Видение Украины ХХІ века

17 марта, 16:35 Распечатать Выпуск №10, 17 марта-23 марта

Мы должны переосмыслить модель отношений между индивидом и государством.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Знаете, чем будут заниматься в Украине ваши праправнуки через сто лет? А потомки через триста? Нет? Они будут отчаянно стремиться к изменениям и, не оглядываясь вокруг, говорить, что ничего не происходит.

А если говорить серьезно, то мы уже как-то заждались "своего Вашингтона с новым и праведным законом". Который все-все изменит. 

Действительно, многие государства фактически создавали сильные политические лидеры. Однако это было раньше. А общество ХХI в. слишком сложное и внутренне дифференцированное, чтобы один человек мог реально изменить все сферы. На этом и построены современные государства: процедуры заменяются характерами отдельных людей, а идеи, заложенные в основе этих процедур, — прихотями отдельных характеров.

Мы постоянно живем в ожидании изменений, однако почему-то часто забываем, что общественные преобразования должны сопровождаться не только низовым активизмом и не только качественной законотворческой и имплементационной работой государственных органов, но и интеллектуальными дискуссиями. К сожалению, их важность слишком недооценена в нашем обществе. А зря. Ведь само активное проговаривание идей накладывает рамки на то, что политики могут осуществлять безболезненно для своей репутации и благодаря чему потом на выборах будут оценивать их деятельность.

Поэтому было бы весьма полезно среди всех наших текущих дел все же находить время на эти дискуссии. Ведь только мы, и никто иной, должны сформулировать видение будущего Украины.

И, несмотря на многообразие взглядов на то, каким именно могло бы быть это видение, думаю, абсолютное большинство из нас согласится, что оно должно базироваться, прежде всего, на человекоцентрических принципах, то есть на принципах, согласно которым человек, его жизнь и здоровье являются наивысшей ценностью. Только тогда мы по-настоящему сможем основать новую страну, в которой на ценности самореализации и своего места в этой жизни будет спрос больше, чем на ценности выживания, что и так будет гарантировано общей гуманной организацией общества. Мы сможем основать страну, в которой человек не будет бояться воплощать свои мечты, даже если на пути к их осуществлению его ожидают неудачи.

Вспомним, ведь даже в Декларации независимости США, которая более 240 лет назад заложила одну из древнейших в мире демократий, среди неотъемлемых прав человека отдельно упоминаются три — на жизнь, свободу и "погоню за счастьем" (pursuit of happiness). И это в ХVIII в.! В наших же современных отечественных политических стратегиях такие вещи, как человеческое измерение общей удовлетворенности жизнью или ее комфорт, часто не принимают во внимание.

От своего имени я бы лишь скромно хотела очертить основные принципы этого возможного человекоцентрического видения будущего для нашей страны. 

Найти баланс между индивидом и государством

Прежде всего мы должны переосмыслить модель отношений между индивидом и государством.

Наш исторический колониальный и тоталитарный опыт способствовал формированию у нас искаженных представлений об этой сфере. Еще до сих пор нашему обществу не чуждо убеждение, что государство — это идол, которому надо служить и поклоняться. Ему нужно приносить жертву, а то накажет. И в обмен на это оно тебя не будет бить громом с неба и, возможно, еще и кинет какие-то крохи со своего олимпа. Политические лидеры, какими бы слабыми они ни были, сакрализуются, но для этого они должны в руках приносить какие-то дары.

Таким образом, посттоталитарная модель отношений государства и индивида заключается в объединении двух идей: государству нужно служить, однако в обмен на пассивную немую покорность это государство должно о тебе заботиться.

На современном этапе нашей истории исходные условия изменились, однако именно такая концепция взаимоотношений индивида и государства продолжает доминировать в наших головах. Да, теперь государство больше не навязывает людям тоталитарных идеологем и не вмешивается в их личную жизнь. Однако уровень бюрократизации государственных учреждений и зарегулированности экономики продолжает быть значительным. А вот способность гарантировать каждому некий минимальный социальный уровень для выживания и спрятать каждого в информационной капсуле цензуры от обсуждения всех проблем нарушена. И это поднимает ее легитимность в глазах граждан, которые социализировались еще в предыдущую эпоху. 

В независимой Украине мы фактически избрали наиболее скверную изо всех моделей развития — смесь капитализма без конкуренции и социализма без социальных гарантий.

Именно поэтому отходить от этой ретроградной авторитарной и патерналистской модели должны параллельно и государство, и отдельные граждане. 

С одной стороны, дерегуляция экономики и интеграция в мировые рынки должны создать новый тип предприимчивых людей, которые больше не будут находиться в полной зависимости от государства и смогут сами отвечать за свое будущее. Поток вовлеченных иностранных инвестиций и высвобожденной внутренней предпринимательской инициативы сможет создать динамичное общество новых возможностей. Демократия может животворно функционировать только в стране, где у людей есть реальный выбор, куда идти и чем заниматься, обеспеченный справедливой системой образования и соответствующим предложением рабочих мест от частного сектора. Активно создаваемое сегодня квазикастовое разделение общества, где дети часто не могут прыгнуть выше профессионального или экономического уровня своих родителей, должно быть уничтожено экономической открытостью и обеспеченной ею социальной мобильностью.

С другой стороны, граждане должны изменить свою модель поведения. Не ожидать, что кто-то придет и решит все их проблемы — от курса валюты до неубранного мусора в подъезде. Конституция гарантирует гражданам возможность влиять на политику — как на избирательных участках в установленное для этого время, так и в повседневной жизни — реализацией прав на мирные собрания и свободное высказывание своих мыслей. 

Конечно, прямое народовластие невозможно в больших сообществах, однако не следует забывать, что гранит демократии обрабатывается только резцами публичного контроля. Критическая независимая журналистика, деятельные общественные организации, различные формы артикуляции групповых интересов согласно профессиональной или любым другим идентичностям и должны стать этими резцами. Каждый должен понимать, что государство — это не идол-кормушка, а механизм решения коллективных проблем людей, который финансируется за их счет и который возглавляют нанятые гражданами работники. Такую участническую культуру следует формировать сызмала. Осознание гражданского измерения своих прав должно быть не менее важным краеугольным камнем украинской идентичности, чем знание истории или почитание государственных символов.

Три Майдана (студенческая революция на граните, Помаранчевая революция и Революция достоинства) и волонтерское движение постмайданного периода выполнили титаническую работу по перекодировке политических смыслов в сознании украинцев. Однако без выполнения первой задачи — экономической либерализации — эти новые ценности так и не будут запущены в сосуды государственных учреждений и не смогут реализоваться в полной мере. 

Потому что в политике ценности показывают свою силу лишь тогда, когда ведут к успеху.

Строить инклюзивное общество

Найти оптимальное равновесие между индивидом и государством — весьма актуальная для Украины задача, однако мы должны понимать, что оно является, скорее, экзаменом ХХ в., который нам следует пересдать. Несмотря на то, что время не стоит на месте, и мир меняется только тогда, когда мы внутренне готовы к такой трансформации.

Поэтому ХХІ в. ставит перед нами уже абсолютно новый вызов. И я бы сформулировала этот вызов как построение инклюзивного общества. 

Под инклюзивным обществом я имею в виду такую модель функционирования человеческого сообщества, которая максимализирует его гармоничное развитие на началах экономической справедливости, социальной открытости и осознания экологических вызовов.

Таким образом, для реализации этого идеала ключевыми являются три составляющих.

Первая — создать такую модель экономики, прогресс в которой не будет достоянием какой-то одной прослойки населения. Ответственность крупного бизнеса за общество, в которых он оперирует, стала очевидной для всех наиболее прогрессивных личностей из 1% богатейших людей мира. Говоря образно, нельзя строить бизнес-империю в окружении канав и лачуг. Перераспределение средств всегда было той вещью, которой наш традиционно коррумпированный бюрократический аппарат привык оправдывать свой контроль над экономикой. Однако современный мир постепенно начинает нарабатывать альтернативы в этом направлении — от культуры филантропии до увеличения прозрачности и подотчетности государственного аппарата и углубления партнерства между бизнесом и государством в социальной сфере.

Вторая составляющая — обеспечить социальную инклюзивность. Ведь инклюзивность — понятие, касающееся, прежде всего, формирования ценностей восприятия Иного, когда исключается преследование людей за их непохожесть с нами в чем-то или за то, что им пришлось пережить. Здесь речь идет не только о культурных или мировоззренческих различиях, но и о таких особенно острых для нашего общества проблемах, как отношение к переселенцам или недееспособным людям.

Нам еще очень многое следует сделать в этом направлении. Для нас эти задачи не из простых, ведь мы вышли из общества, в котором даже писать левой рукой считалось чем-то аномальным, и детей в школах переучивали писать правой. Как видим из еще одного исторического примера, тоталитарная система стремилась к сплошной шаблонности, ведь обществом, которое функционирует как органическое единство индивидов в разнообразии их личностей, не покомандуешь, как солдатским строем. И эту психологию нам часто трудно отбросить и спустя четверть века после распада СССР. Например, идея, что недееспособные дети могут учиться в общеобразовательных школах, чтобы не чувствовать себя социально изолированными, еще нередко может наталкиваться на сопротивление.

Как видим, крупные политические структуры начинаются на социальном микроуровне. Однако само формирование такой новой этики обеспечивает функционирование экономических моделей, к которым мы стремимся. 

И третья составляющая. Природа, как бы ни парадоксально это звучало, тоже заслуживает гуманности. На Западе уже разработаны многие концепции так называемых зеленой экономики, голубой экономики и т.п., которые бы дополняли эксплуататорские относительно окружающей среды модели экономического прогресса перспективой постоянного развития, гармоничного с природой. Ведь человек — отнюдь не "царь природы": он лишь часть огромной экосистемы под названием планета Земля. И если он будет вести себя в ней как деструктивный элемент, это может иметь очень печальные последствия.

Низкоуглеродистое развитие формально вписано в тексты украинских правительственных стратегий, однако до реального, а не символического вхождения его в наше повседневное мышление и управленческое мировоззрение понадобится еще много усилий разных групп: ученых-исследователей, публичных интеллектуалов, журналистов и, конечно же, политиков. 

Мечты имеют значение

И самый важный мой месседж может оказаться наиболее неожиданным.

Кроме обеспечения автономии личности от государства и ответственности за отношения как людей между собой, так и человечества с природой, мы должны помнить и о третьем ингредиенте: мечтать и делиться своими мечтами с другими. 

Для нашей политической жизни характерно негативное отношение к мечте как таковой. Мы избираем прагматичных политиков. Или, точнее, якобы прагматичных. Но, несмотря на все деятельно ориентированные лозунги, работа этих уверенных в себе "прагматиков" так и не дала ожидаемого результата. Как следствие, нам пока что, к сожалению, далеко не только до стабильности в экономическом развитии, но и до консенсуса в абстрактных вопросах видения нашего будущего. Бесспорно, наше общество динамично развивается, и мы можем привести десятки и даже сотни личных историй успеха, но это преимущественно происходит вопреки государству, а не благодаря ему. 

Может быть, у этих политиков с конкретными прикладными знаниями просто не было широких ориентиров, куда двигаться? Вспомним сакраментальную фразу: "Скажите мне, что построить, и я построю". И тут я имею в виду нечто намного более широкое, чем просто поиск внешнеполитической ориентации. 

У Василия Симоненко есть замечательные строки: "Є тисячі доріг, мільйон вузьких стежинок, є тисячі ланів, але один лиш мій". Перефразируя, можно сказать, что существует миллион путей, по которым мы, украинцы разных регионов, возраста и происхождения, можем убегать друг от друга, как разбегаются ручейки из талого снега по весенним улицам. Однако есть лишь один путь, который может нас, со всеми нашими индивидуальными взглядами, групповыми ценностями и национальными ментальностями, собрать вместе.

Это дорога мечты. 

Мечты, которая бы мобилизовала все наше общество. Не ненависть к опостылевшей коррупции и лжи политиков: она, скорее, деструктивна, на ней ничего кардинально нового не построишь. Не стремление отдельных политиков настраивать жителей единой страны друг против друга. А мечта, которая бы позволила всем нам, несмотря на наши внутренние различия и различия во взглядах, двигаться совместно в одном направлении. 

Совсем недавно мы имели возможность наблюдать за блестящим успехом американцев в запуске ракеты Falkon Heavy. Эта нация привыкла мыслить масштабно, и уже сейчас она осознает, что голубое небо над ними больше не является потолком для их возможностей.

И тут интересная вещь. Отрывок из интервью для CNN Илона Маска, инициатора проекта запуска этой ракеты. 

Ведущая: Какая ваша любимая ракета?

Маск: Не учитывая сделанную мной? Тогда "Зенит", наверное, вторая самая лучшая ракета.

"Зенит" — марка украинских ракет-носителей, которые способны выводить на земную орбиту искусственные спутники. Их еще с 1980-х выпускает отечественный завод "Південмаш". Как видим, космос для нас тоже не чужой. 

Так почему же мы не лелеем видение, что наши украинские ракеты однажды смогут доставляли приготовленную в нашей стране еду для будущих поселений людей на Марсе?

У кого-то такое предложение может вызвать лишь ироническую улыбку. Но именно это и является самым точным индикатором оценки успешности всей нашей политики. Политики не как болтовни, а как способа менять жизнь людей к лучшему. Ведь для наиболее успешных люднй сумасшедших мечтаний или идей нет. Они просто записывают их в своих блокнотах на несколько страниц наперед.

Так будем же свободными личностями, не забывая о своей ответственности перед другими, и, конечно же, давайте мечтать. Потому что только так мы сможем ежедневно рисовать свое общее будущее даже на серых стенах наших будней!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Евгений Буравлев Евгений Буравлев 17 березня, 19:50 Для начала мы джолжны научится безоговорочно чтить христианские заповеди. Только так мы будим способными создать модель отношений между индивидом и государством. Затем мы должны научится избирать власть. Кроме того, мы должны уважать и чтить конституцию. Одновременно мы, чтя христовы изаповеди, должны выгнать нахрен из храма власти торговцев. И только после этого возникнит надежда, что сможет искренне улыбнуться индивиду его государство. согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться Александр Надинов Александр Надинов 23 березня, 10:41 Вот если начнем заниматься христианскими заповедями, то точно останемся в прошлом на много сотен лет согласен 1 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно