Себе в убыток

27 января, 12:33 Распечатать Выпуск №3, 26 января-1 февраля

Об особенностях внешней торговли Украины.

Негативное сальдо внешней торговли Украины почти достигло 9 млрд долл. (за 11 месяцев прошлого года). 

Ситуация удивительная: экспортная стратегия у страны есть, переговоры о зонах свободной торговли идут постоянно, соглашения о ЗСТ подписывают регулярно, урожайность не подводит, цены на мировых рынках благоприятные, количество торговых партнеров стабильно высокое, а результат отрицательный и становится хуже. Например, по итогам 11 месяцев 2017-го сальдо тоже было не в нашу пользу, но составило 5,3 млрд долл., то есть за прошлый год показатель существенно ухудшился.

Плохие хорошие показатели

Риски очевидны: отрицательный платежный баланс оказывает большое влияние на обменный курс в стране. Упрощая, отрицательный платежный баланс говорит о том, что Украина тратит за рубежом валюты больше, чем получает из-за рубежа. А чтобы тратить, украинским компаниям надо покупать валюту на внутреннем рынке, провоцируя ее дефицит и создавая дополнительное давление на курсовую стабильность.

За 11 месяцев прошлого года экспорт вырос на 9,9%, импорт за этот же период увеличился на 16,7%. Продав товаров на 43,2 млрд долл. США, мы купили у других стран продукции на 52,1 млрд (см. табл.).

Импортируем мы в основном топливо (23,7% в общем объеме импорта), машины и оборудование (20,8), химическую продукцию (12,4), транспортные средства (7,9), пластмассы и полимеры (6,3%).

Рост нашего экспорта традиционно опирается на сырье — металлургию и сельское хозяйство. Причем на первом месте, конечно же, продукция АПК — 42,5% от общего объема экспорта (за 11 месяцев 2017-го — 44,9%), металлы на почетном втором месте — 26,6% в общем объеме (24,8% за 11 месяцев 2017-го).

Несмотря на то, что металлургия не первый год испытывает трудности, а в этом году к ним прибавились еще и ремонтные работы на отдельных комбинатах, дополнительные барьеры в Азовском море и снижение цен на сталь на отдельных региональных рынках, рост есть — на 17,2% к соответствующему периоду прошлого года.

Экспорт зерновых повысился скромнее — на 9%. Причина — более низкие запасы продукции в первом полугодии, скромный урожай ранних зерновых и снижение мировых цен на отдельные культуры, в частности на кукурузу и сою. Если бы не ранняя жатва и высокие цены на пшеницу, рост экспорта этой группы товаров был бы еще ниже.

Счастливая случайность помогла в этом году нашим производителям курятины повысить показатели экспорта их продукции в страны ЕС. Еврокомиссия ограничила доступ на рынки ЕС продукции нескольких птицефабрик Бразилии. Конечно, наши экспортеры воспользовались ситуацией и существенно нарастили поставки украинской курятины на эти рынки. В итоге по позиции "продукты животного происхождения и живые животные" наш экспорт увеличился на 11,5%. Но подобные счастливые случайности во внешней торговле нечасты. А погоня наших экспортеров за большей выручкой не всегда выгодна государству.

В частности, отечественные поставщики железной руды в этом году решили переориентироваться с рынков Азии на рынки ЕС, потому что там цены на руду были выше. В цене действительно выиграли, но в физических объемах проданного товара — нет, все-таки рынки Азии, в частности Китая, существенно больше рынка Евросоюза.

Как ни крути, а до тех пор, пока Украина будет экспортировать сырье, ее выручка будет зависеть исключительно от конъюнктуры на мировых рынках, влиять на которую мы можем едва ли. Из года в год надеясь исключительно на благоприятную ситуацию на внешних рынках. Именно сырьевой тип украинской экономики — главная причина того, что импорт в Украину стабильно опережает ее экспорт.

Внутренние проблемы

При всех успехах наших экспортеров Украина продолжает наращивать импорт гораздо быстрее, чем экспорт. В период посткризисного восстановления государство изо всех сил старалось стимулировать внутреннее потребление товаров, чтобы запустить экономику. У людей не было достаточного количества денег, чтобы сформировать нужный производителям спрос. Повышение минимальных заработных плат и пенсий дало людям необходимый ресурс, помог и рост потребительского кредитования банками. Но отложенный покупателями спрос касался прежде всего импортных товаров. Рынок отреагировал моментально, — импорт начал опережать экспорт, причем значительно. И в прошлом году ключевым в росте импорта стало увеличение неэнергетических товаров потребительского назначения — продуктов питания, промышленных изделий и прочего. Например, экспорт готовых пищевых продуктов вырос за 11 месяцев лишь на 5%, а их импорт — более чем на 22%, на 24% вырос импорт различных промышленных товаров, а их экспорт — только на 15,7%, лекарств Украина продала другим странам на 190 млн долл., а закупила на 1,7 млрд.

Спрос формирует предложение, товары везут, но производить отечественные аналоги, которые могли бы соответствовать по цене и качеству, не хотят. Это видно даже в такой незначительной, с точки зрения внешней торговли, группе товаров, как текстиль и обувь. Продав за рубеж одежды и тканей на 776,5 млн долл., а обуви — на 193 млн, мы завезли в страну текстиля на 1,8 млрд долл., обуви — на 336,5 млн.

И если в посткризисный период о необходимости программ импортозамещения еще говорили, то сейчас вспоминают лишь вскользь. А проблема продолжает усугубляться, ведь импортные товары от года к году насыщают рынок. Ниши, которые теоретически мог бы занять отечественный производитель, попросту исчезают. Конкурировать с импортом сложно, потому что наш производитель либо ориентирован на сырьевую группу товаров, либо отстает от конкурентов по критериям качества, либо для производства должен импортировать сырье и комплектующие. Мы завозим в страну, как правило, высокотехнологичную продукцию и так называемые товары с высокой добавленной стоимостью. И для того чтобы произвести аналогичный конечный продукт в Украине, нашему производителю зачастую требуется наращивание импорта. Отсутствие внятной государственной поддержки отечественного бизнеса и надежды правительства на то, что проблему решит "невидимая рука рынка", лишь ускоряют рост нашего торгового дисбаланса. Ведь бизнес активно работает в тех сферах, где рентабельность и окупаемость выше, бизнес-модель проще, а доступ на внешние рынки открыт. Самостоятельно он из "сырьевой ловушки" не выберется.

Нет, речь не идет об искусственных барьерах, которые бы импорт ограничивали. Но стимулирование производства товаров высокой добавленной стоимости, поддержка роста отечественного малого и среднего бизнеса и привлечение инвесторов, готовых открывать производства в Украине, — очевидные шаги для изменения торгового баланса в нашу пользу.

Внешние провалы

Без изменения приоритетов внутреннего производства любые наши попытки расширить внешние рынки сбыта будут иметь довольно непродолжительный положительный эффект. Да, подписание с другими странами соглашений о свободной торговле — это важные шаги, но только этим усилия правительства ограничиваться не могут, без изменений на внутреннем рынке и грамотного анализа наших позиций на мировых рынках ожидаемого эффекта от этих ЗСТ не будет. В мире не так много стран, которые мы могли бы покорить нашей готовой продукцией и технологиями. Для большинства наших партнеров мы — поставщик сырья, не более. И даже выигрывая в объемах поставок, мы все равно будем проигрывать в цене, потому что продаем дешевую продукцию.

Результаты нашего соглашения о ЗСТ с ЕС говорят об этом красноречиво. Доля рынков ЕС в общем объеме экспорта составляет 42,6%, в общем объеме импорта — 40,6%. За год экспорт вырос на 15,7%, импорт — на 12,4. Вроде бы все хорошо, и сотрудничество должно быть нам выгодно. Но в миллиардах долларов ситуация иная. Мы продали Евросоюзу товаров на 18,4 млрд долл., купив у него товаров на 21,1 млрд. И как ни крути, сальдо не в нашу пользу, даже при опережении объемов импорта экспортом.

Если смотреть на топ-5 наших партнеров во внешней торговле, то мы покупаем товары в РФ (7,4 млрд долл.), Китае (6,8 млрд), Германии (5,5 млрд), Беларуси (3,5 млрд), Польше (3,3 млрд долл.). А продаем товары РФ (3,3 млрд долл.), Польше (3 млрд), Италии (2,4 млрд), Турции (2,2 млрд), Германии (2 млрд долл.). Из них только торговля с Турцией и Италией пока приносит нам положительное сальдо (см. рис.). Но если учесть, что импорт товаров из Турции за 11 месяцев вырос на 36,5%, а из Италии мы завезли за этот же период на 26,9% больше при в разы меньшем росте экспорта, то в будущем и этот хлипкий баланс в нашу пользу тоже может быть нарушен.

Даже последнее подписание ЗСТ с Израилем в итоге ничего хорошего нам не сулит, хотя сейчас сальдо нашей торговли с этой страной в нашу пользу (+349,3 млн долл.). Формально Израиль — перспективный для нас рынок, так как торговля с ним профицитна. Но если взглянуть на статистику, то обнаружится, что экспорт украинской продукции в Израиль по сравнению с прошлым годом не вырос вообще, а импорт израильской продукции в Украину увеличился на 22%.

При этом экспортируем мы традиционно зерновые (215 млн долл.), металлы (192 млн), продукты питания (53 млн) и древесину (16 млн долл.). Основные позиции израильского импорта в Украину — химическая продукция (69 млн долл.), пластмассы (14 млн) и оборудование
(22 млн долл.). Никакого сырья, все — продукты высокой добавленной стоимости. Что не удивительно, ведь экономика Израиля — это экономика инноваций, и, в отличие от украинских коллег, израильские производители давно и умело встраиваются в мировые цепочки добавленной стоимости.

Что же мы получим от ЗСТ с этой страной? Рынок для Украины сравнительно небольшой, но зато технологически страна нас давно опередила. Согласно соглашению Израиль откроет для нас свой рынок на 80%, а мы для него — на 70. И эта фора нивелируется дальнейшими условиями. Украина после переходного периода (от трех до семи лет) получает право беспошлинного экспорта большинства промышленных товаров и квоты для продукции АПК (пшеницы, яиц, меда, подсолнечного масла, вина, мяса птицы, молочных продуктов). И промышленными товарами мы Израиль точно не завалим, потому что их либо не производим, либо их качество не выдержит конкуренцию на израильском рынке, а продуктов питания поставим столько, сколько квоты позволят. В ответ мы отменим ввозные пошлины для 7% израильской сельхозпродукци, в основном овощей и фруктов, и 70% промышленных товаров, которые нашим не чета и точно найдут своего покупателя в Украине. Правительство ожидает, что в перспективе ЗСТ с Израилем на 15% увеличит товарооборот между нашими странами. Вполне возможно. Но в чью пользу будет этот рост товарооборота?

Мы могли бы получить от ЗСТ с Израилем больше, если бы включили в соглашение не только товары, но и услуги. На сегодняшний день мы экспортируем в Израиль услуг на 147 млн долл., и этот показатель стабильно растет. При этом основная позиция нашего экспорта услуг — это IT, позволяющее максимально быстро встроиться в то самое инновационное и перспективное израильское производство. Но пока об этом в нашем Министерстве экономического развития говорят лишь как о перспективе будущих лет, а подписанное соглашение о ЗСТ эту перспективу даже не учитывает.

Действительно перспективные для нас рынки — это Индия, Ирак и Египет. И если выгоды от сотрудничества с Египтом еще можно оспорить из-за большого количества товарных позиций, по которым интересы наших стран пересекаются, то Индия и Ирак — бесспорно перспективны. Индийский рынок огромен, более того, это один из немногих рынков, на которые мы могли бы поставлять не только сырье. За 11 месяцев прошлого года мы продали Индии товаров почти на 2 млрд долл., а импортировали из Индии — лишь на 553 млн. И продаем мы там не только зерновые и масло, но и оборудование, реакторы, оптику, электротехнику, химическую продукцию. Из Ирака мы вообще ничего не импортируем, и, несмотря на пока незначительный для нас объем экспорта, рынок для нас является очень перспективным, учитывая потребности страны в восстановлении инфраструктуры и насыщении внутреннего рынка. Но ни с Индией, ни с Ираком мы переговоров не ведем.

МЭРТ при формировании внешнеторговой политики явно делает ставку не на качество, а на количество, подписывая все, что предложат, на базовых условиях и "не торгуясь". Подтверждением чему является настойчивое желание подписать соглашение о ЗСТ с Турцией, которое для Украины будет еще менее выгодным, чем израильское, и окончательно утвердит нас в роли сырьевого придатка развитых стран.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • Yura Kovalchuk Yura Kovalchuk 26 січня, 09:46 Дякую за огляд. Це все, що треба знати про мауподипломного неука Гройсмана. На будь-якому серйозному базарі такого директора вже послали б під три чорти, та ще й справу відкрили б за завдання збитків. Аби не заробітчани, то країна вже б накрилась мідним тазом. А на Кіпрі, певен, з сальдо все як має бути. Хотілось би знати відповідь й на пов'язане питання - яка частина українського експорту та імпорту йде через офшори? согласен 7 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №14, 13 апреля-19 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно