Не лес бесхозный, а пеньки!

30 марта, 17:15 Распечатать Выпуск №12, 31 марта-6 апреля

Чем "дырявее" охрана леса, тем многочисленнее и обширнее самовольные рубки.

В лесах Украины не стихает визг бензопил — "черных" лесорубов не могут остановить ни шлагбаумы, ни перепаханные-перекопанные дороги, ни электронный учет древесины. 

Общественные активисты и государственные экологические органы, в последнее время активно и показательно задерживающие груженый древесиной автотранспорт, только подтверждают: какой бы народной и демократической ни считала себя власть, она не может справиться с неконтролируемой вырубкой лесов.

Недавно общественность и власти Тернопольщины всколыхнуло неординарное событие — в одном из бесхозных лесов близ села Лычкивцы Гусятинского района было самовольно срублено 128 деревьев ценной породы — дуба. Печальный пейзаж с пнями дополняют 40 деревьев, поврежденных до степени прекращения роста. Размер ущерба, нанесенного окружающей среде, также поражает — 1,7 млн грн. Полиция, конечно, была вынуждена отреагировать на это вопиющее нарушение, открыла уголовное производство по факту незаконной рубки леса (ст. 246 Уголовного кодекса), и сейчас проводится расследование это преступления.

Лес незаконно рубят в разных уголках области. Только в прошлом году работники Государственной экологической инспекции в Тернопольской области по результатам проверок, обследований и участия в следственных действиях насчитали приличную сумму убытков, нанесенных окружающей среде от самовольных рубок леса, — 5,8 млн грн. И это только выявленный и подсчитанный ущерб, ведь далеко не все объемы рубок оказались в зоне внимания контролирующих и правоохранительных органов.

В разные периоды независимости Украины пространство для уничтожения лесов власть хоть и ограничивала, но не пыталась его закрыть. Яркая иллюстрация — история лесов коллективных сельхозпредприятий (КСП), то есть тех лесов, которые в конце 1990-х не были распаеваны. На Тернопольщине из 35 тыс. га бывших колхозных лесов области, создававшихся в советское время на неугодьях, деградированных или эродированных землях и к тому же за государственный счет, хозяина получили всего 22 тыс. га. Только в шести из 17 районов области были основаны коммунальные лесохозяйственные предприятия, которые взяли в постоянное пользование упомянутые леса и обеспечивают их охрану и уход за ними. Например, у Кременецкого районного коммунального лесохозяйственного предприятия "Кремлес", где мне пришлось побывать, сейчас находится в пользовании более 6300 га. Но рубки главного пользования здесь проводятся только на 19–20 га, а новые насаждения осуществляются на 18–21 га.
А на юге области такое же предприятие в городе Монастырыськах ведет хозяйство почти на 3000 га. Оно ежегодно рубит лес на 14–15 га и такую же площадь засаживает. Дошло до курьезов: в прошлом году правоохранительные и контролирующие органы 20 раз проверяли правильность ведения лесного хозяйства в этом предприятии, но серьезных нарушений не выявили. Как бы там ни было, но даже в действующих коммунальных лесохозяйственных предприятиях, где леса взяты под охрану, экологические инспекторы и лесная охрана ежегодно обнаруживают до десятка самовольных рубок.

И прежде всего массово вырубают те леса, которые стали просто ничейными. А в небольшой Тернопольской области полностью бесхозными остались 5,7 тыс. га лесов на землях запаса местных рад, которые никому не переданы и сейчас находятся без какой-либо охраны. Население хорошо знает, что у этого леса нет хозяина, формирует мини-бригады и отправляется на рубки. Нетрудно догадаться: наиболее бесконтрольно лес рубят на дрова в последние три года, в период затягивания поясов, когда резко подорожал газ.

Однако наивно было бы считать, что самовольные рубки леса исчезли в государственных лесах области. Только в прошлом году лесная охрана аппарата управления лесного хозяйства и гослесхозов области выявила 156 случаев самовольной рубки леса. Для лучшей наглядности: было срублено суммарно 332 кубометра древесины (в 2016 г. незаконно срублено еще больше — 356 кубометров). Еще лучше свидетельствует о лесной преступности следующая статистика: в прошлом году в системе гослесхозов области проведен 61 рейд совместно с представителями Нацполиции, в ходе которых выявлены 64 случая незаконной рубки леса.

Соглашусь, внедренный Гослесагентством электронный учет древесины дал желаемые результаты. Ведь можно отследить движение лесопродукции на всех этапах, и это в некоторой степени сдерживает нарушителей. А еще, как убеждает начальник управления лесного и охотничьего хозяйства области Олег Яремко, в государственных лесах области ежегодно появляется больше шлагбаумов, перекопанных дорог, чтобы усложнить заезд и вывоз самовольно срубленной древесины. Вне всяких сомнений, определенные неудобства лесонарушитель ощутил. Но его не остановили.

Как же обычно действует полиция, чтобы его наказать и таким образом предотвратить дальнейшие незаконные рубки леса? Она открывает уголовное производство по факту незаконной рубки леса, проводит расследование, назначает различные экспертизы, но в это время лесонарушителя, как правило, не засвечивает. Хотя во многих случаях полиция знает имя и фамилию "черного" лесоруба, потому что имела с ним дело в прошлом по тому же поводу. Проходит время, и следователь, якобы не собрав доказательств вины лесоруба, закрывает производство с официальной формулировкой: из-за отсутствия события или состава преступления.

Второй путь — еще хитрее. Нарушитель, который неоднократно рубит лес, получил опыт, как выкрутиться в подобных ситуациях. Если его грузовик был задержан в ходе погрузки или вывоза срубленного леса, он говорит: я не рубил, а только купил лес у неустановленных лиц и везу его для своих нужд. То есть "я украл". Хотя хорошо известно, что вывозит лес именно то лицо, которое его срубило. Лесонарушитель договаривается со следователем и добивается другой квалификации преступления — "кража" (ст. 185 УКУ), по которой предусмотрена более мягкая ответственность.

И разве не смешно, что с 1 января 2017-го по 13 марта 2018-го органы полиции зарегистрировали 61 уголовное производство по факту незаконной рубки леса, из которых только шесть направлены в суд. Правда, прокуратура области уточняет, что в этом году из 13 открытых уголовных производств уже четыре пошли в суд. А суды в таких случаях учитывают ряд смягчающих обстоятельств и применяют к нарушителю нижнюю границу штрафа — 300 необлагаемых налогом минимумов, что составляет сегодня 5100 грн. Для сравнения: пиловочник дуба в странах Восточной Европы стоит 55–70 евро за кубометр, а бук ценится еще дороже — 200–400 евро. Вот и получается, что правосудие включает лесным преступникам зеленый свет: можно смело рубить лес и получить приговор в виде такого "посильного" штрафа. А если нарушителя за незаконную рубку или повреждение деревьев и кустарников привлекают к административной ответственности, налагая штраф в сумме от 5 до 10 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан (от 85 до 170 грн), то ему вообще ничего жаловаться!

А что же далее происходит с незаконно срубленным лесом? Ценные породы деревьев — дуб, бук, ясень, сосна, лиственница, пользующиеся спросом в странах Европы, под видом топливных дров вывозятся за границу. Более простой путь — самовольно срубленная древесина направляется на украинские пилорамы, работающие без государственной регистрации, или в такие же цеха по производству мебели. К сожалению, как следует из ответа на информационный запрос ZN.UA, в 2016–2017 гг. подразделения налоговой полиции главного управления Государственной фискальной службы в области не выявляли таких субъектов предпринимательской деятельности. А было ли желание? Для полного счастья малый и средний бизнес создал замкнутый цикл производственной деятельности: срубил лес — вывез — распилил — наконец, сделал из него мебель. Конечно же, он имеет возможность продавать ее дешевле, чем работающие легально крупные и средние фабрики, которые платят "белые" зарплаты и налоги.

Так каким же образом минимизировать количество незаконных рубок? Существует наиболее типичный путь, который обычно предлагают многие специалисты лесной отрасли и который с радостью воспринимает средний гражданин. "Если бы была большая ответственность за незаконные рубки леса, и если бы человек знал, что за срубленное дерево он понесет суровое наказание, то не рубил бы", — знакомый рецепт предлагает директор Кременецкого районного лесохозяйственного предприятия "Кремлес" Александр Рябоконь. Справедливо и дальновидно также мнение начальника отдела экологического контроля Государственной экологической инспекции в области Михаила Онищука:

— Несколько раз Тернопольские облрада и облгосадминистрация принимали решение о передаче бесхозных лесов, находящихся на землях запаса местных рад или там, где не созданы коммунальные лесохозяйственные предприятия, государственным специализированным лесохозяйственным предприятиям. Так сделали, например, в соседних областях — Ровненской и Волынской. Однако гослесхозы Тернопольщины избегают такой передачи, мотивируя свои отказы тем, что у них не хватает государственного финансирования, им нужны дополнительные средства. Но это надуманные причины. Гослесхозы прежде всего являются государственными предприятиями, которые используют государственный ресурс — лес, получают с него прибыль и за счет этой прибыли могут выполнять функцию государства — сохранять нынче ничейные леса. И когда мы слышим, что в области создаются насаждения на площади 50, 100 га, то спросите у себя: когда они станут продуктивными? Отвечу — через 80 или 100 лет. А в это же время 5,7 тыс. га лесов на землях запаса местных рад, которые уже сейчас выполняют экологические функции, защищают почвы от эрозии и т.п., уничтожаются. Здесь нужен четкий приоритет государства: в условиях ограниченного финансирования сохранить леса, которые уже выросли, или вкладывать миллионы гривен в то, что имеет сомнительную перспективу?

По всему видно: чем "дырявее" охрана леса, тем многочисленнее и обширнее самовольные рубки. Но это уже последствия халатного ведения лесного хозяйства и лесной бесхозяйственности. Причины, как по мне, — в до сих пор нереализованных возможностях государства взять эти леса под пристальную охрану. И в безнаказанности для лесонарушителей, которую обеспечивают им правоохранительные органы и правосудие.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно