В поиске "стрелочников". Операция "Публикация". О новейших взглядах на захват власти

15 сентября, 2017, 18:41 Распечатать Выпуск №34, 16 сентября-22 сентября

Основных возможных фигурантов "конституционного переворота" явно выводят из-под удара, а виновными назначают "стрелочников".

Мониторинговая миссия ООН 12 сентября заявила о незначительном прогрессе в расследованиях расстрелов на Майдане и трагедии в Одесском доме профсоюзов

На этом фоне в расследованиях дел на т.н. политической почве Генпрокуратура демонстрирует необычайное движение. Из перечня последних достижений — "победа" в расследовании еще с марта 2014 г. резонансного дела о конституционном перевороте. 

И вот через три с гаком года — сюрприз! Как известно, на днях подозрение таки объявили экс-министру юстиции и нескольким бывшим сотрудникам Минюста. Следствие после значительных потуг пришло к шокирующему выводу: захват власти (под этим понятием понимается возврат варианта Конституции 1996 г., т.е. президентско-парламентского варианта государственного устройства) произошел… из-за опубликования в официальном издании министерства текста Конституции!

Тут все, кто разбирается в теме, почувствовали когнитивный диссонанс. Ведь по такой логике можно обвинить, скажем, метеорологов, которые сообщили, что идет дождь, в том, что он таки действительно идет!

То есть от обвинения самого Януковича, членов его политической команды и судей КСУ дело сузилось до нескольких чиновников, занимавшихся в министерстве изданием "боевого листка". Браво! Советую объявить подозрение также людям, которые покупали для типографии краску, тем, кто набирал текст и мыл пол. 

Теперь без шуток. Мы являемся свидетелями выборочного, абсолютно политически мотивированного ведения следствия. В дальнейшем вероятно также выборочное правосудие. Поскольку основных возможных фигурантов "конституционного переворота" явно выводят из-под удара, а виновными назначают "стрелочников". Под фанфары выполнения "требований Майдана". Который, правда, не требовал замыливать народу глаза фейками.

Если в сложных делах, где речь идет об убийствах, огромном объеме фактов и свидетельств, мы можем подозревать следствие в недостатке возможностей для эффективной работы, то в данном случае — отнюдь. Потому что эта история действительно имела в своем развитии некую логику, которая подсказывает каждому вменяемому следователю направление его работы. Да, это непростой пазл, и, чтобы его составить, нужны незаурядные умственные способности и профессионализм. И в том, что следствие из большой картины сложной категории конституционного конфликта выдернуло один надуманный, малозначимый и сознательно политически ангажированный эпизод, видится отнюдь не глупость. А намеренная попытка ввести общество в заблуждение.

Почему появляются ошибочные привычки

Для начала нужен краткий экскурс в историю. С 90-х гг. прошлого века в Украине идет очень сложный конституционный процесс, и с того времени нет ему конца-краю. Начиная с 2004 г., вокруг Конституции происходят политико-правовые игры. И совсем не по правилам правовой процедуры Раздела XIII Конституции Украины.

В 2004-м политико-правовой консенсус был найден как выход из острого политического кризиса. Да, уже тогда было понятно, что редакция Конституции 2004 г. — это политико-правовое решение, во время принятия которого имели место некоторые процедурные нарушения. Кроме того, конституционный процесс не был завершен… Но все — и внутри страны, и за ее пределами — тогда надеялись, что такое изменение Конституции — неординарный случай. И тем случаем положат конец в подобных вещах.

Но после этого Украина пережила новые ситуации системных конституционных изменений, каждая из которых имела признаки все большей правовой деградации. В итоге государство создало парадокс — действуя с целью достичь демократии, свободы и верховенства права, скатилось к полному игнорированию конституционного порядка внесения изменений в Основной Закон.

Уже в 2010 г. наблюдалась новая кризисная ситуация конституционного конфликта, когда решением КСУ через шесть лет действия Конституции (в ред. 2004 г.) была возвращена предыдущая Конституция (в ред. 1996 г.). Новое "возвращение" в 2014 г. также произошло с полным игнорированием конституционной процедуры. Сначала Конституцию вернули законом "О восстановлении действия отдельных положений Конституции Украины", а через день дополнили это соответствующим постановлением парламента.

То есть все три истории с "наработкой" и "возвратом" редакций Конституции за последние 13 лет — зеркальные: как старые власти, так и новая меняли Основной Закон, объективно говоря, неконституционным способом. В 2010 г., при старой власти, ключевую фатальную роль играл КСУ, а в 2014-м — парламент.

Более того, и КСУ, и уже действующим президенту и парламенту это так понравилось, что, не ограничившись возвращением редакций Конституции, они пошли дальше, вмешиваясь в само конституционное регулирование процедур внесения в нее изменений. Например, общеизвестное "клиническое" решение КСУ о внеочередной следующей сессии. Суд фактически ответил: "Когда захотите", цинично изменив конституционную процедуру из-за политической целесообразности!

Об этом нужно напомнить, чтобы оценить фон, на котором уже третий год проводится упомянутое досудебное расследование о "конституционном перевороте", или в "новой редакции" — о захвате государственной власти. 

Криминал или политическая ответственность?

Следствие не может не знать прямого, очевидного, как дубовые входные двери Генпрокуратуры, факта — фундаментом этого "конституционного переворота" было Решение КСУ от 30 сентября 2010 г. №20-рп/ 2010 по делу о конституционном представлении 252 народных депутатов Украины относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) Закону Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины" от 8 декабря 2004 г. №2222-IV (дело о соблюдении процедуры внесения изменений в Конституцию Украины). Поэтому было бы логично, если бы правоохранители, изучая возможность открытия уголовного производства относительно захвата власти, расследовали бы природу этого решения КСУ, его характер, содержание и главное — правовые последствия. Ведь именно в этом суть проблемы. И должны были дать правовую оценку именно этим моментам: были ли признаки преступления в действиях всех участников конституционного рассмотрения, принимавших это решение. 

Но прошло почти три года. Из сообщений в СМИ можно сделать вывод, что следствие пыталось расследовать, было ли разного рода влияние на судей; обращались ли в КСУ нардепы согласно Конституции, были ли у них другие мотивы. Возможно, выясняли, кто формировал идеологию и схему отмены изменений 2014 г., если таковая была. Ведь осведомленные журналисты об этом писали еще накануне президентских выборов ("Зеркало недели", №2 от 22.01. 2010). Очевидно, должны были бы попытаться выяснить, был ли преступный заговор, есть ли основной признак объективной стороны преступления — насильнического захвата государственной власти или смены конституционного порядка, что предусмотрено ст. 109 Уголовного кодекса Украины.

Однако в результате мы понимаем, что это должным образом не исследовали. Или исследовали и признаков преступления не нашли. Судя по всему, люди, проводившие это резонансное расследование, также не имеют представления о понятии "конституционный порядок", его институтах, политических и правовых составляющих и о том, что такое государственная власть… Пока разберешься…

А тут — начало нового политического сезона. Нужны сенсации. "Примерно через год страна погрузится в избирательную кампанию", — сказал президент в своем Послании за 2017 г. По слухам о порядке дня его августовских встреч — для его команды эта кампания уже началась. Не дремлют со своими планами и теневые политические игроки. Но об этом позже.

Однако, учитывая важность этого дела и его влияние на будущее нашего государства, вопрос должен стоять ребром. Для общества, для следствия, для всех участников событий 2010 г. И тех, кто сейчас у власти, и тех, кто за ее кулисами руководит.

Отдельные конституционалисты, специалисты в области права, которые прямо касаются конституционного процесса, анализируя события возврата в 2010 г. к редакции Конституции 1996-го, уже тогда, а не только после Революции достоинства, пришли к мнению, что Решение КСУ от 30 сентября 2010 г. является конституционным переворотом, конституционным конфликтом.

Но есть и особенности этой правовой ситуации. Если будет доказана уголовная составляющая в действиях судей КСУ, вероятных идеологов решения, участников процедуры его принятия, то тогда наступает уголовная ответственность. 

Если же эта составляющая не доказана, и ее невозможно доказать, то простите, но речь идет все же только о конституционном конфликте, вследствие которого наступает конституционная, политическая ответственность. 

Фемида — она же слепа. 

В обоих случаях актуально искать выход из этой ситуации конституционным способом. (Создание Конституционной ассамблеи в свое время имело, в частности, именно такую цель).

Это трудные и в правовом, и в политическом смысле, однако единственно возможные и взаимоисключающие правовые варианты выхода из тогдашнего конституционного конфликта. Другого не дано.

После такого решения КСУ возникли основания для политико-правовой оценки поведения судей КСУ со стороны всех, кто их делегировал, — президента, парламента, судебной власти. Учитывая то, какие правовые последствия судьи вызвали своим решением, очевидно, что после Революции достоинства речь должна была идти об их отставке. Парламент прекратил полномочия отдельных судей. Другие — подали заявления об отставке исполняющему обязанности президента. Но им отказали, и большинство судей, участвовавших в том конституционном производстве, работают до сих пор. И суд работает, как видим, с пониманием уже современной "политики партии". Они нужны!

Конспирологический подарок

Чтобы не нарушать гармонию в послушном КС, и несмотря на то, что поиски уголовной составляющей в действиях судей очевидно остаются, досудебное расследование пошло другим путем. Трудно утверждать со стопроцентной уверенностью, но вполне вероятно, что следствие "творчески" обработало публикацию "Конституционная афера" одного из нынешних судей КСУ в ZN.UA за февраль 2014 г., содержавшую конспирологическую версию, что "…решение КС от 30 сентября 2010 г. нужно признать юридически никчемным. То есть таким, которое априори не могло породить никаких правовых последствий в части изменения Конституции". Вывод такой — суть проблемы заключается в "техническом изменении текста". И дальше автор подробно анализирует, кто, как и почему напечатал "подмененный" текст… 

Оказалось, что не нужно исследовать поведение судей, не нужно читать содержание решения КСУ, не нужно проникаться выводами Венецианской комиссии, содержанием отдельных мнений судей КСУ… Проще объявить виновными лишь одного Януковича (который в конституционных вопросах был, мягко говоря, полным профаном, чтобы не сказать больше) и чиновников Минюста, которые опубликовали соответствующий текст Конституции! Остальные участники процесса — белые и пушистые, до сих пор трудятся на благо Украины…

Из уважения к автору той статьи замечу, что как мнение ученого в сфере уголовного права и сопредельных наук эта позиция в 2014 г. имела право на существование. Но следователи, как оказалось, наверное, радушно ухватились именно за такую недостоверную версию. И произошло искусственное упрощение дела в сверхсложной конституционно-правовой сфере, вплоть до уровня расследования похищения авто или мобильного телефона. И вопрос чести для правоохранителей и "выполнение требований Майдана" для их начальников получили новое дыхание и быструю перспективу стать очередной "победой". 

Срочное "раскрытие" дела о конституционном перевороте, ставшее делом о захвате государственной власти, освещает его политическую целесообразность. Но эта поспешность и то, как и когда это произошло, делают из него очередной мыльный пузырь. Ведь так или иначе, а "сердцевина" дела об изменении Конституции — в виде упомянутого Решения КС и его последствий — никуда не делась. Следователи и прокуроры, конечно, могут считать это решение никчемным, но интересно, как они это будут аргументировать в суде? Как будут доказывать, что оно не имело никаких юридическо-правовых последствий, что означает: насильнический захват власти произошел, извините, из-за выпуска "Официального вестника Украины". 

О никчемных и правовых последствиях

А тем временем следовало бы в процессе следствия внимательно проанализировать это решение КС. В частности наиболее принципиальную его сторону, то, в чем заключается его правовая квинтэссенция и значимость, — суть и правовые последствия решения.

Ниже — цитаты ключевых фрагментов (с сохранением последовательности изложения позиций в тексте).

Из пункта 6 мотивировочной части решения

"Конституционный Суд Украины исходит из того, что признание неконституционным Закона №2222 в связи с нарушением процедуры его рассмотрения и принятия означает восстановление действия предыдущей редакции норм Конституции Украины, которые были изменены, дополнены и изъяты Законом №2222".

"Конституционный Суд Украины считает необходимым возложить на органы государственной власти обязанность по неотложному выполнению этого Решения относительно приведения нормативно-правовых актов в соответствие с Конституцией Украины от 28 июня 1996 г. в редакции, которая существовала до внесения в нее изменений Законом №2222".

Пункт 2 резолютивной части решения:

"Закон Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины" от 8 декабря 2004 года №2222-IV, признанный неконституционным, теряет силу со дня принятия Конституционным Судом Украины этого Решения".

Пункт 4 резолютивной части решения:

"Решение Конституционного Суда Украины является обязательным к выполнению на территории Украины, окончательным и не может быть обжаловано. Решение Конституционного Суда Украины подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Украины" и в других официальных изданиях Украины".

Даже этих пунктов (имеющих нормативный характер, как и весь текст решения) достаточно, чтобы понять, в чем заключаются его правовые последствия, и каким по времени является момент их наступления. 

Выглядит так, что содержание Решения КСУ в части его последствий так же понимали и судьи КСУ, которые (согласно ст. 64 старой редакции закона об этом органе) добавили свое отдельное мнение к этому решению.

Критикуя за непоследовательность, противоречивость, отсутствие "четкой правовой позиции относительно правовых последствий признания Закона 2222 неконституционным…", цитируя приведенные выше позиции из Решения КСУ, судья В.Шишкин пишет: "Такая формулировка беспрекословно указывает на позицию Конституционного Суда Украины о том, что после принятия Решения в украинском государстве действуют все положения Конституции Украины, принятые Верховной Радой Украины (конституциедателем) 28 июня 1996 г.".

Судья КСУ П.Стецюк указывает на необоснованность позиции суда: "Необоснованной представляется позиция Конституционного Суда Украины, согласно которой "признание неконституционным Закона №2222 в связи с нарушением процедуры его рассмотрения и принятия означает восстановление действия предыдущей редакции норм Конституции Украины, которые были изменены, дополнены и изъяты Законом №2222".

Таким образом, оба судьи КСУ, имевшие отдельное мнение, критикуя каждый со своими аргументами решение КСУ, давали свои предложения, однако отталкивались от правовой позиции КСУ относительно того, что этим решением восстановлено действие Конституции Украины от 28 июня 1996 г., которая существовала до внесения в нее изменений Законом Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины" от 8 декабря 2004 г. №2222-IV. Иначе бы не было оснований им конкурировать с этой правовой позицией.

Считаю, что речь шла о т.н. автоматическом возврате текста Конституции.

Наиболее профессиональной является позиция Европейской комиссии "За демократию через право" (Венецианской комиссии). В Выводе "О конституционной ситуации в Украине" (20.12.2010 CDL-AD (2010)044) она также дала четкую квалификацию правовых последствий этого решения КСУ. В частности, несколько пунктов вывода по своему смыслу возвращаются к вопросу правовых последствий решения КСУ. Цитируем дословно лишь один из них, пункт 40 вывода: "Основным последствием Решения Конституционного Суда от 30 сентября является восстановление прежде существующих правовых норм Конституции 1996 г.". Да, Венецианская комиссия критически анализирует решение и с позиции европейского конституционализма, и с позиции собственно Конституции Украины, однако факт остается фактом — она его признает. 

Как из текста решения КСУ, а также текста отдельных мнений судей КСУ, так и по оценке Венецианской комиссии, украинских специалистов, в частности моей, В.Мусияки и других, вытекает ключевой вывод — решением Конституционного суда Украины по делу о конституционном представлении 252 народных депутатов Украины относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) Закону Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины" от 8 декабря 2004 года №2222-IV (дело о соблюдении процедуры внесения изменений в Конституцию Украины) восстановлено действие Конституции в редакции, которая существовала до внесения в нее изменений Законом Украины №2222-IV.

Тогда мы с этим спорили, критиковали, но решение было обязательным к выполнению на территории Украины, окончательным и неоспоримым. Несмотря на все, оно остается действующим и по сей день.

Кроме прочего, при всей сложности и спорности ситуации, КСУ разъяснил, что означают его действия, и возложил на органы государственной власти обязанность безотлагательно выполнить его решение.

Таким образом, Министерство юстиции Украины безотлагательно опубликовало в своем специальном номере бюллетеня "Официальный вестник Украины" от 1 октября 2010 г. Решение Конституционного суда Украины по делу о конституционном представлении 252 народных депутатов Украины относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) Закону Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины" от 8 декабря 2004 г. №2222-IV (дело о соблюдении процедуры внесения изменений в Конституцию Украины) от 30 сентября 2010 г. №20-рп/2010 и автоматически восстановленный текст Конституции Украины в редакции от 28 июня 1996 г. Не новую версию с новыми реквизитами, а так, как отметил КСУ в своем решении.

В первый после решения КСУ рабочий день очередного пленарного заседания Верховной Рады Украины, 6 октября 2010 г., она приняла постановление "Об обеспечении выполнения Решения Конституционного Суда Украины от 30 сентября 2010 г. №20-рп/2010 относительно соответствия Конституции Украины (конституционности) Закону Украины "О внесении изменений в Конституцию Украины" от 8 декабря 2004 г. №222-IV", которым для подготовки предложений, касающихся изменений в действующее законодательство, поручив ей безотлагательно подготовить проекты решений Верховной Рады Украины, вытекающие из Решения Конституционного суда Украины от 30 сентября 2010 г. №20-рп/2010, в случае необходимости подготовить проект обращения парламента к КСУ по разъяснению указанного решения. 

За разъяснениями ни парламентское большинство, ни оппозиция не обращались. Всем все было понятно. Занялись активным законотворчеством.

Таким образом, пиарная акция следствия, которое объявляет подозрения в захвате государственной власти опубликованием текста Конституции Украины в официальном издании Минюста, выглядит несостоятельной с правовой точки зрения и просто смешной. По крайней мере в части, касающейся должностных обязанностей людей, которые занимали не политические должности, а были чиновниками министерства.

Новые риски на старую тему

Большинство действий современной власти так похожи на действия предыдущей. Поэтому всем причастным к процессу — от президента до депутатов и генпрокурора — советую внимательно читать документы и серьезно задуматься над их доктринами, перспективами и, опять-таки, последствиями. 

Потому что все, о чем речь шла выше, на самом деле только полбеды. Для общества сейчас кажутся еще более угрожающими вызовы новейшего конституционного процесса. Здесь и содержание, и процедура опять являются суперважными.

В последнее время политикум снова начал выжимать из своих недр идеи референдума как процедуры принятия новой Конституции Украины. Возможно, эта тема захвата государственной власти и является тем примитивным способом, который позволит теневикам от украинской политики уничтожить в который раз сам Основной Закон страны, а заодно и государство. Ведь оказывается, что мы настолько бездарны, и государство наше настолько фейковое, что в нем могут захватить власть даже публикаторы текста одной из редакций Конституции. 

В свое время, весной и летом 2014 г., руководство РФ уже пыталось "стимулировать" украинский конституционный процесс через призывы принять новую Конституцию Украины на референдуме. 

Хочется, чтобы все потенциальные субъекты конституционного процесса вынесли каждый свой урок из украинских конституционных изменений, и чтобы в дальнейшем мы двигались в этом важном вопросе путем европейского конституционализма, демократически и легитимно со всех сторон. Для того в государстве существуют парламент и президент.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно