Разделить министерства, или Вперед в прошлое

04 февраля, 2020, 21:01 Распечатать Выпуск № 1280, 1 февраля-7 февраля
Отправить
Отправить

Срок разделения министерства определен от четырех до шести месяцев. Вопрос в том, не будут ли отложены на это время потребности переселенцев и оккупированных территорий.

Разделить министерства, или Вперед в прошлое
© Демократичні ініціативи

Обнародованные "пленки Гончарука" стали поводом для беседы президента с премьер-министром. Будто невзначай президент упомянул о "необходимости рассмотреть возможность" разделения объединенных до тех пор министерств, в том числе Министерства по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц.

"Наконец-то!" - подумали ветераны, с самого начала выступавшие против объединения новообразованного Министерства по делам ветеранов и "давно созданного" Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц. На встрече с премьером в сентябре 2019 года им тоже обещали это разделение. Ветераны ждали, что внимание министерства снова будет сконцентрировано исключительно на их проблемах.

"Что же будет дальше с нами?" - подумали переселенцы, которым в течение функционирования объединенного министерства отводилось почти 80% рабочего времени команды, потому что проблем было много, - они накопились в период недостаточной эффективности бывшего МинВОТа. Да и политика государства в отношении переселенцев и оккупированных территорий требовала скорейшего пересмотра и перехода от практики "тушения пожаров" к внедрению так называемых длительных решений.

Наверное, облегченно вздохнула пани министр. Она пришла на должность при поддержке ветеранского сообщества, объявив целью своей работы решение их проблем. Количество бенефициаров должно было составлять приблизительно 400 тысяч человек с семьями. Однако сложилось немного иначе. К группе обычных бенефициаров, проблемы и нужды которых были изучены за годы работы с ними, добавилась группа численностью свыше четырех миллионов человек - переселенцев и жителей временно оккупированных территорий. Людей, которые часто имеют другие взгляды, стремления и интересы. Иногда эти взгляды, сформированные под влиянием информационного поля, созданного оккупантом, противоречат национальным интересам Украины и ценностям министра. К тому же между группами бенефициаров министерства царили, мягко говоря, неприязненные отношения. Довольно часто ветераны называли переселенцев недостойными помощи государства. По их мнению, переселенцы должны были остаться и защищать малую родину, а не переезжать из-за войны. В отношении жителей оккупированных территорий - мысли бывают еще негативнее.

Объединение было вызовом для команды министерства: к решению проблем ветеранов добавились проблемы, которые не смогли решить в рамках отдельного министерства ранее. Это очень большой пласт работы, который требовал слаженных усилий многих органов власти и по объему не мог вместиться в одном министерстве, наряду с ветеранскими проблемами. Принимая во внимание штатную неукомплектованность, эффективная работа на всех направлениях расценивалась как нечто фантастическое.

Лишь небольшое количество людей из активной общественности увидело в объединении возможности. Во-первых, склеить разделенное войной общество. Во-вторых, решить внутри украинских громад споры, продиктованные стереотипами и предубеждениями ветеранов в отношении переселенцев, и переселенцев - в отношении ветеранов и военных. Все те потенциальные конфликты, которые могут быть использованы врагом в гибридной войне против Украины. И кто как не ветеранское министерство могло дать отпор таким гибридным атакам. Однако это слегка идеализированные планы развития мира. Как говорят умные люди, можно долго мирить в громаде переселенцев, ветеранов и обычных людей, проводя совместные культурные и образовательные мероприятия, но это примирение будет длиться до прибытия с фронта следующего погибшего, проживавшего в этой громаде.

Во всяком случае, решение о разделении можно считать принятым. Уже не ставится вопрос дискуссии о правильности, необходимости и эффективности этого решения. На очереди вопросы другие: кто будет новым министром, в какие сроки состоится разделение, забудут ли о переселенцах и оккупированных территориях на время до разделения?

Что касается персоны нового министра - окончательного решения пока нет. Срок разделения министерства определен от четырех до шести месяцев. Вопрос в том, не будут ли отложены на это время потребности переселенцев и оккупированных территорий. По планам самого министерства, работа с ними будет активно продолжаться. Сформированная команда, видение политики останутся в накатанной колее. В частности, время от начала объединения, потраченное на анализ проблем, проведение аудита реализации компетенций бывшего МинВОТа, - должно вылиться в решения, реализованные при передаче полномочий новому министру.

Что именно важно было бы сохранить для передачи новому министерству?

Видение того, что нельзя заниматься исключительно гуманитарной поддержкой Донбасса и ситуативно реагировать на проблемы, возникающие из-за оккупации. Время, прошедшее от начала войны и политика врага указывают на довольно низкие шансы быстрой деоккупации, соответственно нужны системные решения об интеграции переселенцев в громады. Возможно, и для таких решений поздно: кто смог - самостоятельно устроился на новом месте, нашел работу и жилье, остальные - вернулись в покинутые дома, несмотря на оккупацию и угрозы.

Стоит понять, что делать с определенной законодательством необходимостью для внутренне перемещенного лица регистрироваться. Необходимость эта обусловлена вовсе не тем, что ВПЛ - статус, который дает права на определенные привилегии. Скорее, тем, что большое количество социальных услуг и помощи государства, привычных для украинцев, невозможно получить без справки переселенца. Например, если ты пенсионер, выехавший из временно оккупированных территорий, то пенсию можешь получить исключительно после регистрации как внутренне перемещенное лицо. Даже если ты смог купить квартиру, ты не можешь в ней зарегистрироваться, потому что утратишь справку и, соответственно, возможность получать пенсию. Такое вот несогласование объявленной политики интеграции с реальными действиями. Ранее Минветеранов определило, что результатом эффективности его работы с переселенцами будет уменьшение их количества путем интеграции в громады: люди станут обычными гражданами и уравняются с ними в правах и возможностях. Следует надеяться на сохранение такого видения.

Вопрос политики в отношении оккупированных территорий остается открытым. Несмотря на то, что одной из основных задач предыдущего министерства было формирование этой политики, мы ее так и не увидели. Уже в новой Программе деятельности Кабинета министров Украины определена цель - культурная реинтеграция жителей оккупированных территорий и переселенцев. Дождемся ли до разделения от Минветеранов политики в отношении оккупированных территорий - неизвестно.

Важно было бы сохранить порядок работы с освобожденными военнопленными и гражданскими заложниками. Слаженная работа, проведенная Минветеранов, в этот раз не стала предметом публичного освещения. Однако это лишь кажется, что все было легко: встретили, распределили по больницам, собрали данные о потребностях, помогли с документами, договорились о бесплатных стоматологических услугах, отправили в реабилитационные учреждения, собрали заявления на материальную помощь, помогают искать варианты расселения с работой. В этом случае остается судить по сравнительно малому количеству жалоб и критики.

В контексте этого нельзя не вспомнить принятое относительно недавно решение о создании Национального центра документирования нарушений прав и свобод человека на временно оккупированной территории Украины. Только узкий круг специалистов неправительственного сектора, занимавшихся документированием преступлений против человечности и военных преступлений, понимает важность указанного решения. Оно означает систематизацию данных обо всех нарушениях в отношении украинцев, их анализ и передачу национальным и международным учреждениям. А также руководству страны для принятия политических решений. Это мера противодействия информационной агрессии.

Будем надеяться, что набранные темпы работы сохранятся в ближайшие месяцы и в новое министерство, которое уже называют Министерством реинтеграции, перейдет не только видение, но и налаженная работа по всем выстроенными компетенциям. И, более того, Министерство реинтеграции будет разделять политическое видение нынешней команды. Во всяком случае, Программа действий Кабмина к этому побуждает.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК