Прозаседавшиеся

17 ноября, 12:12 Распечатать Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября

Как епископы УПЦ МП снова "не встали".

© Василий Артюшенко, ZN.UA

На короткий момент в церковной жизни страны — очень бурной последнее время — все замерло: публика затаилась, в ожидании встречи президента с епископатом УПЦ МП. 

Встреча должна была состояться на этой неделе в Украинском доме, и предположения на ее счет строились самые разные, в том числе невероятные. Что предложит президент своей "церковной оппозиции"? Как будет уговаривать? Чем заманивать? Президенту, по общему мнению, нужно было сделать нечто особенное — ведь на Фанаре настаивают: грядущий собор не может быть просто "учредительным", он должен стать объединительным. А значит, президенту придется вывернуться наизнанку, но привлечь на свою сторону — и на сторону Фанара — хоть сколько-нибудь заметное количество епископов УПЦ МП. 

Как он это сделает?

Увы, этого мы так и не узнали. Встреча не состоялась. И это почти детективная история.

Чужие здесь не ходят

Встреча была запланирована заранее и согласована с Киевской митрополией. До какого-то момента все шло по плану, и шло к тому, что президент встретится с епископами, ответит на все вопросы, выскажет все соображения и огласит меню праздничного банкета для тех, кто скажет "да". Эта встреча давно назрела: владыки УПЦ МП то и дело жаловались, что они "ничего не знают", "им ничего не говорят", они "не слышали никаких предложений", "не видели никаких программ". И вот президент, наконец, пошел навстречу пожеланиям трудящихся: приходите, мол, будет интересно. 

Но вдруг благополучное течение событий нарушилось. В письме-приглашении, направленном митрополией своим епископам, оказалось указано вовсе не то место, которое было согласовано с президентом. Между тем моментом, когда в митрополии согласились, и тем, когда разослали письма, случилось какое-то "вдруг", о которое все дело и споткнулось.

О том, что это было за "вдруг", можно догадаться: кому-то очень не хотелось, чтобы владыки УПЦ МП встретились с президентом Порошенко. И этот кто-то велел сорвать стоп-кран. Но в митрополии нашли более интересный выход: перевели стрелки, и владыки оказались вовсе не на той станции, где собрались встречающие. Синод, собравшийся на несколько часов раньше, поставил владык в известность: к президенту в Украинский дом решено не ехать. Если ему надо — пускай сам башмаки стаптывает. А мы, пользуясь случаем и беспрецедентной явкой, проведем-ка лучше Архиерейский собор. 

Судя по всему, о том, что президент ждет их в Украинском доме, а не в Лавре, многие владыки узнали лишь по прибытии в Лавру. В приглашениях, полученных ими из митрополии за подписью управделами митрополита Антония Паканича указывалась именно Лавра, а не Украинский дом — в митрополии назвали правильное время, но неправильное место. Об этом, правда, стало известно еще в понедельник, накануне встречи — кто-то слил в соцсети скан приглашения. Но президент и его Администрация то ли не успели перегруппироваться, то ли не сочли нужным — они были уверены, что встреча состоится, как и было договорено. 

Киевская митрополия продемонстрировала ловкость рук: не пустила своих владык на полную соблазнов встречу с президентом — чем сохранила их от сомнений и мук выбора, да заодно и Собор провела. 

Поскольку встреча не состоялась, так и осталось неизвестным, что именно собирался сказать владыкам Петр Алексеевич — как собирался склонять их к единству и автокефалии, какие аргументы припас. В любом случае, думаю, он мог бы иметь успех. Паника, которую руководство Киевской митрополии не сумело скрыть, говорит сама за себя. Как и решение не идти навстречу, окопаться за стенами Лавры и оттуда надерзить главе государства. Кажется, руководство митрополии невысоко оценивает лояльность собственного епископата и его твердую готовность приносить жертвы ради Святой Церкви Московского патриархата. 

Собор, впрочем, заявил, что они "готовы встречаться" — но только "на церковной территории". Ибо вопрос-то церковный, его нельзя рассматривать и обсуждать в "неприспособленных помещениях". Это апостолы могли проповедовать Слово Божье на берегах рек, в пещерах, тюремных камерах и на эшафотах. А наши владыки не могут отнестись к "церковным вопросам" с таким неуважением — ну, это ж как операцию на сердце проводить прямо на кухонном столе. 

Зрителя сыгранный владыками спектакль должен был разочаровать. Не только потому, что мы так и не узнали, какую интригу готовил президент. Но и потому, что владыки повторяются. Только на сей раз в ответ на призыв президента "остались сидеть" не три епископа, как в прошлый раз, а восемьдесят три. 

Разозли президента

Почему они так поступили? Ответ примитивно прост: потому что дисциплина и послушание. На Синоде приняли решения — изволь подписать. Дана команда "сидеть!" — сиди. Президент увидит, что УПЦ МП недоговороспособна? Тем лучше. Он обидится? Это просто превосходно. 

Надо сказать, что "разозли президента" стало любимой игрой некоторых представителей УПЦ МП не "со вчерась". А с самого начала каденции Порошенко. И вот к концу каденции она приобрела массовый характер. В УПЦ МП уверены, что президентом Петру Алексеевичу больше не быть — об этом рефреном повторяют в Москве. А Москву в митрополии привыкли слушать как оракула. В Москве сказали, что следующий президент, как минимум, "отодвинет на второй план" автокефалию. А то и вовсе "свернет проект". 

И владыки кивнули и взяли под козырек. Их не смущает даже то, что церковная ситуация изменилась в корне — и с этим придется считаться любому следующему президенту. И что от президента — кем бы он ни был — теперь зависит не так уж много. Но в Москве им этого, конечно, не скажут. Им там об этом, может, и самим-то думать не хочется. 

О том, что в Москве нынешнюю украинскую власть не считают легитимной, известно достаточно. А то, что в этом Моспатриархия солидарна с Кремлем, перестало быть секретом после встречи патриархов на Фанаре — патриарх Кирилл говорил об этом патриарху Варфоломею. Но до поры до времени руководство УПЦ МП стеснялось (или боялось) демонстрировать украинской власти, что поддерживает этот московский тренд. Откровенные выпады и проявление неуважения к президенту Порошенко позволяли себе лишь наиболее маргинальные "руссмировцы". Есть, например, информация (ее приводит Татьяна Деркач в книге-расследовании "Московский патриархат в Украине — анатомия предательства" со ссылкой на "откровения" Игоря Гиркина), что Порошенко вскоре после избрания в 2014-м пытался посетить Святогорскую лавру, но монахи его не впустили. По каким-то причинам этот факт не стали предавать огласке. Так что подспудная война УПЦ МП с авторитетом президента Порошенко началась еще до того, как МП-шные владыки "не встали". 

Московская пропагандистская игра в "украинская власть нелегитимна", как выяснилось со временем, пустила глубокие корни в УПЦ МП. Благодаря тому, что антигосударственные подспудные настроения поддерживались все эти годы в состоянии тления, "борьба с Томосом" — этой "президентской инициативой" — сразу вспыхнула войной, не предполагающей возможности переговоров, компромиссов, пакта о ненападении и даже элементарной вежливости.

Не то чтобы президент "не поддержал разговор". В последнее время можно проследить элементы информационной войны и психологического давления на отдельных представителей МП и церковь в целом. Иногда получается неудобно: вот приехали-таки к президенту на встречу трое владык УПЦ МП, а потом оказывается, что один из них в базе "Миротворца" числится. За то, вроде бы, что он "против автокефалии". Уже сама по себе причина внесения в базу пикантна: не поддерживать автокефалию — все равно, что изменить Родине? 

Но что делать, если на "пряники" не выманишь? Мы, увы, теперь можем только догадываться, чего так испугалось руководство УПЦ МП (или, скорее, московские кураторы), что решилось на прямой обман, лишь бы встреча президента с епископами не состоялась. Мы можем только гадать — и многие уже гадают. О том, например, не собирался ли Порошенко предложить подобрать главу для новой украинской церкви именно из числа МП-шных епископов. Или не сделать ли именно УПЦ МП тем "фундаментом", на котором будут возводить единую поместную...

Если так, это, возможно, был последний шанс УПЦ МП на хорошую большую сделку — и руководство Киевской митрополии этот шанс отбило. К вящему удовольствию одновременно Москвы, получившей картинку "тотальной преданности" украинского епископата, и УПЦ КП, у которой свои представления о формате Собора, об объединении и о том, кому следовало бы стать "фундаментом". 

Президент, конечно, сказал, что его двери по-прежнему открыты для всех епископов, которые хотят поучаствовать. Но одно дело — участвовать в индивидуальном порядке, и совсем другое — целой структурой. 

Однако все это могла оказаться и просто игра в поддавки. Настоящие торги не ведутся с трибуны. Пряники не разбрасывают со сцены в зал, как конфетти. Встреча президента с епископатом имела декларативный характер, и любой ее исход устраивал президента. Никто больше не упрекнет его в том, что он "не пытался поговорить" — ни в Киеве, ни на Фанаре, ни даже в Москве. Не виноватый он — они сами не пришли. Все переговоры, как и раньше, — в индивидуальном порядке. 

А Киевская митрополия, в свою очередь, получила возможность послать сигнал в свою столицу: задание выполнено, президент уязвлен, церковная структура РПЦ в Украине сохранена и остается. Хоть чучелком, хоть тушкой. 

План по расколу

Правда, пространства для маневра в Украине у нее все меньше — скоро, действительно, все уместится где-то между чучелком и тушкой. И это никак не зависит от результатов выборов. Можно провести "гениальную комбинацию". Можно на Пасху назначить спартакиаду с "явка обязательна" — чтобы никто наверняка в церковь не пошел. Можно продать публике билеты "на "Битлз", а на сцену выставить провинциальную самодеятельность. Все можно. Но только один раз. 

Именно такого рода комбинацию провела Киевская митрополия, пригласив владык на встречу с президентом (явка обязательна, как на спартакиаду), а вместо этого провести Архиерейский собор по спущенному из Москвы циркуляру. Но уже то, что публика охотно и массово поехала "на президента", кое-что говорит о ситуации в церкви. Как и то, что провести Собор по "московской" программе удалось только таким вот обманным маневром.

Сложность ситуации Киевской митрополии не только в том, что она зажата между Кремлем и Банковой. В последнее время она все больше сомневается в лояльности своих. Запас прочности явно на исходе: последнее решение Москвы — вернее, Совбеза РФ — о разрыве отношений с Константинопольской церковью не оказалось весьма популярным ни среди украинских прихожан, ни даже среди епископата. Решение это, прямо скажем, и в России оказалось не слишком популярным — народ ропщет, а приходы и епархии сдают в канцелярию "письма в поддержку патриарха" от трудовых коллективов, профсоюзов и прочих представителей всего прогрессивного человечества пачками. 

В Украине же публика всегда была довольно своенравной и балансировала между местными настроениями и требованиями Москвы (с явным предпочтением настроениям местным— Москва-то далеко, и с каждым годом все дальше). Пока "раскольником" был патриарх Филарет — в этом не было "ничего такого". Это было даже по-своему удобно — есть, кем непослушных детишек пугать. Но когда "раскольником" объявили патриарха Варфоломея и выкатили список связанных с этим запретов, это оказалось "немножечко слишком". 

Кто-то принялся роптать вслух, но большинство сделали вид, что не расслышали: "они там", мол, что-то придумали, а мы тут в это не лезем, мы все по канонам делаем. Обычно такая тактика срабатывала. Но не в этот раз. Слишком уж высоко взлетели ставки, чтобы позволить кому-то не замарать перчатки. Москва потребовала четко и недвусмысленно определить позицию церкви и выказать полную поддержку разрыва с Константинополем. Белорусская ПЦ и Казахская, например, уже давно отчитались о выполнении. И только Украинская никак не могла "выполнить план".

Возможно, в Киевской митрополии довольно трезво оценивали шансы на созыв Собора, призванного выдать "одобрямс" на сомнительную, неканоничную и, главное, очень неудобную инициативу московского начальства. Константинопольский патриарх — это даже не президент Украины, с которым можно играть в "признаю — не признаю" и тебе за это ничего не будет. Но тут как раз президент-то и выручил руководство УПЦ МП — подоспел со своим приглашением. Грех было не воспользоваться. Владыки приехали все, как один, и под пристальным взглядом руководства привычно "подмахнули". Из 83-х присутствующих епископов не подписал решение Собора только митрополит Винницкий Симеон. Но ему, по очевидным причинам, простительно. 

собор упц мп
Центр информации УПЦ / Facebook

Подписать-то они подписали. Но из Киева многие уезжали с тяжелым сердцем. Восстать против Константинополя — это серьезный канонический проступок. И, что хуже, это акт сжигания мостов. Для чего, вероятно, и было инициировано подписание этой бумаги — чтобы каждый епископ запачкался в расколе. 

Но так уж повелось в УПЦ МП — и, говорят, в РПЦ в целом: приказы не обсуждают. И Собор (перефразируя известный афоризм) — не место для дискуссии. Хотя владыки уверяют, что на Соборе была "дискуссия", кто-то даже что-то "выкрикивал", не думаю, что были возражения по сути документа. Тут основной закон — послушание. Подписывай, а потом можешь дискутировать. И даже выкрикивать что-нибудь. 

Впрочем, потом можно все — в том числе и подпись отозвать. Всегда можно указать, что подпись буквально вырвали из пальцев под нечеловеческим давлением. Или обманом заманили — под предлогом встречи с президентом. И это будет правда. 

Цена "победы"

Тот, кто успел заявить о "большой моральной победе" — духа над кесарем, Лавры над Банковой, "идеального монаха" Онуфрия над "главарем хунты" Порошенко, — боюсь, несколько преувеличил. Даже если это победа, она может оказаться пирровой. Разброд и шатания в УПЦ МП после этой истории лишь усилятся. И если Вселенский патриарх еще немного подождет, Москва сама все сделает. Свидетельством разброда и шатаний может служить сама манера "созыва Собора": обманывать своих — это жест отчаяния. 

Недовольство упрямой позицией руководства "по единой поместной" многих в церкви раздражает. УПЦ МП довольно неоднородна внутри себя — значительно более неоднородна, чем любая другая традиционная конфессия в Украине, — и последние события прихожанами, священниками, монахами и даже епископами (преимущественно молодыми) расценивались неоднозначно. У молодой генерации священнослужителей нет ностальгии по СССР, их связи с русским православием полупрозрачны и они видят, что политика тех, кто был "рукоположен в рабстве" (еще не только не вымер — даже на пенсию не ушел), мягко говоря, не идеальна. Размывание позиций началось после того, как Вселенский патриарх снял анафемы с "раскольников", а решение Собора о присоединении к московскому расколу может привести и к внутреннему расколу в украинском филиале. 

То, что случилось с владыками на сей раз в Киеве, должно было посеять в их душах крайнее раздражение. С президентом не встретились, а решения Собора, которые пришлось подписать, оказались похлеще прежних — полны гибридной лжи. Собор, например, утверждает, что УПЦ МП является самостоятельной, наделенной всеми полномочиями церковью. Но общеизвестно, что в мировом православии нет никакой "УПЦ МП". Для мирового православия (и даже для "внутреннего употребления" в Моспатриархии) есть Русская церковь в Украине — структурная часть РПЦ, которая просто обязана во всем поддерживать свое московское начальство. 

Или параграф о том, что "раскол нельзя просто легализовать" — хотя именно таким образом появились на карте мирового православия почти все поместные церкви (кроме древних патриархатов), с РПЦ включительно. Или параграф о том, что "УПЦ призывает Константинопольского патриарха к диалогу" — после того как Киевская митрополия и лично митрополит Онуфрий отказались от любых контактов с Константинополем. Даже параграф о том, что УПЦ МП поддерживает территориальную целостность Украины — "не тянет" на декларацию. Как именно УПЦ МП "поддерживает территориальную целостность", сотрудничая и с оккупантами в Крыму, и с сепаратистскими властями в ОРДЛО? 

Почему же они не встали и не ушли, в конце концов, эти князья церкви?

У владык свои проблемы. Они не в положении совершать демарши. А в положении они до самого последнего момента хранить свои симпатии и намерения под спудом. Ибо стоит лишь "показать личико", как окажется, что ты уже и не епископ. Владыкам хочется остаться при своей кафедре и при своем положении. А в какой церкви — это уже второй вопрос. Тут даже гарантий президента мало — владыки куда больше, чем от киевской власти и ее гарантий, зависят от руководства Киевской митрополии, а еще больше — от настроений и интересов региональных элит и "церковных меценатов". Вот хоть митрополита Винницкого Симеона возьмите — его внезапный "автокефализм" отражает не столько его собственную церковную позицию, сколько интересы винницкого клана.

Да и ко лжи, кажется, уже привыкли. Но Собор повышает ставки — одной ложью дело не обходится. На сей раз владыки поставили свои подписи в поддержку раскола. Пастыри выводят свое стадо — приходы, монастыри, епархии — в московский раскол. А это уже что-то новенькое. И для верующего человека, к тому же воспитанного бояться раскола пуще огня, — слишком радикальное. 

Слишком радикально даже для УПЦ МП. Да, здесь есть много тех, кто держится зубами за "русское православие", в котором они нашли для себя островок СССР, заповедник "всего, что было нам дорого". И дальше будут держаться, что бы ни происходило. Для такого типа людей нет никакой травмы в том, что их церковь уходит и уводит их в изоляцию. Даже наоборот, им это может понравиться — они "железным занавесом" воспитаны. Но есть и те, кто искренне поверил в благодатность "канонического" и безблагодатность "филаретовского". И далеко не всем из них окажется по силам поверить еще и в безблагодатность Константинопольского. 

В УПЦ МП "автокефалистов" немного — это чистая правда. Но очень много "колеблющихся". Критически много. Московский раскол, под которым поставили свои подписи украинские владыки, может положить конец этим колебаниям. С некоторых пор украинским мирянам есть куда идти. И это никак не зависит от результатов выборов.  

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 9
  • Петр Шуликов Петр Шуликов 17 листопада, 05:55 Почему президент в принципе лезет в церковные дела ? Какого черта он вообще ставит вопрос о собрании для себя любимого?. Я не помню, чтобы где-то в мире президенты демократических государств собирали иерархов для решения сугубо церковных вопросов. Уже только этого достаточно, чтобы его проигнорировать. согласен 17 не согласен 12 Ответить Цитировать Сергей Гуньков Сергей Гуньков 30 листопада, 15:51 Та ну, путин же по этому поводу целый совбез собирал. Получается, что чужой президент лезет в церковные дела другой страны. согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно