Объяснительной записке на социально-полезные цели — необходимость нормализации ситуации в Донецкой и Луганской областях, недопущение дальнейших человеческих жертв, восстановление полноценной жизнедеятельности на этих территориях и т.п., безосновательно абсолютизирует гуманизм к преступникам (которые были участниками вооруженных формирований или лицами, задействованными в деятельности таких формирований, и/или принимали участие в деятельности самопровозглашенных органов в Донецкой, Луганской областях или противодействовали проведению антитеррористической операции), а поэтому фактически пренебрегает правами, свободами и законными интересами пострадавших — законопослушных граждан, не по своей воле ставших второй стороной уголовно-правового конфликта. 

Следовательно, освобождение от уголовной ответственности в действующей редакции закона может рассматриваться скорее как одна из основных причин стремительной эскалации преступности, как фактор, на фоне ухудшения нравственно-психологических характеристик современных преступников формирующий психологию безнаказанности и стимулирующий устойчивость преступности. Ведь в действительности любое наказание и, соответственно, освобождение от него, применяемое от лица государства по приговору суда к лицу, признанному виновным в совершении преступления, должно быть направлено на исправление осужденного, а также предотвращение совершения новых преступлений как осужденным, так и другими лицами. Поэтому говорить о недопущении преследования и наказания лиц — участников событий на территории Донецкой и Луганской областей как об одном из средств урегулирования конфликта на востоке Украины, а также экономии уголовной репрессии является недопустимым в современном государстве европейского типа, поскольку такой тезис разрушает основы уголовно-правовой политики Украинского государства в сфере применения наказаний. 

Считаем целесообразным указать на значительное количество нарушений требований Закона Украины "О Регламенте Верховной Рады Украины" (далее — Регламент) (статьи 30, 90, 91, 92, 93, 98, 101, 103 и другие), которые сознательно допустили тогдашний председатель Верховной Рады Украины и народные депутаты Украины. 

Так, в соответствии с частью первой ст. 30 Регламента процедура полного обсуждения вопросов на пленарном заседании должна включать: 1) доклад народного депутата — инициатора внесения предложения или другого субъекта права законодательной инициативы, или его представителя, вопросы докладчику и ответы на них; 2) содоклад определенного главным комитетом или временной специальной комиссией содокладчика, вопросы содокладчику и ответы на них; 3) выступления народных депутатов — членов главного комитета или временной специальной комиссии с объявлением и обоснованием отдельного мнения, если оно не было предоставлено народным депутатам вместе с выводом соответствующего комитета или временной специальной комиссии; 4) выступления, по одному представителю от каждого комитета, временной специальной комиссии, в которые, кроме главного комитета, направлялся проект закона или другого акта Верховной Рады, в случае, если выводы эти комитетов или временных специальных комиссий не были предоставлены народным депутатам; 5) выступления представителей депутатских фракций (депутатских групп), народных депутатов; 6) объявление председательствующим на пленарном заседании о прекращении обсуждения и сообщение о количестве докладчиков, выступивших и записавшихся на выступление; 7) заключительное слово докладчика и содокладчика (содокладчиков); 8) уточнение и объявление председательствующим на пленарном заседании предложений, которые поступили относительно обсуждаемого вопроса и будут ставиться на голосование. 

Выполнение предписаний, содержащихся в пунктах 2, 3, 7 этой статьи, стали невозможными из-за игнорирования тогдашним председателем Верховной Рады Украины требований ч. 1 ст. 93 Регламента. Указанной нормой установлено, что каждый законопроект после его регистрации не позднее чем в пятидневный срок председатель Верховной Рады Украины или, в соответствии с распределением обязанностей, первый заместитель, заместитель председателя Верховной Рады Украины направляет: 

— в комитет, в соответствии с предметами ведения комитетов определяемый главным по подготовке и предварительному рассмотрению законопроекта;

— в комитет, к предмету ведения которого относятся вопросы бюджета, для проведения экспертизы относительно его влияния на показатели бюджета и соответствия законам, регулирующим бюджетные отношения; 

— в комитет, к предмету ведения которого относятся вопросы борьбы с коррупцией, для подготовки экспертного вывода относительно его соответствия требованиям антикоррупционного законодательства; 

— в комитет, к предмету ведения которого относится оценка соответствия законопроектов международно-правовым обязательствам Украины в сфере европейской интеграции для подготовки экспертного вывода. 

Считаем необходимым обратить внимание на следующее: частью четвертой этой статьи предусматривается, что комитет, к предмету ведения которого относятся вопросы Регламента, рассматривает законопроект и готовит экспертный вывод о соответствии его оформления и регистрации требованиям закона, Регламента и принятым в соответствии с ними нормативно-правовым актам. Вместе с тем в ст. 91 Регламента записано, что законопроект подается на регистрацию вместе с проектом постановления, которое Верховной Раде Украины предлагается принять по результатам его рассмотрения. Но, по информации, размещенной на официальном сайте Верховной Рады, такого документа президент Украины не подавал. 

Следовательно, можно констатировать наличие еще одного нарушения требований Регламента, поскольку в соответствии со ст. 92 в аппарате Верховной Рады регистрируются только законопроекты, внесенные с соблюдением требований ст. 90 и ст.91 Регламента. 

Кроме того, ст. 94 Основного Закона устанавливает, что закон подписывает председатель Верховной Рады и безотлагательно направляет его президенту Украины. Частью второй ст. 130 Регламента Верховной Рады предусмотрено, что председатель ВР подписывает поданный на подпись закон не ранее двух и не позднее пяти дней со дня его предоставления, кроме случаев, предусмотренных этим Регламентом. После этого президент Украины на протяжении пятнадцати дней после получения закона подписывает его, беря к выполнению, и официально обнародует или возвращает закон со своими мотивированными и сформулированными предложениями в Верховную Раду для повторного рассмотрения. 

Таким образом, Закон "О недопущении преследования и наказания лиц — участников событий на территории Донецкой и Луганской областей" (регистр. №5082 от 16.09.2014) принят, но не подписан президентом, как это предусмотрено п. 29 ст. 106 Конституции Украины. 

Было бы целесообразно, в соответствии с Законом Украины "О Регламенте Верховной Рады Украины" отменить решение Верховной Рады от 16.09.2014 о принятии Закона Украины "О недопущении преследования и наказания лиц — участников событий на территории Донецкой и Луганской областей". А руководителям правоохранительных органов следует надлежащих образом отреагировать на изложенные в этой публикации факты и принять соответствующие меры к лицам, допустившим грубые нарушения законодательства Украины. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Liza_UA Liza_UA 2 квітня, 17:16 Після тріумфу диктатури і беззаконня при проведенні блискавичної комбінації по позбавленню депутатства Фірсова і Томенка, які там вже можуть бути питання до іншого. Якщо наступна сесія у КС будь-яка, хоч через 10 років, і прийняти закони Порошенком підписуються і через 59 днів, то що завадить йому підписати оте коли захоче у зручний для себе момент. Не випадково ж його прийняли беззаконно з викручуванням рук і табло. Що вже казати про втрату волосся, якщо відтято всю голову правосуддя. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно