Параллелограмм-2019

28 декабря, 2018, 10:45 Распечатать Выпуск №50, 28 декабря-11 января

У сказочников — творческий кризис. 

© Анна Гриценко

Чертовски трудно придумывать героев и злодеев в стране, находящейся в постоянно транзитном состоянии, которое выносит на поверхность фантастических тварей, а виртуальную реальность каждый желающий получает в виде своей фейсбучной френдленты. 

Конечно, это не только наша проблема. Вон "Карточный домик" всего спустя несколько лет на фоне нынешнего Белого дома кажется уже не попыткой приоткрыть простыню, а скучной псевдодокументалистикой.

И, казалось бы, самое время писать сказки в преддверии года, который мы проведем в развилке темных тоннелей и поисках выхода на поверхность. Вроде бы пора находить выходы из этой системы, и на каждом из них размещать источники света — теплого или холодного, бенгальские огни, прожекторы или костры.  

Но — нет. Порядочный сказочник честно признается, что сценариев он знает массу, но жизнь творит так, будто приняла нечто синтетическое и возбуждающее. Единственное, в чем он уверен, — мы на пороге перемен, и наступает хорошее время для тех, кто по ним соскучился. 

Мы вступаем в год, где в результате трех туров предстоящих выборов (двух весной и одного осенью) изменится властный ландшафт, что почувствует каждый, хочет он того или нет. 

А ведь изменится. И дело не во врагах реформ, ворах, СМИ или даже "агентах Путина". Дело в том, что власть за истекшие годы не смогла не только доказать, но и просто продемонстрировать подавляющему большинству граждан, что она знает, что делает; что у нее есть хотя бы краткосрочный план, по которому мы движемся (горизонт краткосрочного плана, если что, — это год, а не завтрашнее утро). 

Власть не учла, что постреволюционная жизнь предъявляет к руководству даже не обычные, а значительно более высокие моральные требования. И если, как когда-то с коммунизмом, "по пути к нему кормить не обещали", то воздержаться от обжорства должна не только паства, но и ее поводыри.

Власть не поняла, что после падения жизненного уровня 5 лет назад народ ждал столь же стремительного подъема, а не фонового роста. Пусть неоправданно ждал, пусть наивен был, но право на это имел.

Многие из тех, кого забросил во власть 2014-й, почему-то решили, что именно они являются высшей точкой развития украинской цивилизации и просто получили то, чего давно заслуживали. Но их действия и внешний вид убеждают, что их место там, где они находились ранее: на базарах, в мелкооптовой торговле или рэкете. А те, кто "забросом" воспользовался для профессионального или личностного роста, растут не так быстро, как хотелось бы им и нам. 

4,5 года — самая длинная в истории Украины пауза между общенациональными выборами. С поправкой на бурные события в стране это как для Германии — 20. Президент и его команда могли быть мудрее и провести пару лет назад внеочередные парламентские выборы. Снизить температуру и давление, заодно продемонстрировав людям, что от них в этой жизни тоже кое-что зависит, а также переложив (не будем греха таить), и на них ответственность за происходящее. Да, пришлось бы потесниться, да, кто-то просто выпал бы из поезда, но оставшиеся получили бы возможность опираться на свежие результаты народного выбора.  

Но, видимо, было принято решение, что, в общем, "хорошо сидим", а эфемерная выгода от такого варианта померкла перед опасностью неизбежной потери части финансовых потоков.

И даже если поверить в то, что стабильность власти была необходима для очень важных реформ, то как быть с тем, что бесповоротный их успех возможен только при достаточном уровне общественной поддержки? Когда большинство ощутит какие-либо позитивные результаты, кроме "безвиза". В противном случае успех может быть очень даже "поворотным". 

Подойдя к предвыборному году с неутешительными показателями, команда президента приняла решение сформировать ядерный электорат. В результате коалиция БПП и "Народного фронта" успешно реализовала все программные установки партий "Свобода" и "Национальный корпус" (причем, имея в виду отсутствие приватизации, — не только национальные, но и социалистические). Другого ядра то ли не нашли, то ли не искали. 

Реально ли победить, продемонстрировав прорыв на реально второстепенных направлениях, наплевав на все остальные? Можно ли внушить безграничную веру в мудрость и прозорливость руководителя? Можно попробовать. Но для этого нужно не только поместить граждан в информационный вакуум, контролируя все, даже махонькие телеканалы (как в России), но и внушив к власти уважение, замешанное на страхе. Это когда сказанное в телевизоре слово хотя бы минимально соответствует делу. Когда включена и исправно функционирует машина репрессий. А главное — когда миф, формируемый телевизором, имеет корни в глубинном общественном сознании. Возвращаясь к России: империя — это ведь не только прошлое, это, в понимании подавляющего большинства россиян, и светлое будущее. 

СМИ настроения не столько формируют, сколько улавливают. Как говорят эксперты, в каждом новом появлении Владимира Зеленского на экране буквально отражается внимательное прочтение свежих соцопросов. 

Поскольку несмелая попытка сакрализировать действующего президента не удалась, страну объединили реальные проблемы, а не виртуальные достижения. И даже Томос является не финальной, а отправной точкой длинного и очень непростого пути, и все это понимают.

Тарифы, цены, война, неуютные условия для бизнеса в комплексе с продолжающимся разворовыванием бюджета одинаково важны жителям Львова и Харькова, Одессы и Чернигова, что доказывают высокие электоральные показатели тех, кто говорит об этом с утра до ночи, всерьез и хихикая. 

А вот геополитические предпочтения продолжают страну разделять, что особенно заметно при анализе региональных опросов. Причем разделение это за последний год лишь усилилось, что стало следствием работы власти с вышеупомянутым ядром. Да и "средняя температура по палате" не слишком радует — согласно ноябрьскому опросу КМИС, за интеграцию в Евросоюз выступают 50%, против — 30%. К сведению — ровно такие же цифры дало исследование октября 2013 года, но с учетом Донецка, Луганска и Крыма, так что сами понимаете… 

И наступит апрель, а потом неизбежно придет октябрь. И тогда выяснится, что и победитель весны, и победители осени столкнутся с необходимостью не только выполнять обещанное, но и решать проблемы, находящиеся вне прямых электоральных настроений. 

Они получат практически отсутствующую систему госуправления. Реформа предъявила к кандидатам на госслужбу столь высокие требования, что идеальный претендент должен быть одиноким сиротой без особого рода деятельности и места жительства. Но при этом особо отъявленные умудряются все требования по декларированию расходов родственников обходить и радоваться жизни, а профессионалы (и не жулики одновременно) долго пытаются найти ответ на вопрос: а зачем им эта госслужба с ее скромными зарплатами? Они же хотят просто получать достойную оплату за свой труд, а не сбрасывать за границу миллионные премии, готовясь к эмиграции. 

Но это еще ладно. Ослабление госаппарата (особенно на региональном уровне) сопровождается широко известной децентрализацией. Еще пара лет этого процесса — и наступит пора утверждать программу дефеодализации, которая имеет гораздо меньше шансов на выполнение, поскольку полномочия надо будет отбирать у десятков тысяч крепких хозяйственных личностей. К тому времени их маленькие армии уже будут выстроены, вооружены и способны успешно конкурировать с центральными правоохранительными органами. При этом надо иметь в виду, что замеры общественного мнения фиксируют такой высокий рейтинг местных властей, что даже у самого неотесанного губернатора он вдвое выше, чем у назначившего его президента. 

В формирующихся объединенных громадах уже проявляются контуры двух форм устройства. Как правило, уровень народовластия зависит от имеющихся в распоряжении громады ресурсов, прежде всего плодоносящей земли. Чем ее больше — тем демократии меньше. В общем, ничего нового, все как у "взрослых мальчиков", только вместо нефти — чернозем. 

Чем богаче громада, тем больше прав имеет там неформальный хозяин, ибо именно он — крупнейший арендатор земли и уже расставил в органах управления своих людей, замаскированных под всеукраинские партии. Что характерно, многие из этих людей были подготовлены в рамках программ помощи Евросоюза. 

А ведь впереди появление новых видов громад — крупных городов с их пригородами. Ныне действующие их руководители — настоящие, а не "фейсбучные" лидеры общественного мнения, — ко всем своим возможностям добавят еще и право распоряжаться пригородной землей. И тогда карикатурная некогда Ассоциация мэров станет теневым, но очень влиятельным парламентом. 

Власть получит усталость людей вообще и активистов в частности. Многие считают, что это и неплохо, поскольку снижает уровень внутренней угрозы. Но это и уменьшает возможности, ибо и пассивная, и активная поддержка реформ необходимы для движения. С учетом тенденций в регионах, надо будет искать и привлекать новых неравнодушных, потому что иначе децентрализация разворовывания высосет из страны все возможные ресурсы. 

Создание сети "активистов-любителей", тех, которые днем ходят на работу, но в свободное от работы время готовы включаться в создание общественно полезных сообществ, гораздо важнее и труднее простого освоения грантов. 

Иначе, если верна гипотеза об "одном Майдане на поколение", со временем напряжение в обществе накопится и вполне может вылиться в очередное спонтанное возмущение, особенно в случае, если вновь избранная власть опять воспарит в небеса. 

Конечно, продолжится трудовая миграция. И если крупные холдинги способны поднять зарплату сотрудникам до уровня польской минус 20%, то средний и малый бизнес беззащитны. Призрак "среднеазиатского дворника" уже бродит по нашим городам, но это легкое решение проблем принесет новые риски. "И "Свобода" их встретит радостно у входа".

И, само собой, власть столкнется с необходимостью найти свое место в разборке сверхдержав, поскольку прекращение войны — это уже давно не российско-украинская компетенция. Точнее, закончить войну может тот, кто ее когда-то в Славянске начал, но в Москве Украину уже давно воспринимают как один из фронтов схватки с Западом. Там до поры до времени отложено решение вопроса, "что делать с хохлами": договариваться неизвестно о чем, пытаясь оторвать их от нынешних союзников или готовиться к решительному, потому что "веры им нет" и "обманут все равно". 

Кремль вообще любит отвечать Западу как бы симметрично, с выражением крайнего удивления: "А почему вам можно, а нам нельзя?" Так что вопрос: "А почему вам можно было бомбить Белград?", думается, уже лежит в загашниках российского МИДа. 

При этом власть не должна забывать, что у Вашингтона впереди активная фаза обороны истеблишмента от попыток действующего президента пойти вразнос и перестроить мир под представления шахтера из Пенсильвании. А еще — выборы в Европарламент, где ультралевые и ультраправые, обнявшись, вновь постараются переписать генетический код старушки Европы. А также вполне вероятный мировой экономический кризис, который, среди прочего, принесет снижение цен на сырье. Нефть будет радовать широкую общественность, а металлы могут загнать в депрессию Минфин. 

И во всем этом предстоит отстоять субъектность. Но не артиллериста, единственное право которого заключается в возможности самостоятельно зарядить орудие и выстрелить, а фактора, чья точка зрения учитывается в процессе подготовки приказа на открытие огня. 

И, наконец, опять надо будет сшивать общество. Общество, пострадавшее от двух предвыборных кампаний, когда стая политиков занята отрыванием от общего народного тела своего ядерного электората, будет поначалу нуждаться не в диктаторах, а во врачах-психотерапевтах, а уж после них — в лидерах, которые найдут приемлемое для подавляющего большинства решение, объявив "ядерное разоружение". 

Каким оно может быть? Вообще-то иногда в поисках ответа на сложные вопросы стоит обратиться к источнику знаний, а именно — к школьному учебнику. Вот, например, геометрия, 9-й класс, раздел "Правила сложения векторов". В теории это выглядит так:

В условия задачи введем вектор по горизонтали вправо — поддержку политики евроинтеграции. При этом имеем в виду, что это не полностью тождественно действиям власти, иначе 75% опрошенных ("Рейтинг", ноябрь 2018) не были бы уверены в том, что страна движется в неверном направлении. Наверное, евроинтеграция в их понимании — это нечто иное. 

Влево будет вектор сближения с Россией, а по вертикали — та или иная степень внеблоковости.  При определении величины и направления векторов примем во внимание опросы общественного мнения, которые определяют как количество граждан, поддерживающих тот или иной путь, так и уверенность в убеждениях. Тогда параллелограмм будет выглядеть примерно так: 

Простые геометрические правила говорят о том, что направление в целом определено, чего не может не учитывать любой победитель избирательного процесса. Более того, резкие геополитические движения противопоказаны любому, кто заинтересован в сохранении страны как единого организма. 

Коррекция необходима, поскольку устойчивое общество является суммой векторов всех его составляющих частей. Но именно коррекция, а не очередной крутой поворот, способный разрушить систему, что, собственно, и подразумевают авторы идеи разворота. 

Кое-кто скажет, что политика — сложнее точных наук, что истинный политик принимает непопулярные решения, а Украина должна максимально быстро пройти свой путь, игнорируя врагов или уничтожая их. И можно пренебречь левым вектором, как, собственно сейчас и происходит. 

Можно. В стабильных однородных государствах часто так и происходит. Но в украинских реалиях только при соблюдении двух условий. Первое. Сила (количественная и качественная) доминирующего вектора значительно превосходит все остальные. Второе. Вектор доминирует во всех без исключения областях и регионах, в том числе и приграничных. 

Несоблюдение условий создает северному соседу дополнительные возможности разрушить конструкцию под залпы "Советского шампанского". 

* * * 

В Новом году нам всем понадобится многое. Победителям выборов — понимание тяжести своего положения. Проигравшим — умение ценить каждую минуту своей жизни, даже на допросах. Сотням тысяч участников избирательного процесса — мужество отказать в ответ на предложение что-то получить, кого-то подкупить или куда-то вбросить. Солдатам — уверенность в том, что они защищают не старых или новых воров, а страну, которая важнее всех негодяев во власти вместе взятых. Каждому из нас — лечить больных и беречь здоровых. 

Но слово следующего года для нас — "слышать". Слышать друг друга и всех вместе. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 8
Выпуск №14, 13 апреля-19 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно