Юрий Сергеев: Офис поддержки ООН должен заняться проблемой прекращения огня, демилитаризацией Донбасса и его дальнейшей реинтеграцией

15 мая, 2015, 21:42 Распечатать

Зачем создавать Офис поддержки ООН, если в Украине работает Специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ и представительства различных подразделений ООН? Чем мандат Офиса будет отличаться от функций СММ и ПРООН?  ZN.UA   обратилось к постоянному представителю Украины при ООН Юрию СЕРГЕЕВУ с просьбой ответить на эти вопросы

 

На днях Петр Порошенко заявил, что во время визита в Украину генсека ООН Пан Ги Муна они договорились об открытии в нашей стране Офиса поддержки ООН, который "будет помогать эффективно обеспечивать имплементацию Минских договоренностей". 

Зачем создавать Офис поддержки ООН, если в Украине работает Специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ и представительства различных подразделений ООН? Чем мандат Офиса будет отличаться от функций СММ и ПРООН?

ZN.UA обратилось к постоянному представителю Украины при ООН Юрию СЕРГЕЕВУ с просьбой ответить на эти вопросы:

— Уже полгода как идут поиски механизмов, которые могли бы помочь реализации Минских соглашений. СММ ОБСЕ делает свою работу. Но она не до конца эффективна и нуждается в помощи — политической, технической, оперативной. Поэтому мы ищем различные возможности для того, чтобы основные международные организации могли подключиться к работе по имплементации Минских соглашений.

Можно задействовать несколько механизмов. В том числе, и в рамках ООН. Например, миротворческие операции разного типа — стабилизационные, по принуждению к миру, чисто миротворческие и т.д. Есть миростроительные и политические миссии, также помогающие стабилизировать ситуацию. В телефонном разговоре, предшествовавшем встрече президента Украины и генсека ООН, обсуждались как сама формула миротворческих операций, так и возможные дополнительные механизмы.

Одним из них является Офис поддержки ООН. Например, Миссия ООН по поддержке мира в Ливии занимается не только мониторингом, но и оказанием технической экспертизы в вопросах разминирования, разоружения, демобилизации.

Офис поддержки может стать начальной фазой чего-то более глобального. Но для начала — это стабилизационная и политическая миссия. Функции Офиса будут зависеть от его мандата, который еще должен быть согласован. В том числе, и в консультациях с ОБСЕ. В любом случае, Офис будет сильной поддержкой для ОБСЕ, являющейся региональной организацией: ООН как глобальная международная организация может задействовать большие ресурсы. В первую очередь политические.

— Каким же видится мандат Офиса поддержки украинской стороной? Чем его мандат будет отличаться от функций СММ ОБСЕ и, например, ПРООН?

— У представительств различных организаций и управлений ООН в Украине, в том числе имеющих отношение к конфликтам, свои узкие задачи. Например, представительство Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев помогает временно перемещенным лицам, ищет столь необходимые средства для них. Миссия ООН по изучению ситуации по правам человека мониторит ситуацию, в том числе и на территории, не контролируемой центральной властью, и готовит ежемесячные доклады.

Что же касается СММ ОБСЕ, то Офис поддержки не будет ее замещать. ОБСЕ играет свою роль в мониторинге выполнения Минских соглашений. Но того, что делает ее миссия, недостаточно. Ей необходима помощь. В том числе и для того, чтобы контроль отвода тяжелого вооружения был более действенным. А ведь одновременно с этим необходимо вести разговор и о разоружении: надо создавать условия для проведения в будущем выборов.

Вот ООН и предлагает в качестве содействия выполнения Минских соглашений создать в Украине Офис поддержки, который как раз и должен заняться проблемой прекращения огня, демилитаризацией региона и его дальнейшей реинтеграцией. Окончательный мандат будет зависеть от консультаций, которые мы должны провести с ОБСЕ и ЕС. Очевидно, что какие-то решения будут и со стороны Европейского Союза. Все это в совокупности должно содействовать имплементации Минских соглашений.

— Не проще ли расширить полномочия миссии СММ ОБСЕ, а не создавать новый Офис?

— Во-первых, возможности ОБСЕ значительно уже, нежели у такой глобальной организации, как ООН. Во-вторых, СММ ОБСЕ является исключительно гражданской миссией. Здесь же нужны также и политические механизмы. Поэтому Офис поддержки — это дополнительные возможности по имплементации Минских соглашений: будучи самостоятельной миссией, Офис будет работать во взаимодействии с СММ ОБСЕ.

Он будет докладывать генеральному секретарю ООН о происходящем в Украине и на каждом отдельном этапе предлагать разные варианты помощи. Например, когда возникнет необходимость в специалистах по разминированию, ООН окажет помощь в этом, привлекая свое спецподразделение UNMAS. Дойдет дело до разоружения — тогда встанет вопрос о направлении экспертов, имеющих опыт разоружения после конфликтов, например в Африке. Офис поддержки должен привнести международный миротворческий опыт, которого нет у ОБСЕ.

— Какова процедура создания Офиса поддержки ООН?

— Здесь возможны разные варианты. Решение может принять сам генеральный секретарь ООН и проинформировать о нем Совет Безопасности ООН. Генсек также может принять решение после консультаций с СБ ООН. Хочу обратить внимание на то, что какого-то обязательного решения Совета Безопасности по открытию Офиса не требуется. Хотя и не исключено, что этот орган может быть привлечен к принятию решения. Эти дни покажут, каким путем пойдет генсек ООН.

Главная идея открытия в Украине Офиса поддержки заключается в том, чтобы содействовать выполнению Минских соглашений, и решение о создании миссии не требовало бы длительного времени на согласование. Это не классическая миротворческая операция, требующая месяцы или годы для того, чтобы принять специальное решение, найти финансирование и миротворцев. В нашем случае механизм значительно проще, но он требует консультаций, которые могут занять от нескольких дней до нескольких недель.

— Для ООН проблема финансирования миротворческих операций — одна из наиболее болезненных. Как будет происходить финансирование Офиса поддержки? Из каких источников?

— Процедура здесь несколько проще, чем в вопросе финансирования полномасштабной миротворческой операции. Во-первых, для этого есть определенные фонды. Во-вторых, это могут быть комбинированные источники. Все будет зависеть от того, каким путем пойдет генсек ООН.

— Кто будет работать в Офисе? 

— Как следует из продолжающихся сейчас консультаций, это будет интегрированный офис из представителей трех департаментов ООН — политического, миротворческого и полевой поддержки. На стадии обсуждения еще и вопрос о том, где будет размещаться Офис, будет ли он в одном месте или нескольких.

Хотел бы обратить внимание на то, что появление Офиса поддержки ООН не исключает того, о чем ранее просила Украина — направления полноценной миротворческой миссии в нашу страну. Мы не отзывали свою просьбу, она находится в работе. В отношении ее продолжаются консультации. Но все будет зависеть от дальнейшего развития ситуации. 

— Но идея направления миротворческой миссии в Украину имеет мало шансов быть реализованной. Прежде всего из-за позиции России: велика вероятность, что российская делегация заветирует этот вопрос в СБ ООН. Конечно, существует еще и другой вариант — принять решение о направлении миротворческой миссии ООН в нашу страну на заседании Генеральной ассамблеи ООН. Имеет ли Украина поддержку двух третей стран-членов ООН, необходимую для принятия этого решения? 

— Существуют разные механизмы принятия решения о миротворческой операции. Очень многое зависит от мандата. В мире сейчас 16 миротворческих миссий ООН. Каждая из них называется операцией, но на самом деле мандат каждой из них — разный. Вот, например, в Сирии это созданные в 1974 г. Силы ООН по наблюдению за разъединением. Тем не менее, это миротворческая операция. Равно как и Миссия ООН по делам временной администрации в Косове.

Вы правильно назвали проблемы. Но исход принятия решения будет зависеть от того, что будет включать в себя такая операция, поскольку именно содержание мандата утверждает Совет Безопасности ООН, или Генеральная ассамблея Организации одобрит решение о направлении миротворческой миссии. В общем, вопрос принятия решения Советом Безопасности о направлении миротворцев в Украину не столь однозначен, как может показаться на первый взгляд: вето как может быть наложено, так и нет. Повторюсь, все зависит от мандата миссии.

Что касается Генассамблеи ООН, которая может принять решение, опираясь на резолюцию №377 от 1950 г. "Объединенные ради мира", то это также вопрос убеждения. Могу сказать, что там может быть две трети голосов. Но, опять же, многое будет зависеть от испрашиваемого нами мандата, от бюджета, на который мы претендуем. Вы правы, вопрос бюджета — очень сложный.

Как следует из доклада пятого, финансового, комитета ООН, существуют проблемы с финансированием ныне действующих миротворческих миссий. Поэтому, готовясь к варианту с заседанием Генеральной ассамблеи, мы должны принять во внимание, что в принятии решения о миротворческой операции финансовые источники играют важную роль. И нам надо рассматривать разные варианты финансирования, которое может быть и комбинированное, и идти исключительно из бюджета ООН.

— Помимо решения СБ ООН и ГА ООН, какие еще механизмы может использовать Киев, для того чтобы было принято решение о направлении миротворческой миссии ООН?

— Существует ст. 51 Устава ООН, в которой идет речь о коллективной самообороне. Ею воспользовался Йемен, обратившийся к своим партнерам из Персидского залива с просьбой оказать военную помощь в связи с ситуацией в стране. На эту просьбу откликнулись Саудовская Аравия, Катар, Кувейт, проинформировавшие Совет Безопасности ООН о том, что они воспользовались ст. 51 Устава ООН. 

— На какой же мандат миротворческой миссии рассчитывает Киев?

— Исходя из проводимых сейчас консультаций, могу сказать, что это, скорее всего, может быть стабилизационная миссия. Но это будет следующий этап наших консультаций, после того как разместится Офис поддержки ООН. Когда Офис начнет работать, очевидно, будет понятно, чего недостает. Не исключаю, что ситуация может повернуться так, что уже не будет необходимости ни в военном присутствии, ни в полицейском. Многое будет зависеть и от того, как мы согласуем наши совместные действия с ОБСЕ и ЕС, который, кстати, заинтересован в том, чтобы помочь нам. 

— Чем же стабилизационная миссия в Украине, против которой Россия продолжает военную агрессию, будет отличаться от других миротворческих операций ООН?

— Уже само название миссии говорит о том, что она направляется с целью содействовать стабилизации ситуации. Это, в частности, подразумевает стабильное прекращение боевых столкновений, стабилизацию политической ситуации, что, в конечном счете, позволит провести прозрачные демократические выборы.

Например, в Гаити работает Миссия ООН по стабилизации (МООНСГ). Но в Гаити не было крупных военных столкновений. Там были беспорядки. И надо было, в первую очередь, стабилизировать обстановку. Поэтому туда были отправлены как военнослужащие, так и полицейские. В Гаити вопрос стабилизации — это примирение конфликтующих сторон через поиск диалога, что, очевидно, будет и у нас.

Но в Гаити абсолютно другая ситуация, нежели в Украине. В этой стране не стоял вопрос реинтеграции. У нас же вопрос стабилизации будет тесно связан с реинтеграцией. Равно как и с разоружением. Как, например, в случае с Кот-д'Ивуаром, Либерией, Сомали. Иными словами, если мы останавливаемся на этой форме миссии ООН, то, исходя из украинской специфики, стабилизация в нашем варианте может быть иной, нежели в других странах, где проводится подобная операция.

— У Европейского Союза еще сохраняется интерес к миротворческой миссии в Украине?

— Насколько я вижу из консультаций и заявлений представителей стран-членов Евросоюза, работа там ведется. И она непростая. Существует вероятность того, что ЕС примет решение о направлении миротворческой миссии в Украину. Для того чтобы Европейский Союз направил миротворческую миссию, действительно не нужен мандат ООН. Правда, существует другая сложность — консенсус всех 28 стран — членов организации. Но у каждой из столиц должно быть понимание ответственности всей Европы за ситуацию на востоке Украины, поскольку конфликт в Донбассе — это проблема не только нашего государства, но и всего миропорядка и безопасности. В первую очередь, в Европе.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно