Переведу тебя через Майдан…

26 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 48, 26 ноября-3 декабря 2004г.
Отправить
Отправить

Они носят оранжевую символику. Кто-то утверждает, что это цвет агрессии, кто-то — что бескровных перемен...

Они носят оранжевую символику. Кто-то утверждает, что это цвет агрессии, кто-то — что бескровных перемен. Однако у студентов, как оказалось, свое мнение по этому поводу: «Цвет, который избрал наш кандидат для своей символики, особой роли не играет. Для нас это способ объединения единомышленников. Мы пошли бы за Ющенко любого цвета».

В то же время молодежь отнюдь не видит в Ющенко нового Ленина. Она прекрасно отдает себе отчет в том, что ее избранник не идеален.

Саша, истфак КНУ:

— Даже если бы это был другой человек с другими личными качествами, должна была появиться сила, которая воспротивилась бы существующей системе. Вчера после концерта к нам подошел Луценко и сказал: «Вы поддерживаете не столько Ющенко, сколько саму идею свободы, это ваш протест против того, что творится в стране».

Василий и Владимир, истфак КНУ:

— Ющенко не идеален, как и любой человек. Но пока что «Ющенко» и «справедливость» — фактически синонимы. А дальше будет видно. Если Ющенко не выполнит того, что он обещал, поверьте, люди уже осознали, что с властью можно и нужно спорить, бороться, отстаивать свои права.

— Я здесь, чтобы поддержать народного президента Ющенко, — говорит каждый из студентов и поспешно добавляет, — и чтобы отстоять справедливость, демократию, честный выбор. Мы хотим правды. Хотим, чтобы власть наконец увидела свой народ и учла его решение, чтобы признала свою вину за массовые фальсификации и обман.

И все-таки: почему— Почему они восстали— Почему за все четырнадцать лет ни Партия зеленых, ни Партия озимых, ни СДПУ(о), пытавшаяся активно привлекать молодежь, ни какое-либо другое объединение не пробудило их активности, а простая оранжевая ленточка внезапно превратилась в мирный революционный символ?

Олег, Институт международных отношений КНУ им. Т.Шевченко:

— Студенчество восстало, потому что поднялась с колен вся Украина. Если бы Янукович победил честно, никто не выходил бы сейчас на улицы. Все, в том числе и мы, осознавали бы, что это выбор большинства. Но мы знаем, что большинство — за Ющенко. Поэтому должны сказать свое слово. На этих выборах, в отличие от предыдущих, появился кандидат, дающий новую альтернативу большинству населения.

Устим и Богдан, Киевский геолого-разведочный техникум:

— Во время предвыборной кампании особой активности в нашем техникуме не было. Но теперь люди просто испугались за свое будущее. Не верьте в то, что мы все пришли сюда, чтобы учинить бунт. Нам кажется, что люди, которые в Луганске и Донецке массово голосовали за Януковича, просто боятся. И мести властей, и, наверное, перемен. В то же время люди, собравшиеся здесь, на Майдане, смогли преодолеть страх. И студенты среди них — в первых рядах…

Наверное, так. Наверное, просто перестали бояться. И сделать это нынешнему поколению было гораздо легче, чем предыдущему: его не гнет к земле угрюмое прошлое советских времен. Свобода — самый настоящий наркотик: один глоток — и полное привыкание.

А еще нынешние студенты очень остро ощутили, что именно в этот самый момент могут что-то изменить. И еще острее — что если ничего не сделают, могут потерять нечто фундаментально важное для будущего страны. И, возможно, невосполнимое.

— Украинскую нацию может объединить только большое потрясение, коим и являются эти выборы, — говорит Сергей, студент Луцкого государственного университета им. Леси Украинки.

Путь через Майдан

Для родителей студентов, поднявшихся на стихийно-романтичный бунт 1990-го, «революция на граните» — воспоминание об опьяненной свободой молодежи, творившей новую историю. Для поколения тридцатилетних — собственное прошлое, о котором не стыдно вспоминать, палатки на Майдане Незалежности (тогда еще — площади Октябрьской революции) и трудные дни голодовки. Для студентов сегодняшних — «Марсельеза» в прозе по Донию в новых палатках на обновленном Майдане.

Два Майдана. Две студенческие революции. А между ними — четырнадцать лет гражданской инертности и пофигизма студенческой братии.

Время от времени им спускали так называемую «молодежную политику». Грузили тезисами о возрастающей самостоятельности и ответственности студента. В то же время эта самая самостоятельность никому не была нужна. Ее пытались подменить эрзацами на манер декларативного студенческого самоуправления. На заседаниях, посвященных этим вопросам, явственно звучали нотки испуга: после отмены комсомола студент становится неуправляемым, то бишь у него слишком много свободы. Нет уж, нужно поскорее занять его чем-нибудь общественно полезным, чтобы меньше думалось. Всерьез обсуждалась необходимость возродить стройотряды…

Наше студенчество на стройотряды чихать хотело. Оно зубрило и прогуливало пары, увлекалось толкиенизмом, дробилось на панков, «металлюг» и «кислотников». Влюблялось, скоропалительно женилось и с треском разводилось. Искало средства для выживания, отделения от родителей и самовыражения. Было эгоцентричным и пассивным, а в ответ на попытки власти завладеть его помыслами просто уходило в себя. Когда на прошлых президентских выборах некоторые общежития едва ли не насильно сгоняли на избирательные участки, половина все равно умудрялась слинять на пиво. Хорошим тоном считалось «забивать» на выборы или голосовать против всех. Редкие активисты, что-то где-то читавшие о своей гражданской позиции, воспринимались как милые безвредные чудаки, эдакие назойливые сизифчики.

«Гражданский анабиоз» продолжался вплоть до президентской гонки 2004-го. И внезапно произошел взрыв.

Вначале послышались робкие реплики вроде: «Это чья большая морда…». Затем — все возрастающий ропот, анекдоты и компьютерные игры. Тематические форумы в Интернете формата «Я за Ющенко — Сам дурак» начали переходить в полновесные политические дискуссии со все более утонченными аргументами. В чатах поубавилось романтики и секса, вместо этого замелькали бесконечные «Ющенко», «Янукович», «Кучма», «Кивалов». Девушки при знакомстве спешили узнать о политической ориентации партнера, а в вузах появились первые оранжевые ленточки.

Все это было довольно невинно. Пока администрация вузов не начала наставлять студентов «на путь истинный», то бишь на нужную клеточку в бюллетене. Пока не начали исключать молодежь, твердо отстаивающую свои политические убеждения. Пока студентов, приехавших официальными наблюдателями от Ющенко на выборы в восточные области, не принялись выгонять с участков, избивать, отнимать мобилки и фотоаппараты.

Их пытались подкупить, обмануть, запугать — и в очередной раз пустить разменной монетой во взрослой игре под названием «политика».

И тогда они вышли на улицы.

«А к семинарам можете готовиться прямо в палатке»

Если хотите увидеть судьбу нашей страны, не стоит обращаться к гадалке. Пройдите вдоль палаточного городка на Крещатике и посмотрите в глаза студентов из самых разных вузов Украины. Вначале вас «просканируют» пронзительным, умным, чуть настороженным взглядом: друг ли, враг? Пробыв с ними несколько часов на морозе, по колено в грязно-снежной каше, понимаешь: никакие деньги в мире не заставят человека день, два, три, неделю, столько, сколько потребуется, принимать участие в таком непростом мероприятии. Только боль. Только гнев. Только мощный стимул, имя которому Справедливость.

В первых рядах молодых активистов — участники гражданской кампании «Пора!». Стартовавшая еще в марте этого года кампания провозгласила своей целью сопротивление Системе без применения насилия. Ее вдохновляли и поддерживали сербский «Отпор», грузинская «Кмара», албанский «Мьяфт» и белорусский «Зубр». Листовки, постеры и плакаты, публичные акции, палаточный городок на Контрактовой — и, наконец, желто-черные стяги на Майдане. Они пробудились первыми — и после окончания президентских выборов не собираются возвращаться в спячку. Они доказывают гражданам, что те вправе контролировать власть, которую выбрали, даже ложась под автобусы с «туристами-открепительщиками». «Пору!» называют идейным продолжателем «гранитно-революционных» традиций 1990-го. На Майдане они — лидеры.

На центральную площадь города стекаются оранжевые толпы юношей и девушек. КНУ, КПИ, НАУ, КНЭУ, НаУКМА, МАУП, медицинский, педагогический, транспортный, строительства и архитектуры — это только киевские вузы (и то не все), студенты которых принимают участие в акции гражданского неповиновения.

А как относятся к проявлению молодежной инициативы ректораты вузов, в которых они учатся?

Большинство молча отпустили молодежь с занятий. Преподаватели Университета международных отношений КНУ им. Т.Шевченко уверены: если у молодых людей есть собственное мнение, они обязаны отстаивать его именно сейчас. А замдекана исторического факультета КНУ сказал своим студентам: «Идите на Майдан. Здесь вы получите более глубокий урок истории, чем в книгах. История творится на наших глазах».

А вот ректор этого вуза вначале отказался отпускать студентов. Те ответили массовым бойкотом. В результате г-н Скопенко признал, что администрация не будет преследовать митингующих за пропуск лекций. Однако на семинары и практические занятия это не распространяется.

Вслед за ректором КНУ такое же решение принял и ректор Национального медицинского института им. А.Богомольца. Преподаватели и завкафедрами в этом вузе ходят в оранжевом.

В то же время в Киево-Могилянской академии — законодателе студенческой моды на свободу — создан целый стачком, в котором задействованы президент вуза Вячеслав Брюховецкий, вся верхушка администрации, представители студенческого самоуправления. Ежедневно в 9 часов утра все могилянцы собираются на центральном плацу, чтобы скоординировать свои действия. На Майдане объявлено дежурство, есть свой график, со студентами обязательно находится преподаватель.

Не все вузы, однако, поддерживают революционные настроения среди студентов. К примеру, дирекция Киевского национального транспортного университета собрала общефакультетское собрание, на котором отговаривала молодежь участвовать в массовых акциях. Правда, к ее увещеваниям прислушались немногие.

— Наш вуз — один из наиболее консервативных, — рассказывает Наталка, студентка Львовского национального медицинского университета. — Забастовки у нас официально не разрешены. Да студенты и не заинтересованы в этом особо. Если мы идем на митинг, то вынуждены потом сидеть после четвертой пары, которая заканчивается в полшестого, и отрабатывать пропущенные занятия. А такого, чтобы отпускали с пар или переносили занятия, фактически не бывает. Сюда, в Киев, от нас поехало очень мало студентов — только самые активные.

— Дирекция Могилянки в этом плане поступила очень мудро, — делится студент Мыкола. — Нам было сказано: все, кто хочет бастовать, запишитесь, чтобы мы были в курсе. Кто не хочет, тоже запишитесь. Никаких санкций за пропущенные пары не будет. В то же время будут работать библиотеки, компьютерные классы. Хотите учиться — учитесь. Бастовать — бастуйте, но пропущенные пары отработаете потом за счет выходных.

Бастует Луцкий государственный университет им. Леси Украинки. Преподаватели этого вуза призывали студентов ехать официальными наблюдателями в другие области и теперь во всем их поддерживают. Забастовку объявили многие вузы Сумщины, в том числе Сумской государственный университет, Банковская академия и даже Аграрный университет. «Этим летом наш вуз бастовал против объединения трех вузов в один, — напоминает Дмитрий, студент СумГУ. — В результате мы отстояли свое мнение и теперь знаем, что если добиваться — добьешься. Сегодня в Сумах нарушается демократия. Ежедневно все новые партии наших земляков съезжаются в Киев, чтобы добиться честных результатов выборов. Если не противиться действиям старой власти, демократии в нашей стране просто не будет. Сейчас или никогда».

Я спросила у студентов, давила ли на них администрация во время предвыборной кампании. Большинство признало, что нет, даже в тех вузах, где руководство было тесно связано с властью. «Отдельные преподаватели, завкафедрами или деканы высказывали свое мнение, но у нас есть свое собственное», — улыбаются ребята.

— В Могилянке очень уважают чужие взгляды, — рассказывает Мыкола. — Между собой администрация, преподаватели, студенты, конечно, высказывали друг другу свою позицию. Но свое мнение никто никому не навязывал, тем более официально. Процентов 90 могилянцев по собственной воле отдали голоса за Ющенко. Почему именно за него? Да просто потому, что это единственный из всех кандидатов, кто трижды побывал в Могилянке, даже задолго до начала предвыборной гонки. Общался с нами, дискутировал, спорил. Значит, этому человеку мы не безразличны. А он небезразличен нам. Он завоевал популярность и авторитет в нашем вузе вполне самостоятельно, никакого давления сверху для этого не было нужно.

Не тревожься, мама!

— Я хочу попросить наших родителей, чтобы они не слишком беспокоились за нас, — говорит историк Саша. — Сам я родом из Херсона. Когда принимал решение ехать сюда, единственное, что меня сдерживало, — то, что мама за меня волнуется. Мы здесь стараемся решать все мирно. Но не делать сейчас вообще ничего просто преступно.

Еды бастующим хватает. Сердобольные киевляне чего только не приносят: салатики, мед, бутерброды и даже окорочка. Бабушки, еле выживающие на свою пенсию, несут на Майдан кастрюльки с борщом и теплые вещи. Сумчанам гуманитарную помощь привозят земляки. А студентов КНУ подкармливают… преподаватели.

Жители столицы наперебой предлагают молодежи свою помощь, приглашают погреться, принять душ, переночевать.

— Здесь настолько дружеская обстановка! — восклицает будущий медик Юля. — Тут есть люди из самых разных слоев общества. Даже такие, от которых я этого не ожидала: достаточно обеспеченные. Казалось, что им уже нечего желать для лучшей жизни, но они с нами, привозят еду, цепляют на машины оранжевые флаги.

— Мы делаем это не только для себя, но и для большинства народа, — утверждают студенты. Однако есть и меньшинство, и забывать об этом по меньшей мере небезопасно. И студентов, которые предпочли Ющенко Януковича, а забастовке — прилежное сидение за партой, не так уж и мало. Каковы мотивы их выбора?

Витя, Киевский национальный экономический университет:

— Насколько я могу судить по нашему вузу, многие просто поддерживают выбор родителей. Часть людей просто не хочет ни разбираться, ни сопоставлять, остается пассивной и верит любой информации, исходящей с телеэкрана. Собственного мнения у них зачастую нет. Единственный мой знакомый, который голосовал за Я, привел более или менее логичную аргументацию, которая заключалась в следующем. Во-первых, по его мнению, Янукович уверен в себе и напорист, в то время как Ющенко временами проявляет нерешительность. А во-вторых, ему не хотелось смены режима, которая должна была повлечь за собой разруху и нестабильность. Многие люди действительно боятся. Один из моих друзей из-за этого не поехал на Майдан. Его отец — чиновник, он голосовал за Ющенко, но открыто свои симпатии выражать боится — опасается за карьеру.

* * *

Все студенты надеются, что акция гражданского неповиновения завершится мирно, без кровопролития. Девушки согласны жертвовать своим временем и здоровьем, но драться не готовы. Парни настроены мужественно и решительно. Они готовы защищать свой выбор кулаками, но только в том случае, если грубую силу применит власть.

Пока же люди настроены мирно и на провокации не поддаются. А они время от времени случаются. Рассказывает Саша, студент КНУ им. Т.Шевченко:

— Вчера около трех часов ночи расстояние между студентами и милицейским кордоном возле администрации Президента было около метра. Все скандировали. Внезапно один из якобы наших воскликнул: «Ну что, студенты, вы готовы к штурму?» Мы в ответ: «Какому штурму?» — «Зимнего». — «Никакой атаки не будет». — «Как это не будет, вы что, боитесь?» В это время подтянулись организаторы «Поры», шепнули ему на ушко пару слов, и он ушел. Мы оказываем на власть психологическое давление, никакой физической силы.

— К чести охраны возле администрации Президента, она не применяла к нам никаких силовых действий, — рассказывает могилянец Валентин. — Они просто прикрывали здание. В частных беседах говорили: «Мы с вами, но приказ есть приказ». Еще пока боятся. Ничего, еще дней пять побоятся — да и перейдут на нашу сторону!

— Кстати, мы до сих пор не видели в палаточном городке ни одного милиционера, — замечает Сергей из Тернополя. — Либо они боятся, либо хорошо маскируются, либо просто молча нас поддерживают.

* * *

Майдан изменился, власть пока нет. Но люди почувствовали, что могут что-то изменить, что от них что-то зависит.

Если подрезать им сейчас крылья, наша страна снова впадет в долгую спячку. Молодежь в очередной раз разочаруется в себе и своих родителях, вернется к подработкам, пиву и фэнтези. Как сказал один знакомый старшекурсник: «Газет не читаю, новости не смотрю. Не хочу знать обо всей этой гадости. Уж лучше сказочки или ужастики. От правды в реальной жизни просто тошнит».

И, наверное, кого-то такой расклад вполне устроит?

«Переведи меня через Майдан…»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК