Рефат Чубаров: "никто не должен тешить себя иллюзиями, что крымские татары откажутся от борьбы за восстановление своих прав"

1 ноября, 2013, 20:45 Распечатать

Нам всем — и крымским татарам и власти — нужен диалог, который даст ощутимый результат для людей. 

Этого события последние как минимум лет пять в Крыму ожидали чуть ли не от каждой сессии Курултая и с полным спектром чувств и настроений: кто с нетерпением, а кто — с тревогой, с обывательским безразличием и профессиональным интересом. Мустафа Джемилев, несколько раз заявлявший об уходе, но затем соглашавшийся на уговоры делегатов Курултая и ближайшего окружения, все-таки сложил с себя полномочия председателя Меджлиса крымскотатарского народа. Лидера Меджлиса — но не лидера народа. Просто раньше он совмещал эти две "должности", а теперь одну из них в трудной борьбе получил многолетний первый заместитель Джемилева Рефат Чубаров. 

Эта победа Чубарова в конкуренции с другим заместителем главы меджлиса Ремзи Ильясовым дорогого стоит. Во-первых, Мустафа Джемилев так и не назвал имя своего приемника, публично, в том числе и в интервью ZN.UA, огласив целый список тех, кто может претендовать на его место. И никто сегодня не знает, за кого голосовал Мустафа-ага! А в той борьбе, развернувшейся в стенах Крымскотатарского театра, где проходил Курултай, и особенно — за его пределами, каждый голос был золотым, и разложились они почти поровну. 

Чубаров победил Ильясова с отрывом всего в 12 голосов. Но драматизм ситуации был в другом: за Чубарова проголосовали 126 делегатов Курултая, и будь их всего на два меньше, выборы не состоялись бы, потому как ни один кандидат не получил бы более 50 процентов голосов! 

Комментаторы заговорили о расколе. Перцу в котле слухов придавал тот факт, что Чубаров, а за ним и Ильясов публично перед голосованием ответили отказом на предложение Мустафы Джемилева работать вместе независимо от исхода выборов: победитель должен предложить побежденного на должность своего первого заместителя. Объяснение такой дерзости, думается, надо искать в другом заявлении Чубарова на Курултае: на делегатов — его сторонников оказывается давление со стороны "представителя органа власти", имя которого не было названо, с тем чтобы они голосовали за другого кандидата. Неизвестно, пытались ли крымские власти таким образом повлиять на ход событий или же кто-то хотел показать премьеру Могилеву свои возможности в этом плане, но результат не был достигнут. При этом в новом составе меджлиса у сторонников Чубарова — не подавляющий, но ощутимый перевес. С перспективой роста или снижения во время "раздачи слонов" — распределения должностей заместителей главы меджлиса и руководителей управлений. И это на сегодня — главная интрига, которая сохранится до вторника. Во-первых, потому как кандидатуру своего первого заместителя, человека, который будет замещать Р.Чубарова в его отсутствие, представлять меджлис на различных встречах и мероприятиях, в том числе и государственного уровня, курировать значительную сферу работы меджлиса, его новый глава так и не назвал. Заявил только, что это будет новый член меджлиса, чем немало удивил. Конечно, нельзя не отметить тот факт, как обновился состав представительного органа крымских татар: 17 из 33 членов избраны впервые. Подобное по количеству обновление меджлиса, пожалуй, было только в 90-х. Тогда из него была изгнана оппозиция, обвинявшая руководство меджлиса в аферах со средствами на обустройство крымских татар. Теперь же можно говорить об обновлении качественном: в меджлис избраны молодые, но уже получившие известность лидеры общественных организаций — юристы Тейфук Гафаров и Дилявер Акиев, "вылетевшие" из гнезда Лиги "Инициум", созданной тоже членом меджлиса Эмине Авамилевой; лидер Крымскотатарского молодежного центра Эскендер Бариев и председатель Землячества крымских татар в Киеве Аслан Омер Кырымлы, бизнесмены и журналисты. К слову, Наримана Джелялова, ведущего украинского выпуска новостей крымскотатарского канала АТR, называют в числе реальных претендентов на должность первого заместителя главы меджлиса. Если это так, то Чубаров решит сразу три задачи: получит преданного ученика, устранит конкурента и покажет молодой поросли, что есть перспектива роста. Тем не менее, в четверг должности так и не были распределены, и состояние недосказанности сопровождало торжественное вступление новых членов меджлиса в должность. Мероприятие проходило в пятницу в знаковом месте — Бахчисарайском ханском дворце, начавшись с пятничного намаза в Хан-Джами. От Рефата Чубарова ждут своего рода перезагрузки отношений с властью Крыма, большей открытости и публичности в работе меджлиса. Наше интервью мы построили на расшифровке для читателей ZN.UA тезисов, изложенных в заявлениях новоназначенного лидера меджлиса Рефата Чубарова как первоочередных задач.

— Рефат-ага, активизация диалога с властями Украины, по вашим словам, имеет целью изменение законодательства, поскольку за 22 года возвращения крымскотатарский народ не получил "четких правовых перспектив". О чем речь? 

— О том, что крымские татары не имеют законодательно закрепленных гарантий своего сохранения и развития как народ, сформировавшийся на территории Крыма и имевший свою государственность. Проще говоря: возвращается коренной народ Крыма, но ни в одном законодательном акте не урегулированы вопросы его развития, не гарантированы его права и не предусмотрены правовые механизмы их реализации в Украине.

— То есть, в Конституции и законах Украины, кроме гарантий прав ее граждан, должны закрепляться права крымскотатарского народа?

— В Конституции Украины достаточно того, что есть в статье 11, где говорится, что государство содействует развитию украинской нации и развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов и национальных меньшинств. Но в законодательстве Украины нет даже расшифровки того, кто такие коренные народы! Поэтому надо дать четкий ответ на этот вопрос. Таковым мог бы стать закон "О статусе крымскотатарского народа в Украине", проект которого в свое время был зарегистрирован в ВР Украины, однако до его рассмотрения дело не дошло. Далее, если говорить о правовых перспективах, то нужно учитывать этот фактор при принятии избирательного законодательства. Должны быть выписаны четкие правовые механизмы, которые дадут возможность крымским татарам как коренному народу принимать участие в управлении Крыма.

— Мы снова возвращаемся к требованию, которое вызывает стойкое неприятие и у власти, и у других жителей Крыма, поскольку это требование больших прав по этническому признаку, — т.н. эффективного представительства крымских татар в органах власти автономии?

— Эффективного представительства и участия в управлении, будем говорить на языке международных актов. У нас сегодня нет ни того, ни другого. А это, кроме прочего, вопросы управления и распоряжения природными ресурсами Крыма. И все, что связано с местами компактного проживания крымских татар, с определенными периодами нашей истории и государственности, с восстановлением исторической топонимики. Не будучи закреплено законодательно, все это не позволяет крымским татарам чувствовать себя уверенно на своей Родине сегодня и в будущем. Есть сферы, в большей степени урегулированные законами, но требующие нормативных актов и решений для их реализации. Например, обучение детей на родных языках. Закон о государственной языковой политике имел в Крыму только пропагандистское значение, а надо строить новые школы, надо работать с родителями, надо готовить кадры для одно-, двух-, трехъязычных школ…

— Вторая из названных вами задач — установление системного диалога с властью Крыма. Что Чубаров будет делать не так, нежели это делал Джемилев, чтобы установить системный диалог с властью в лице господина Могилева, который не признает меджлис априори? 

— Мы предлагаем начать с тех вопросов сотрудничества, где интересы крымских татар и другой части общества совпадают. Мы предложим искать взаимные пути решения в различных сферах, не связанных напрямую с политикой... 

— А можно конкретнее, Рефат-ага? Вот просыпаетесь вы завтра утром, берете телефон, звоните и говорите: "Анатолий Владимирович, есть предметный разговор по проблеме, которую мы — Совмин и меджлис — можем решить вместе". Что это может быть?

— Ну, о таких вещах нам было гораздо проще говорить с Василием Джарты… Мы приветствовали усилия премьер-министра по привлечению инвесторов в Крым. И мы очень хотели, чтобы эти инвесторы знали и любили Крым так, как любим его мы, и при этом понимали, какие проблемы могут здесь у них еще возникнуть, исходя из того, что коренной народ полуострова находится в состоянии постоянной дискриминации, и чтобы они тоже хотели их решения. Мы все заинтересованы в том, чтобы Крым был инвестиционно привлекательным. И в современном мире, если мы не говорим о каких-то темных схемах, многие инвесторы адекватно реагируют на вопросы справедливости, на вопросы прав человека…

— Это звучит пока фантазийно, потому что инвестор с "белым" капиталом в Крым не идет. И совсем не потому, что его пугают угрозы, исходящие от нерешенных проблем репатриантов. А потому, что он не хочет работать в коррумпированной стране. Поэтому давайте вернемся к вопросам, совместное решение которых вы можете предложить власти Крыма в лице Анатолия Могилева.

— Мы могли бы объединить наши усилия в лоббировании народными депутатами Украины "крымских" статей госбюджета, в том числе необходимых для обустройства сотен поселков компактного проживания крымских татар, привлечении помощи специализированных международных организаций и финансовых институций в преодолении последствий депортации. Это ведь тоже инвестиции в Крым! 

— Невозможно не заметить, что Могилев тоже подает сигналы новому лидеру меджлиса о готовности диалога. Чего хочет власть? Сотрудничества или это попытка приручить, в надежде, что Чубаров не такой жесткий, как Джемилев?

— Вы знаете, есть определенные параметры, ценности, которые были заложены национальным движением крымских татар. И если кто-то из членов меджлиса предаст эти ценности, это будет означать его политическую смерть, а Курултай быстро найдет на его место другого человека. Я думаю, что власть сегодня отреагировала на наши слова о готовности к диалогу. Один семафор засветился — второй ему ответил: здравствуй — здравствуй. А вот завтра, когда мы будем говорить о предмете и форме диалога, то, может быть, у кого-то появится желание предварить его повторением прежних условий. И я знаю, какие условия нам нельзя ставить — о статусе меджлиса не как представительного органа крымскотатарского народа, избираемого Курултаем...

— То есть, перезагрузка отношений меджлис—власть сегодня возможна? 

— Думаю, да. Но говорить об этом предметно, наверное, лучше после 29 ноября. Очень надеюсь, что Соглашение об ассоциации с ЕС будет подписано. Понятно, что сразу в нашей жизни ничего не изменится, но я уверен, что мы все будем пытаться быть немножко другими, чем были до сих пор. Это будет очередной Рубикон, который, в первую очередь, должны перейти руководители государства. Не хотелось бы, конечно, чтобы путь к членству в ЕС был таким же долгим, как у Турции, но то, что мы реально удалимся от другого центра влияния — это стопроцентно. Поэтому подписание Соглашения для меня означает, что те методы и та риторика, которые сегодня "панують" в Москве, у нас будут менее вероятны. А это уже шанс на установление нового типа диалога с властью, в том числе, на уровне Крыма. 

— Крымскотатарский вопрос не вошел в "список Фюле", но еврокомиссар постарался, чтобы у руководства Украины и Крыма не было сомнений в том, что проблема у ЕС на контроле. Мы писали об организованных им встречах здесь, в Крыму, и в своем выступлении г-н Фюле привел целый перечень проблемных задач, которые необходимо совместными усилиями решить в ближайшее время. Что уже выполняется?

— Сегодня очень много рисков на пути к Вильнюсскому саммиту. И мы исходим из того, что ответственные политики должны сделать все, чтобы исключить возникновение ситуаций, которые поставят под сомнение подписание договора. Мы, крымские татары, сегодня осознанно не обостряем постановку требований к власти, не рефлексируем на моменты, которые выглядят провокационно и в другой ситуации получили бы резкие ответные шаги со стороны меджлиса. И даже те политики, которые представляют более радикальные настроения в отношении власти, знают об этом и пытаются сейчас не озвучивать резкие заявления и не проводить акции протеста. И мы надеемся, что ЕС оценит то, что украинское общество и крымские татары как его часть может быть таким же ответственным, как и европейское. 

— Плохой сценарий: если сорвется подписание соглашения об ассоциации с ЕС либо же будет перенесено на период "2014 — бесконечность". Что это будет означать для вас, меджлиса и крымскотатарского народа?

— Если соглашение не будет подписано сейчас, если Украина остановит движение в Европу, тогда проблематичными будут все блоки вопросов, о которых мы говорим. Решать которые, в том числе, призван и Международный форум крымскотатарского народа, проведение которого уже поддержали все страны — члены ЕС, но пока молчит правительство Украины. Разумеется, в таком случае никто не должен тешить себя иллюзиями, что крымские татары откажутся от борьбы за восстановление своих прав — мы и далее будем использовать весь арсенал ненасильственных форм борьбы, опираясь, прежде всего, на свой народ и крымскотатарскую диаспору за рубежом.

— Болезненный вопрос консолидации крымских татар. Всех, включая оппозицию меджлису, — так было заявлено на Курултае. Это означает, что меджлис откажется от риторики "кто не с нами — тот против нас"? Меджлис будет спокойно относиться к тому, что соотечественники вправе сами делать свой политический, партийный выбор, и религиозный тоже — это в плане сторонников Хизб-ут-Тахрир, которых лидеры меджлиса призывают изгонять из мечетей. 

— Дело тут не в риторике, а в проблеме сохранения идентичности. В условиях украинских реалий, когда законодательно не отрегулированы вопросы защиты интересов численного меньшинства и коренного народа, вопрос консолидированного участия в выборах будет оставаться для нас жизненно важным. Что касается внутренней консолидации, мы постараемся предварять решения Курултая по наиболее принципиальным вопросам широким обсуждением в крымскотатарском социуме. Мы будем приглашать крымских татар к публичному обсуждению важных вопросов, в разных форматах, и тогда многое из того, что делает меджлис и что делает власть, будет понятнее. Как уже стало понятным, что переформатированные Совет представителей крымскотатарского народа при президенте и Рескомитет по национальностям, кадровая зачистка в органах власти автономии и на местах от рекомендованных меджлисом управленцев, ни на одну гривну не пополнили программу обустройства и не улучшили жизнь народа. Поэтому нам всем — и крымским татарам и власти — нужен диалог, который даст ощутимый результат для людей. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 10
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно