Марлезонский балет: е-декларирование для антикоррупционеров

28 января, 11:26 Распечатать Выпуск №3, 27 января-2 февраля

Более полугода продолжается эпопея с отменой е-декларирования для третьего сектора.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Накануне нового политического сезона разворачивается очередной спектакль, в главных ролях которого выступят представители антикоррупционных общественных организаций. 

Более полугода продолжается эпопея с отменой е-декларирования для третьего сектора, процесс пытались модерировать прямо с Банковой. Ответственного из АП Дмитрия Шимкива ныне отстранили от процесса. И сейчас никто не может спрогнозировать, чем все же закончится этот спектакль. 

Почти год назад, в марте 2017-го, Верховная Рада Украины приняла весьма специфическое решение, отбросившее отношения власти с общественной средой на четыре года назад, прямо во времена расцвета режима Януковича. Плодотворное сотрудничество образца 2014–2016 гг. завершилось принятием закона, который обязал представителей антикоррупционных общественных организаций подавать электронные декларации наравне с чиновниками. 

Тогда проявился огромный мировоззренческий разрыв между высшими должностными лицами государства и представителями третьего сектора. Более того, начали выкристаллизовываться элементы значительно более важного вопроса: власть осознала в лице общественности непосредственного конкурента на следующих выборах: представители известных организаций видят себя в парламенте следующего созыва, и они действительно имеют для этого основания. 

Первая попытка активистов войти в Верховную Раду, которую наблюдала вся страна в 2014-м, дала в результате повышение общественного запроса на реформирование государственных учреждений. До тех пор этот запрос был неструктурированным, но уже спустя год граждане стали свидетелями введения законодательных новелл, которые крайне трудно назвать неуспешными. Буквально каждый представитель третьего сектора, став парламентарием, играл роль своеобразного драйвера прогресса в профильных сферах. 

Это весьма раздражало правящие круги, которые привыкли решать судьбу целых секторов экономики за плотно закрытыми дверями. Сергей Лещенко и Егор Соболев в профильном комитете продвигали новые антикоррупционные нормы и отстаивали право НАБУ на существование. Елена Сотник и Мустафа Найем выходили с постоянными инициативами о функционировании правоохранительных органов. Светлана Залищук качественно отработала в сфере международных связей. Виктория Войцицкая боролась за прозрачность энергетического сектора страны. Все они доказали, что новая кровь значительно освежила парламент и придала драйва, которого не было во время предыдущих созывов.

"Я тебя породил, я тебя и убью"

Чтобы не пустить в зал следующего парламента новых представителей третьего сектора, которые уже научились играть по правилам hard political talk, используя факты из коррупционного прошлого политиков и необъяснимого имущества, политические бонзы решили максимально закрутить гайки для общественности. Тем более, что буквально за полгода до того пришлось задекларировать свои активы в значительно более широком формате, включая и денежную наличность, ценное движимое имущество (часы, коллекции оружия, произведения искусства) и т.п. Это больно ударило по самолюбию политического бомонда.

Поскольку методы у украинских вельмож не столь людоедские, как у прокремлевских кругов, способ выбрали более гуманный: в ответ заставили всех антикоррупционеров раскрыть доходы. Очевидно, в основе этого шага лежало две цели: найти "грантоедские" миллионы, уничтожив репутацию активистов, а позже попытаться обуздать их через абсолютно подконтрольный Банковой орган — Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции. 

Ныне можно утверждать: обуздать представителей антикоррупционных общественных организаций не удалось. Никто не прижал уши, как трусливый заяц. Наоборот, активисты стали еще более уверенными в своей правоте, как чеширские коты. 

После немалой порции критики со стороны еврокомиссара по вопросам региональной политики Йоханнеса Хана, посольств Соединенных Штатов и Великобритании, а также ряда министерств иностранных дел и международных организаций команда президента поняла: они слегка заигрались. Активисты национального уровня сразу заявили о дискриминационности принятых норм, а также об их неконституционности и несоответствии подходу правовой определенности, что является частью более широкого принципа — верховенства права. Но никто не отказался их выполнять, хотя и не до конца было понятно, кто же подпадает под действие закона.

Этот шаг со стороны третьего сектора напомнил хоккейный матч, когда вратаря заменил полевой игрок. Общественность готова чем-то пожертвовать и сильно рискнуть, лишь бы доказать свою правоту, и вместе с тем продемонстрировать мелкомстительное лицо руководства на Банковой и представителей его воли в стенах парламента.

Более того, ряд активистов национального уровня и так уже неоднократно подавали свои декларации — баллотируясь в советы общественного контроля, будучи кандидатами на должности в государственном управлении или занимая места в отборочных комиссиях. Поэтому непонятно, на что в этом аспекте рассчитывали представители провластных верхов, — ведь лидеры общественного сектора давно вывернули свои карманы.

Эпическая история попытки дискредитировать общественность

Теперь детализируем ход событий во время принятия "правок Чорновол". Во второй волне декларирования доходов чиновников (1 января — 31 марта 2017 г.) свои данные в систему должны были подать сразу все представители органов публичной власти. Понимая, что отдельные категории военнослужащих не имеют возможности внести свои данные в Реестр е-деклараций, президент Украины инициировал законопроект, который должен был урегулировать этот вопрос.

В объяснительной записке к проекту закона написали, что обязанность подавать декларации могла привести к массовому оставлению мест прохождения службы. Кроме этого, заполнение деклараций на официальном веб-ресурсе НАПК требует времени и соответствующих технических возможностей (компьютерной техники, безопасного подключения к интернет-сети), что крайне сложно обеспечить в зоне проведения АТО. Поэтому, с одной стороны, предложения президента находили положительный отзыв, а с другой — общественные активисты опасались, что Закон "О предотвращении коррупции" растянется из-за мелких изменений и "правок с голоса", что, в конце концов, разрушит плацдарм антикоррупционного законодательства.

Однако уже во время заседания профильного парламентского комитета народный депутат Татьяна Чорновол пыталась продвинуть свою версию изменений в законопроект №6172. Она предлагала добавить в список декларантов главных редакторов и основателей СМИ, руководителей органов общественных организаций, осуществляющих деятельность в сфере предотвращения и противодействия коррупции, а также представителей общественных советов при государственных органах и советов добропорядочности. Тогдашний руководитель профильного комитета Егор Соболев попросил своих коллег осознать, что упомянутые правки никоим образом не касаются обсуждаемого закона. Более того, такой подход противоречил Регламенту ВРУ. Однако это не повлияло на провластное большинство в комитете, которое поддержало предложение Чорновол. 

Кстати, позже эти же парламентарии — члены БПП, Народного фронта, Оппоблока, РПЛ и группы "Возрождение" — реализуют план снятия Егора Соболева с должности руководителя профильного комитета. Это, как и поддержка законопроекта в части е-декларирования для антикоррупционщиков, стало возможным лишь благодаря доукомлектованию комитета депутатами от провластной коалиции в начале 2017 г. 

Как следствие, после обсуждения законопроекта президента, который, в идеале, должен был урегулировать лишь вопрос отсрочки подачи е-деклараций для офицеров Вооруженных сил Украины, он попал в сессионный зал, где 268 народных избранников с радостью его поддержали. Этот законопроект и ввел обязанность подавать е-декларации для представителей антикоррупционных организаций, при этом норму о редакторах и основателях СМИ из конечной версии текста все же изъяли. 

Егор Соболев вместе со своим коллегой Романом Семенухой попробовали провести через сессионный зал проект постановления об отмене результатов голосования парламента из-за допущенных значительных регламентных нарушений рассмотрения и голосования. Но их инициатива провалилась. Провластное большинство депутатов добилось желаемого: общественные активисты пожнут плоды, которые сами и посеяли, при непосредственной поддержке международного сообщества.

Тогда стало понятно, что это была спланированная акция, в которой Татьяна Чорновол играла всего лишь роль "механизма внедрения". План мести, как это со временем назовут представители общественной среды, был разработан на высшем уровне. Синхронность, с которой набрали такое количество голосов, лишь подтверждала согласование между ключевыми парламентскими игроками.

Более того, парламентарий из президентского окружения лично отмечал, что они получили невероятное моральное удовлетворение, нажимая кнопку "за" во время голосования за президентский законопроект именно с "правками Чорновол". 

Антикоррупционный вальс: шаг вперед — два назад

Как уже отмечалось, западные партнеры и представители правозащитных организаций всех уровней выступили с требованием отменить е-декларирование для представителей третьего сектора, которые занимаются сферой предотвращения коррупции. Понимая, что на введении ProZorro и сомнительных конкурсах далеко не заедешь, команда президента начала втягивать общественность в рабочую группу для наработки законопроектов, которые якобы должны исправить ситуацию и отменить обязанность подавать е-декларации.

Многие антикоррупционные активисты сразу заявили, что не будут входить в рабочие группы, поскольку это лишь затянет время и позволит власти демонстрировать сам процесс как конструктивную работу над исправлением ситуации, возникшей в стенах Верховной Рады. На базе администрации президента создали рабочую группу, которую возглавили Дмитрий Шимкив и Ростислав Павленко. Первые заседания и поданные президентом в парламент законопроекты (№6674 и №6675), ярко продемонстрировали: это будет язык ультиматумов, а не конструктивный разговор. Нет голосов в парламенте, президент вмешаться не может, поэтому берите то, что есть. А предложили, конечно, далеко не идеальный вариант выхода из этой абсурдной ситуации.

Ясное дело, не все представители общественности носили розовые очки. Кое-кто отказался продолжать игру в жмурки, заявив, что если команда президента создала проблему, пусть сама ее и решает. Другие, менее радикальные, периодически заверяли своих коллег, что законодательство в ближайшее время изменят и обязанность декларироваться уберут. Однако время проходило, тему заговаривали, а воз и ныне там.

В конце концов на базе Реанимационного пакета реформ были разработаны собственные предложения к законопроектам Порошенко и переданы непосредственно в администрацию президента и профильный комитет. Очевидно, вклад общественности в конструктив в вопросе как урегулирования неконституционных норм относительно е-декларирования для антикоррупционщиков, так и обеспечения прозрачности для общественных организаций в целом провластные силы не интересует. 

Не прибегая к сложным юридическим конструкциям и деталям двух пропрезидентских законопроектов, следует заметить, что в них заложены такие же драконовские методы контроля. Только теперь цепным псом должно было стать не НАПК, которое отслеживает активистов, уклоняющихся от е-декларирования, а налоговая служба, которая будет иметь сверхширокие дискреционные полномочия относительно всех общественных организаций страны. Слишком жесткие санкции за потенциальные нарушения в их работе ассоциируются с балансированием на краю пропасти, когда рядом с тобой ходит контролер от государства и в любой момент может столкнуть вниз.

Заметим: если провластные силы и персонально президент действительно готовы отменить неконституционные "правки Чорновол", то они могут быстро проголосовать за законопроект № 6271, поданный группой депутатов (авторы — Крулько, Залищук, Сотник, Луценко, Чумак и другие). Однако, как свидетельствуют источники в АП, об этом варианте никто даже слышать не хочет.

Президентская команда хочет крови (е-декларирования для активистов) или неравнозначного обмена пленными (тотального контроля за ОО взамен е-декларирования). Именно для этого они и начали кампанию против всего общественного актива, поочередно создавая репутационные риски для всех ярких личностей из третьего сектора. Зачем им это? Да ведь кто же хочет идти на следующие президентские и парламентские выборы, имея под боком столько молодых граждан, которые будут продолжать конструктивно критиковать отсутствие реформ и расцвет коррупции в стране!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно