СЕРГЕЙ ТИГИПКО: «СОЗДАНИЕ БОЛЬШИНСТВА БЕЗ ЮЩЕНКО ВЫТАЛКИВАЕТ ЕГО В ОППОЗИЦИЮ»

04 октября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 38, 4 октября-11 октября 2002г.
Отправить
Отправить

Сергей Тигипко, увы, не стал героем. Его благие намерения привести в новосозданное большинство за руку Виктора Ющенко с «Нашей Украиной» успехом не увенчались...

Сергей Тигипко, увы, не стал героем. Его благие намерения привести в новосозданное большинство за руку Виктора Ющенко с «Нашей Украиной» успехом не увенчались. Вечный претендент на премьерское кресло, Сергей Леонидович, вероятно, надеялся, что, усади он Ющенко в один ряд с Пинчуком, Деркачем, Пустовойтенко, Кравчуком и другими пропрезидентскими деятелями, он выполнит функцию, которую некогда результативно удалось «провернуть» Ивану Плющу, уговорившему Виктора Андреевича подписать известное «письмо трех». Таким образом не только бы произошла сцена публичного «обрезания» оппозиции, но и демонстрация собственных способностей к ведению переговоров. За подобные успехи обычно награждают не только президентской лаской, министерскими постами, но и, например, должностью главы Нацбанка. Однако Тигипко, судя по всему, просчитался. Не исключено, что его просто использовали в игре, к которой он отношения не имеет…

— Сергей Леонидович, если до сих пор продолжаются консультации по созданию парламентского большинства, есть основания предполагать, что его в данный момент просто не существует…

— Это не так. Могу вас заверить, что необходимое количество заявлений собрано. В настоящее время продолжаются лишь переговоры по дополнительному привлечению депутатов в большинство. Ныне мы работаем в трех направлениях. Во-первых, нужно решить, как провести перераспределение парламентских комитетов и какие из них необходимо оставить оппозиции. Во-вторых, идут переговоры с премьер-министром о создании коалиционного правительства на базе большинства. В-третьих, нужно наработать программу принятия законопроектов, которые будут приниматься в ближайшее время. Лично я считаю, что с подписанием девятью фракциями соглашения о создании большинства в парламенте закончен период бездействия.

— Несмотря на оптимистичные рапорты создателей большинства в минувшую пятницу, есть сведения, что на тот момент в сейфе лежало только 209 заявлений…

— Уверяю вас, таких заявлений уже даже больше 226. Думаю, в ближайшие дни мы опубликуем полный список вступивших в парламентское большинство. Я вам сейчас не готов назвать всех поименно, потому что рабочей группой «девятки» мне поручена другая работа и этим я уже не занимаюсь. Могу сказать о своей фракции — все 42 члена, включая одного представителя оппозиции, перешедшего к нам (об этом будет объявлено 8 октября), написали заявления о вступлении в большинство…

— По рассказам некоторых депутатов, им предлагали немалые суммы, исчисляемые десятками тысяч долларов за переходы во фракции, образующие парламентское большинство. Есть также сведения, что кое-кому предлагали поддержку инвестиционных проектов на суммы порядка миллиона… По вашим прогнозам, сколько людей таким или каким-то другим образом согласятся пополнить ряды «большевиков»?

— Я бы не стал сегодня говорить о деньгах, поскольку ни вы, ни я об изложенных вами выше фактах наверняка не знаем. Следовательно, высказывать подобные подозрения, как мне кажется, не совсем корректно. Думаю, что колоссальным стимулом, способным повлиять на решение некоторых депутатов, будет не то, о чем вы говорите, а передел парламентских комитетов и создание коалиционного правительства. Эти факторы повлияют на увеличение парламентского большинства на 15 человек. Таким образом, оно через полторы недели начнет свою работу в составе как минимум 240 депутатов.

— Интересно узнать, откуда возьмутся эти люди, если практически все внефракционные депутаты, по некоторым данным, уже написали заявления. Сомнительно, что к вам присоединится столько оппозиционеров. Получается, вы рассчитываете на хороший «прикуп» из «Нашей Украины»?

— Я не исключаю, что ими будут члены «НУ». Более того, я знаю, что подобные переговоры некоторые представители этой фракции уже провели.

— Вы заговорили о перераспределении комитетов. Это будет повторением «бархатной революции-2000» со всеми вытекающими отсюда последствиями, когда оппозиция будет выступать исключительно в роли статистов?

— Это не повторение «бархатной революции». Я объясню нашу позицию. Кроме ответственности, которая ложится на большинство и которую пока не все понимают, у него должны быть инструменты для реализации программы действий. Мы сейчас ее готовим. Поэтому однозначно нужно идти на перераспределение комитетов, чтобы эту программу выполнить. Хотя я не склонен торпедировать этот процесс, пока мы не определим, что должно остаться у оппозиции. Большинство будет безликим, если оно ничего не сделает в экономической и политической сфере. Время летит быстро, скоро придет время новых выборов. Если мы не скажем людям, что мы сделали, когда были «партией большинства», то, естественно, проиграем.

— Вы сейчас дистанцируетесь от процесса дополнительной утряски парламентского большинства. Дан повод для обвинений Тигипко в том, что переговоры с «Нашей Украиной» проводились для отвлечения внимания Ющенко от акций оппозиции…

— Уверяю вас, что это не так. Вначале я ни с кем не согласовывал действия по переговорному процессу с «Нашей Украиной», как утверждают некоторые оппозиционеры. Для меня это был серьезный вариант, а не отвлекающий маневр. Я отбрасываю любые обвинения в свой адрес о том, что будто бы я проводил переговоры исключительно кому-то в угоду. Да, по дальнейшему ходу этих переговоров у меня было несколько встреч с Президентом, и я ему докладывал о том, как они продвигаются. Кстати, чем дальше, то сторонников идеи формирования большинства при участии «Нашей Украины» становилось все больше. Да, были и противники как внутри моей фракции, так и внутри фракции Ющенко. Но, еще раз подчеркиваю, своей задачей я видел участие «Нашей Украины» в формировании сильного правоцентристского большинства.

— Правда ли то, что на последней встрече с Ющенко вы сказали: «Я проиграл»?

— Конечно, трудно назвать полученный результат выигрышем. Ведь то, что получилось сейчас, мы могли собрать и шесть месяцев
назад, сразу после выборов. Все прекрасно понимают, что при нашем административном ресурсе набрать в парламенте 226 голосов за три дня возможно, как это было во время избрания спикером Владимира Литвина. Но говорить о том, что это проигрыш только Тигипко, я бы не хотел. Вероятно, меня кто-то неправильно истолковал. По сути, проигрывает страна в целом. И это не пафосные слова. Есть аксиома: чем шире коалиция, чем количественнее большинство (и если бы сработала схема «девять фракций плюс одна», в которой «Наша Украина» могла стать двигателем определенных изменений в политической сфере), тем быстрее мы получили бы конституционное большинство, способное проводить реформы. Я жалею, что в очередной раз утрачен шанс проведения быстрых изменений в экономике и политике.

— Но ведь к тому, что «Наша Украина» не вошла в большинство, приложили руку определенные люди. Кстати, вы можете согласиться, что нынешнее большинство следует назвать «имени Виктора Медведчука»?

— То, что «Наша Украина» не воспринимает социал-демократов, а социал демократы — «Нашу Украину», видно невооруженным глазом. Хотя, кстати, СДПУ(о) никогда не заявляла, что не хочет видеть Ющенко в большинстве. И, как мне кажется, главе администрации не под силу провернуть подобное решение, если бы в других фракциях тоже не существовало подобных настроений относительно «Нашей Украины»...

— Но, как известно, на то или иное настроение глав фракций имеет влияние другой человек — Президент…

— Возможно и так. То, что переговоры Президента и Ющенко не увенчались успехом и то, что «Наша Украина» была во многом непоследовательной в своих действиях, несомненно, отразилось на ходе переговоров. Сказалось в первую очередь и подписание известных обращений к Президенту, и целый ряд выступлений сторонников «Нашей Украины» как в стране, так и за рубежом. Давайте скажем откровенно: и в самой «Нашей Украине» была очень жесткая позиция относительно сближения…

— Тем не менее есть информация о том, что якобы на встрече Ющенко с Президентом, которая состоялась перед заседанием «девятки», «Нашей Украине» было обещано премьерское кресло. Но на следующий же день было объявлено о парламентском большинстве. Вы можете это подтвердить или опровергнуть?

— Мне известно, что разговор между Ющенко и Президентом действительно состоялся. Сразу же по его завершении я беседовал с Виктором Андреевичем. Но, думаю, никаких конкретных предложений относительно премьерства ему не поступало. По крайней мере, мне Виктор Андреевич о них не сказал.

— Создается впечатление, что нынешнее создание большинства — это ответ Президента на ультиматумы, которые адресовала ему «Наша Украина»…

— Думаю, это вопрос не ко мне, а к Президенту. И он сам может на него ответить. Хотя я готов высказать свою точку зрения и назвать вам формальные причины, которые не дали возможности вхождения «Нашей Украины» в большинство. Когда ранее мы с Юрием Костенко выписывали договор о большинстве, то обсуждали формулу избрания премьер-министра, формулу формирования коалиционного правительства. Но при этом «Наша Украина» не ставила жестких условий, запрещавших вхождение в большинство тех или иных политических сил. По ходу переговоров возникла позиция, которую озвучил Виктор Андреевич, заявивший, что начинать формирование большинства должны «Наша Украина», Партия регионов и «Трудовая Украина», постепенно вводя других сторонников. Я же считаю, что все, кто изначально поддерживает рамочные документы большинства, имеют право в него вступать. А позиции, которые были ключевыми для меня с самого начала, остались. Это: а) избрание премьера через рейтинговое голосование, единогласная поддержка премьер-министра большинством, б) пропорциональное представительство в коалиционном правительстве, в) стабильность института Президента до 2004 года,
г) своевременные парламентские выборы и д) максимально широкая коалиция под программные документы. Вот и все формальные причины того, почему мы с Ющенко разошлись в разные стороны.

— Уже очевидно, что сложившаяся ситуация выталкивает Ющенко на оппозиционный путь. Разумно ли поступает власть, сжигая таким образом «последние мосты»?

— Я согласен, что создание большинства без «Нашей Украины» выталкивает Ющенко в оппозицию. Однако не верю, что это будет оппозиция с коммунистами, социалистами и Блоком Тимошенко. Я прогнозирую, что получим уникальную ситуацию, когда будет оппозиция и слева, и справа. Что касается полностью сожженных мостов, то в политике так не бывает. Переговоры должны продолжаться — ведь иногда (даже несмотря на законы жанра) конструктивная работа намного продуктивней, нежели классическая оппозиция.

— Спикер парламента Владимир Литвин не подал заявления о вхождении в парламентское большинство. Кто, по-вашему, на кого будет работать: большинство на Литвина или Литвин — на большинство?

— Решение Литвина для меня понятно: ведь 240 депутатов большинства — это еще не весь парламент. А он председатель всей Верховной Рады. На плечи Владимира Михайловича ложится и обеспечение конструктивной работы парламента и создание таких условий, чтобы оппозиция не чувствовала себя выброшенной из общепарламентского процесса, чтобы вела себя конструктивно. И несмотря на то, как он избирался и насколько жестко его критиковали, сегодня Литвин соответствует той должности, которую занимает. Я считаю, что сейчас большинство должно поработать на спикера, чтобы он смог наладить конструктивную работу парламента.

— Уже прошла информация о том, что «девятка» приступила к предварительному дележу кабминовских портфелей. Причем, как утверждают СМИ, без участия премьера Кинаха. Вы можете спрогнозировать ближайшее политическое будущее Анатолия Кирилловича? Знаете ли вы, кто ходит в кандидатах на должность нового премьера?

— Я считаю, что наиболее оптимальный вариант сегодня — не менять премьер-министра, а лишь провести некоторые кадровые изменения в министерствах и на вице-премьерских постах.

— Тогда позвольте полюбопытствовать, на какую должность расчитываете вы, если не на премьерскую?

— Я пока не хотел бы говорить об этом, поскольку это решение должно быть принято коллективно. Уверяю вас, никаких движений без рекомендации своей партии и фракции я предпринимать не буду.

— Если произойдет неимоверное и вы не получите должности в правительстве, не будет ли это означать крах вашего общего с Кинахом конгломерата — «трудовиков» и Партии промышленников и предпринимателей?

— Сейчас роль лидера фракции тоже заметно возрастает. И с ней вынуждены будут считаться не только внутри большинства, но и в правительстве, кто бы ни был премьером. Поэтому я чувствую себя достаточно уверенно и не считаю, что мои нынешние позиции ниже какого-либо министерского поста. Ведь от нашей фракции в первую очередь зависит: будет существовать большинство или нет. И если я уйду из Верховной Рады в Кабмин, то, естественно, буду переживать, кто же подхватит эту фракцию, кто будет делать ее позицию прогрессивной…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК