Карты, деньги, два майдана

22 ноября, 2013, 21:00 Распечатать Выпуск №43, 22 ноября-29 ноября

Не станем мучиться догадками. Попробуем заглянуть в карты. Попытаемся понять, что было на руках у Януковича в начале роббера, какой куш он собирался сорвать, и во что, собственно, играл? Играясь судьбой Украины и нашим будущим.

"И с чем мы придем в Вильнюс? Ведь Януковичу в голову не заглянешь…", — посетовал я пару недель назад в разговоре с одним оппозиционным депутатом. "Упаси, Бог!", — рассмеялся в ответ политик. — "Ты даже не догадываешься, что мог бы там увидеть. Лучше попробуй заглянуть в его карты…" 

Образ гаранта-картежника активно эксплуатировали многие мои собеседники, когда речь заходила о евроинтеграционных перспективах Родины. Еще один народный избранник (на сей раз провластный, и с первым лицом государства давно знакомый) затейливо ответил на вопрос: чем, в первую очередь, руководствуется его патрон при определении судьбоносных решений — подсознательным чутьем или хладнокровным расчетом? "Интуиция у него неплохая, но она является не определяющим, а дополняющим фактором. Виктор Федорович не любит экспромтов. Просчитывает ли он свои шаги на много ходов вперед? Я бы сказал иначе: он неплохо "считает" карты и прикидывает расклады. Да, чутье может ему подсказать, как долго можно блефовать и до какого момента нужно поднимать ставки. Но иногда, боюсь, оно его подводит. Он не всегда чувствует психологию других игроков, он сосредоточен на себе…" 

Чем меньше оставалось времени до Вильнюсского саммита, тем крепче становилось убеждение, что "длинная" геополитическая игра была большим блефом. "Если он окажется в выигрыше, он, действительно, гениальный игрок", — заметил позавчера политик, которого трудно назвать большим симпатиком хозяина Банковой. Это было сказано за пару часов до сенсационного распоряжения Кабмина о приостановлении процесса подготовки к подписанию Соглашения об Ассоциации с ЕС. 

Подавляющее большинство уверено: события минувшего четверга поставили жирный крест на "европейской мечте". Но есть и те, кто считает, что насельник Межигорья еще не "вскрылся". Что он продолжает играть на повышение ставок, продолжает играть на нервах ЕС, чтобы за считанные часы до Вильнюса вынуть из рукава "еврокозырь". 

Подобное развитие событий сегодня выглядит невероятно. 

Не станем мучиться догадками. Попробуем заглянуть в карты. Попытаемся понять, что было на руках у Януковича в начале роббера, какой куш он собирался сорвать, и во что, собственно, играл? Играясь судьбой Украины и нашим будущим.

"Каталы" и "кидалы"

Виктор Федорович, выражаясь языком его наблюдательного соратника, был "сосредоточен на себе". Вероятно, он чувствовал себя "каталой" и терпеливо подыскивал подходящего "сладкого лоха" (пардон, за терминологию, но куда ж без нее?).

Главной целью хозяина Банковой с самого начала было сохранение власти, что предполагало, как минимум, переизбрание в 2015 году. Продолжающееся падение экономики и, как следствие, рост протестных настроений вынуждали искать внешнеполитических союзников, а также источник финансовых вливаний. Направления поиска известны — Россия и ЕС. Янукович не мучился выбором геополитического пути. Он искал "крышу" и донора. И собирался пойти туда, где больше дают и меньше требуют. 

"Западный вариант" теоретически устраивал Януковича больше. Во-первых, Брюсселя он боялся меньше, чем Кремля. Во-вторых, он был убежден, что с Евросоюзом будет легче сговориться, поскольку (по его мнению) тот нуждается в Украине не меньше (если не больше), чем Украина в нем. Некоторые основания для подобных предположений, согласимся, были. Новые рынки и новые ресурсы для экономики Старого Света выглядели совсем не лишними. Но еще более значимой выглядела политическая составляющая. Европа нуждалась в победах. На фоне смены власти в Грузии, обостряющихся проблем провластной коалиции в Молдове и стабильной неуступчивости Сербии в косовском вопросе "европриближение" Украины смотрелось весьма заманчивым трофеем. Позволяющим, помимо прочего, отвлечь внимание от внутриевропейских проблем. И, к тому же, приближение Украины к политической Европе изрядно ломало геополитическую игру России. 

Еще одна важная деталь: звучная виктория была необходима не только Европе в целом, но и отдельным знаковым персонажам. От успеха "украинской комбинации" во многом зависела дальнейшая карьера Фюле, Шульца, Баррозу, Квасьневского, Кокса… Ассоциация с Украиной была той звездочкой, которую каждый из них мечтал нарисовать на своем фюзеляже. 

Евроуспех, по мнению Януковича, упрощал путь к его переизбранию. Во-первых, продолжение работы по имплементации положений Ассоциации должно было (по его расчетам) сделать лидеров западных держав более снисходительными к возможным "художествам" на грядущих выборах. На Банковой считали: если Виктор Федорович подпишет в 2013-м Соглашение об Ассоциации, в 2015-м его победу на выборах Запад признает практически при любых раскладах. Во-вторых, сближение с Европой выбивало козыри из рук оппозиции: оно могло смягчить негативное отношение к власти со стороны населения Запада и Центра Украины; оно заставляло противников режима искать новые привлекательные политические лозунги. 

По иронии судьбы, глубоко антиевропейский по своей ментальности Янукович годился на роль европроводника лучше других. Окажись на его месте Тимошенко, Яценюк, Кличко (список можете продолжить сами) для страны в ее нынешнем состоянии это грозило не условным, а вполне реальным расколом. С непредсказуемыми последствиями. Действующий глава государства был в состоянии "построить" чиновников, олигархов и "антизападный электорат". 

То, что гарант испытал недюжинное давление со стороны части родной партии и ориентированных на Россию предпринимательских кругов, — правда. Однако средства для усмирения недовольных у него нашлись бы. 

Но и "восточный вариант" для Виктора Федоровича был по-своему неплох. В финансовом отношении (как полагал Янукович) Москва могла предложить больше и для бюджета, и, что крайне важно, для "Семьи" (чего Европа точно не предлагала бы). Могла пойти на снижение цен на газ, что устраивало крупных отечественных экономических игроков, с мнением которых гарант должен был считаться. При этом Кремль не ставит никаких "идиотских" условий вроде демократизации законодательства или повышения тарифов. Хозяин Банковой (и это подтверждали многие источники) не верил и в то, что Кремль всерьез потребует от него освобождения Тимошенко. Хотя прекрасно знал, как Путин относится к тому, за что формально "закрыли" экс-премьера. Крайне важное обстоятельство: Москва, в отличие от Брюсселя, не требовала бы контроля над выделяемыми средствами. И еще — у Москвы можно было выторговать полную лояльность к режиму не только до, но и после 2015 года. 

Но Путин, в отличие от западных лидеров, плохо подходил на роль "лоха". Ему Янукович не верил, его боялся. Он боялся "кидка", после которого уже не встанет. И Таможенный союз рассматривал не просто как нежелательный, а как неприемлемый вариант. Понимая, что Кремль будет ставить именно присоединение к ТС главным условием выделения коврижек. 

Янукович хотел избавиться от роли просителя (а именно так его, по большому счету, воспринимали снисходительная Европа и хамоватая Россия). Он начал свой блеф, и в общем-то, добился намеченных тактических целей. 

"Нечистый четверг" 

Я далек от мысли, что единственной целью еврокампании была максимальная сговорчивость России. Думаю, Янукович блефовал с обеими. Он шаг за шагом убеждал Москву, что пойдет на сближение с ЕС, невзирая ни на что. Рассчитывая не просто увеличить суммы предлагаемых средств, но и снизить политическую цену. Зная о маниакальном стремлении Путина построить new-СССР, он стремился заставить его платить за неподписание Соглашения об Ассоциации, а не за вхождение в Таможенный союз. А когда Москва начала всерьез нервничать, а Брюссель несколько расслабился, сбросил скорость в западном направлении. И еврочиновники, уже приготовившие краску для нанесения заветных звездочек на фюзеляжи, заметно растерялись. Их нервическая сговорчивость стала заметна невооруженным глазом. Они были готовы практически на все. А с их подачи, неимоверно "чуткой" стала к пожеланиям гаранта и оппозиция. Янукович добился невозможного — он почти "обнулил" "проблему Тимошенко", еще совсем недавно казавшуюся единственным препятствием на пути к триумфу в Вильнюсе. Шагом, устраняющим это препятствие, должно было стать письмо Тимошенко, в котором она призывала ЕС не ставить судьбу страны в зависимость от судьбы одного человека и подписать Соглашение об Ассоциации независимо от принятия (непринятия) решения о ее дальнейшей судьбе. Сразу три источника подтвердили ZN.UA наличие подобного послания еще в начале недели. Двое из них сообщили, что текст письма известен всем ключевым европейским игрокам. На вопрос, почему письмо не обнародовано, один из конфидентов загадочно обронил: "Еще не время…" Возможно, это время уже и не наступит.

Но Янукович хотел от ЕС большего. Он хотел больших денег. 

Во вторник вечером источник, близкий к администрации президента, заверил меня, что "оба клиента дозрели". Якобы ЕС выразил готовность обсуждать конкретные суммы выделяемых для Украины средств. Москва — готовность отказаться от условия непременного присоединения к Таможенному союзу. У нас не было возможности подтвердить достоверность этих сведений. Дальнейшие события эту информацию подтверждают лишь отчасти. 

С высокой степенью вероятности можно говорить лишь о содержании разговора Януковича и Фюле во вторник. Гарант выразил недовольство: 

— суммами предоставляемых средств (речь шла не только о кредитах, но и о частичной адресной компенсации потерь от экономической войны с Россией); 

— нежеланием Запада подписывать соглашения о финансовых вливаниях до Вильнюса; 

— неготовностью ЕС отказываться от требований жесткого контроля над расходованием предоставляемых средств. 

Насколько нам известно, еврокомиссар дал понять, что выдвинутые требования находятся за пределами допустимых компромиссов. 

Дополнительным раздражителем стало упоминание Фюле о Тимошенко, но это было скорее поводом, нежели причиной для отповеди Януковича: Украина нуждается в длительной паузе в переговорах о подписании Соглашения об Ассоциации. 

Была информация о том, что Янукович рассчитывал: в Вене его ждет мессидж от Меркель о смягчении позиции Запада. Но сигнал от канцлера он, судя по всему, не получил. 

Наши информанты выдвигают три версии последовавших за тем событий. 

Первая: Янукович понял, что дальше блефовать с ЕС не имеет смысла, и пока не сорвалась игра с Россией необходимо соглашаться на условия Кремля — деньги и политическая поддержка в обмен на неприсоединение к Ассоциации. 

Вторая: Янукович затянул с блефом. Он "сосчитал" карты, но не рассчитал психологию партнеров по "ломберному столу". ЕС не простил торгашеского тона. Москва не простила строптивости. Просчитав провал переговоров с Брюсселем, Кремль поставил жесткое условие: сегодня — даешь согласие на ТС и завтра получаешь деньги или послезавтра сам приползешь. За дешевой похлебкой, которую еще предстоит отработать. Янукович не заметил, что игра в покер превратилась в "очко", и у него перебор. Как гласит рекламный слоган, на днях подсмотренный в метро, "Покер —  игра разума". Вестимо. 

Третья: Янукович продолжает блефовать. Еще ничего не решено, и он заигрывает с Россией, силясь произвести впечатление на Запад. Ожидая, что в самый последний момент в обмен на "камбэк" ЕС согласится на любые его условия. 

Повторимся, последняя гипотеза кажется невероятной. И все же подобное возможно. Слабую надежду на это дарят не только сдержанно-оптимистичные заявления значительного числа высокопоставленных европолитиков, начиная с Эштон. Показательным является то, что на момент сдачи номера в печать, Виктор Федорович не сделал публичного однозначного заявления об отказе от подписания Соглашения (а советник президента А.Гончарук твердит, что Вильнюс — по-прежнему в графике главы государства). Скандальное решение Кабмина юридического веса не имеет, поскольку правительство, по мнению большинства юристов, вышло за пределы своей компетенции. 

Возможно, Янукович наконец отложил засаленную колоду игральных карт и занялся изучением политической карты. Сколько бы после возможного провала "операции "Вильнюс" он ни говорил о евроинтеграции, на сближении с Европой в ближайшие годы можно поставить крест. Тому — масса причин, пересказывать которые нет смысла, об этом в последние два дня высказалась масса компетентных экспертов как отечественных, так и зарубежных. Назовем только две — Европе будет не до нас, и Европа не скоро поверит нам снова. 

О кредитах, инвестициях, экономических преференциях, безвизовом режиме и серьезной политической поддержке можно будет забыть надолго. Зато, возможно, Запад вспомнит о некоторых украинских активах за границей. Со всеми вытекающими последствиями. Некоторые политики могут стать невъездными. А один точно станет нерукоподаваемым. 

Впрочем. возможно. Янукович взялся за карты гадальные? Но не надо ходить к гадалке, чтобы предсказать, чем грозит ему излишне интимная политическая близость с Путиным. Если Украина, по умолчанию, на годы превратится в "зону российской ответственности", Кремль стеснять себя в выборе средств не будет. 

Отказ от еврокурса может стать серьезным политическим подарком для растерявшейся оппозиции. Появится повод для консолидации протестного электората, особенно той его части, которая уже пленилась евромечтой.

Уже сегодня некоторые скептики считают, что в ближайший год Украина превратится не столько в арену борьбы Януковича с оппозицией, сколько в поле битвы московской власти с прозападно настроенным населением. Едва ли сегодня можно ставить вопрос именно так. Но если пессимисты правы, это будет война, в которой Януковичу отведут малопочтенную роль то ли пленного, то ли дезертира. Это будет не его война, но он будет в ней повинен. Думает ли об этом Виктор Федорович, готовивший себя к роли то ли освободителя, то ли мародера? 

Осознает ли он, насколько недооценил Россию, к прогнозируемой жесткости которой столь очевидно оказался не готов? Жесткость "братских объятий" тяготит Виктора Федоровича  уже сегодня. Он даже осмелился публично признать это в разговоре с президентом Литвы Грибаускайте, оправдывая возможный срыв подписания Соглашения об Ассоциации экономическим давлением и шантажом со стороны России. Остается только гадать о причинах подобной откровенности. Понимает ли, насколько хамским было его поведение в отношении ЕС, которое не забудется, даже если случится чудо и Вильнюс "выгорит"?

Воистину, если дорога в рай вымощена благими намерениями, то можно ли добраться до рая по дороге, вымощенной намерениями, нашептанными нечестивым? И закончился ли этот путь в "нечистый четверг?" 

Есть ли, не у Януковича, а у страны. шанс обрести надежду на скорое европейское будущее? Ответ очевиден: чтобы выбор страны стал действительным выбором целого народа, а не одного человека, народ должен защитить себя сам. 

"Нечестивый четверг" дал нам шанс пройти первый тест на европейскую состоятельность. Перейти от созерцания к действию. Вопреки растерянности, страху, неверию, апатии, усталости, разочарованию. Невзирая на анонсированный заказной, "региональный" майдан. 

Но для того, чтобы нас со страхом услышали на Банковой и с удивлением — в Брюсселе, нас должно быть много. 

Пока мы верим, еще ничего не закончилось. 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 338
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно