Выход на тропу малой войны

20 марта, 2015, 23:35 Распечатать Выпуск №10, 20 марта-27 марта

Что Украине действительно нужно перенять, так это осознание необходимости поддерживать боеспособность армии, ее техническое и технологическое оснащение, подготовленность духа личного состава на постоянной основе, а не тогда, когда враг уже на пороге. Как говорят умные люди, лучше покупать бронежилеты, чем похоронные венки. Намного дороже, но лучше. Ведь за бронежилетом надежда на будущее, а за венком — только скорбная память о прошлом.

 

 

 

"Российская Федерация, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Соединенные Штаты Америки подтверждают свое обязательство воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости Украины, и что никакие их вооружения никогда не будут применены против Украины…" 

Это цитата из Меморандума о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия от 5 декабря 1994 г. И от этого трудно не впасть в состояние когнитивного диссонанса — вот уже год как Украина воюет с одним из подписантов этого документа. Воюет, несмотря на добровольный отказ от ядерного зонтика — или именно из-за этого отказа, воюет, несмотря на убежденность в невозможности войны на нашей земле. С другой стороны, страна воюет уже целый год, несмотря на распространенную уверенность, что армия продержится два дня на марше и два часа в бою.

Однако такую стойкость нужно объяснять просто: от ядерного оружия избавились политики, а с реальным врагом вынуждены иметь дело люди простые. Именно благодаря подъему национального сознания и духа и эффективной деятельности разных волонтерских организаций отечественное войско не превратилось в полных мальчиков для битья. Кроме прямого участия в боевых действиях в качестве мобилизованных и добровольцев, помощи фронту население проявляет активность в вопросах своей боевой подготовки. Речь идет о все большей популярности разнобразных курсов стрельбы (из пистолетов, гладкоствольных ружей или охотничьих карабинов) или выживания и ориентирования на местности. Конечно, эти меры не носят массового характера, но количество их участников возросло в десятки раз, по сравнению с мирным периодом. Украинцы демонстрируют готовность к ведению партизанской войны, если потребуется, о чем свидетельствует и интерес к соответствующей литературе…

Истоки партизанской войны теряются в тумане времени. Еще в V в. в Китае существовал трактат под названием "Тридцать шесть стратагем". Через века одну из этих хитростей Мао Цзедун в свое время интерпретировал в главный принцип партизанской войны: "Враг наступает — мы отступаем, враг остановился — мы тревожим, враг отступает — мы преследуем, враг устал — мы бьем". В Европе старые идеи малой войны стали известны благодаря усилиям швейцарца Харро фон Зенгера, который в 1988 г. опубликовал монографию "Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать". Однако за 30 лет до того майор швейцарской армии Ганс фон Дах опубликовала книгу Der Totale Widerstand: Eine Kleinkriegsanleitung für Jedermann (в английском варианте — Total Resistance: A Guerrilla Warfare Manual for Everyone"), ставшую инструкцией в подготовке населения на случай оккупации Швейцарии странами Варшавского договора. Есть мнение, что эту "библию террора" в дальнейшем скопировали иранские спецслужбы в подготовке афганских моджахедов. Так или иначе, ее текст лег в основу "Руководства по ведению партизанской войны", разработанного Генеральным штабом Вооруженных сил Швейцарии в 1987 г. "для подготовки военнослужащих и населения к ведению вооруженной борьбы в случае оккупации страны противником". На этом фоне не удивляет популярность украинского перевода книги под названием "Тотальное Сопротивление: инструкция по ведению малой войны для каждого" (издательство "Астролябия").

Швейцарский пример не зря нашел свое место в этом дискурсе, поскольку уходит корнями в самую кровопролитную войну человечества. Итак, Вторая мировая война: Германия господствует на Западном фронте, одна за одной капитулируют европейские континентальные страны. Остаются только Британия, до которой плыть-лететь, и Швейцария, которая не воевала со времен восстания семи католических кантонов, объединенных в блок Зондербунд, в XIХ в. и хотела бы соблюдать нейтралитет и в дальнейшем. После разгрома Франции Германия разработала план операции против Швейцарии под названием "Таненбаум". Против двух горнострелковых, шести бронетанковых и восьми пехотных дивизий Вермахта швейцарцы смогли выставить только 10 пехотных дивизий и спланировали "Редут". В рамках этой концепции обороны страна превращалась в цепь многочисленных горных фортификационных сооружений, способных противостоять пехоте и бронетехнике. Кроме того, после вторжения противник неизбежно столкнулся бы с партизанскими формированиями.

Согласно романтической версии событий, Гитлер испугался швейцарского "Редута" и не решился атаковать. На самом деле, и историки все больше с этим соглашаются, он банально не хотел терять последнего кредитора. Советский Союз в 1942 г. обладал впечатляющими военными возможностями, но известно, как быстро Вермахт прошел территорию Украины и как долго Красная Армия выбивала его назад. Возможно, и менее грозную Швейцарию ожидала бы такая судьба, если бы звезды расположились немного иначе. Однако история не знает сослагательного наклонения.

Вместе с тем, можно говорить, что уже тогда сформировалось современное военное позиционирование "страны озер": театром военных действий as default предполагается собственная территория государства, ведь противнику можно и нужно навязывать свои правила игры. Грубо говоря, военная доктрина Швейцарии опирается на две составляющие: горы с железобетоном и люди. И даже если укрепления не выстоят против современной артиллерии, армия и партизаны все равно останутся.

Военный альпийский гений считает: если противник оккупировал страну, все население должно оказывать сопротивление, чтобы враг не мог чувствовать себя спокойно. Если организованное вооруженное противодействие будет обеспечивать главным образом армия, то задача партизан — поддерживать и сохранять ее боеспособность. И это действительно очень важно: партизанский отряд, как угодно вооруженный и любой численности, не сможет заменить собой армию. Соответственно, "методичка" не учит фантастическому превращению строителей, офисных работников или учителей в одинокие машины для убийства. Она ориентирует аудиторию на другие способы вредить врагу кроме уничтожения живой силы в открытых боевых столкновениях: разрушение инфраструктуры, распространение ложных слухов, психологическое давление, террор, наконец.

Вообще, Total Resistance дает полезную информацию об организации партизанского движения: численности отрядов, их типовой структуре и командовании, вооружении, организации санитарной службы и продовольственного снабжения, работе с населением, оккупантами и коллаборационистами, схемах устройства засад и установки минных заграждений, координации и коммуникации с армией и так далее. Однако основополагающими и универсальными для всех стран и любых условий следует считать два тезиса.

1. Все, кто сотрудничает с противником или его союзниками, теряют право называться гражданами своей страны.

2. Необходимо любой ценой поддерживать волю народа к самоутверждению, не позволить противнику провести успешную пропагандистскую кампанию и деморализовать население.

Тема партизанской войны в Украине начала активно обсуждаться сразу после аннексии Крыма. Однако на фоне патриотизма и определенного энтузиазма особенно заметной была и остается концептуальная ошибка. Партизанская война имеет смысл только тогда, когда продолжает существовать регулярная армия: она может оставить первоначальные позиции, может потерпеть неудачи на фронте, но должна сохранить боеспособность. Если армии уже нет, партизанская война глобально обречена, несмотря на возможную успешность на локальном уровне. Швейцарцы это поняли еще в середине прошлого века. Несмотря на довольно длительное сопротивление прибалтийского "лесного братства" и украинской УПА советской оккупации, их борьба не увенчалась успехом именно по этой причине: эффективное партизанское противодействие регулярной армии и спецслужбам без собственных вооруженных сил возможно исключительно в воображении кинематографических сценаристов.

По оценкам швейцарских специалистов, если будут сформированы партизанские отряды общей численностью около 30 тыс. лиц и сохранено 10% численного состава регулярной армии, противник будет вынужден в течение длительного времени держать в стране группировки численностью 100–150 тыс. человек. Приблизительно такой цифрой оценивается российское присутствие на границах с Украиной. Украинский объект "Стена" совсем не похож на план "Редут", а рельеф Украины — на ландшафты Швейцарии, но и партизанить у нас наверняка будут намного больше, чем 30 швейцарских тысяч, так что и оккупантов должно быть больше.

Следует осознать: каждая инструкция содержит лишь общие положения вооруженного сопротивления. Для успешных действий необходимы глубокие знания и широкие умения. В то же время, сам факт перехода населения к партизанской борьбе, в которой принимают участие тысячи, уже свидетельствует о начале последнего этапа оборонительной войны. Результатом будет либо поражение и ассимиляция, либо "последний бой" и победа.

Адаптируя швейцарскую теорию к украинской практике и исходя из того уровня национального сознания, который наблюдается сейчас, можно сделать вывод: противник должен учесть не столько количество наших танков и оснащение личного состава, сколько желание населения вести борьбу. Хотя методические рекомендации ни разу не были применены на практике, швейцарский теоретический опыт не является вещью в себе и находит вполне материальные формы своей реализации. Ведь отсутствие необходимости защищать свою страну и воевать вообще не означает, что армия и население могут расслабиться.

Возможность почти магического превращения 135-тысячной регулярной армии Швейцарии буквально за несколько суток в 1,5-миллионную действительно поражает — почти каждый четвертый гражданин становится в ряды защитников страны. Рецепт успеха прост: система "военно-полевых сборов" для всех мужчин в возрасте от 18 до 51 года вместе с легализацией оружия порождают постоянную боеготовность и почти маниакальную любовь к собственной армии. Нет уклонения, нет недовольства, нет коррупции в военкоматах.

Остается еще один очень важный момент: сугубо внутренний и сугубо мирный. Сотня-две ежегодных референдумов и полная готовность власти прислушиваться к мнению своих граждан возможны только там, где каждый умеет и имеет из чего стрелять. Наверное, благодаря такому симбиозу и получается истинная демократия и власть для народа.

Учитывая децентрализацию власти, некоторые политики и эксперты часто предлагают вариант устройства Вооруженных сил Украины по территориальному критерию: каждый регион вооружает и учит свой полк. Снова для примера берется опыт "страны озер". Такая логика, возможно, и полезна в Швейцарии, где кантоны тренировали собственные полки еще со времен Средневековья, но в Украине может дать трещину. Принцип "сколько регионов, столько армий" под влиянием неуклонного роста аппетитов местных элит легко может перерасти в идею "сколько армий, столько и государств". Приблизительные последствия такой прогрессии можно представить, наблюдая за событиями на Востоке страны.

Суровая реальность свидетельствует, что украинская армия вполне смертоносна. Общественное движение "Груз-200 из Украины в Россию" это подтвердит. Вот с адекватной военной доктриной у нас явные проблемы — иначе война не стала бы для Украины такой неожиданной. Действующая нуждается в пересмотре, даже кардинальном, поскольку не дает ответов на два главных вопроса: 1) как страна должна действовать на случай фактических военных действий, кроме пресловутой формулировки "обороняться", 2) как победить в войне еще до ее начала (как заверить потенциального врага, что его возможных достижений не будет видно за потерями). Даже Столетняя война закончилась, закончится и эта. Логично, уже сейчас рассматриваются варианты дальнейшего развития отечественной армии. 

В последнее время вообще часто звучат заявления о необходимости для Украины перенимать чужой опыт. На границе нужно возвести стену, как в Израиле с Палестиной (или между двумя Кореями). Реформировать систему управления региональным развитием и отношений между центром и регионами нужно исключительно по польскому или итальянскому образцу. Изучать иностранный опыт, безусловно, важно, однако это не принесет пользы, если украинцы и украинская власть не начнут учиться на собственных ошибках — вся история Украины полна примеров нездорового интереса соседей к нашей земле. Ждать, сложа руки, пока этот интерес превратится в реальные посягательства, а потом пытаться действовать в обычном режиме пожарной команды — откровенно ошибочная стратегия. Мы как никто другой должны понимать важность развития такой системы национальной безопасности, преодолевать которую врагу элементарно невыгодно. И речь не идет исключительно о возведении фортификационных сооружений — влияние коррупции и антигосударственной пропаганды или уровня консолидации нации на общий уровень обороноспособности также требуют адекватного реагирования. 

Что Украине действительно нужно перенять, так это осознание необходимости поддерживать боеспособность армии, ее техническое и технологическое оснащение, подготовленность духа личного состава на постоянной основе, а не тогда, когда враг уже на пороге. Как говорят умные люди, лучше покупать бронежилеты, чем похоронные венки. Намного дороже, но лучше. Ведь за бронежилетом надежда на будущее, а за венком — только скорбная память о прошлом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 4
  • Сергей Супонин Сергей Супонин 26 березня, 14:52 Это статья только ведь для вменяемых, а их-то не очень много, во всяком случае меньше критической массы. К сожалению и сами авторы несколько "не добирают" что там к чему в тоём Меморандуме. Вот вам пример мнения человека вполне вменяемого: " Потому что, если мы возьмем суть так называемых Будапештских соглашений, то окажется, что этот меморандум - пустышка и, на тот момент, - обман всего украинского народа. Он не имел статуса договора, который должен был соблюдаться. Он не был ратифицирован ни Конгрессом США, ни парламентом Великобритании, ни Верховной Радой Украины. Это всего лишь бумажка о намерениях: мол, возможно, если что-нибудь когда-нибудь случится, мы будем на вашей стороне". Это Геращенко, который в советниках МВД состоит. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №1282, 15 февраля-21 февраля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно