Как преодолеть импичмент

23 марта, 18:54 Распечатать Выпуск №11, 23 марта-30 марта

По мере управления городом конфликт нарастал. 

© novosti-mk.org

16 марта Центральный районный суд Николаева удовлетворил иск бывшего мэра Александра Сенкевича о признании незаконной его отставки депутатами городского совета. 

До осени 2015 года его имя было известно лишь в IT-бизнесе, где молодой николаевский предприниматель вместе с американскими инвесторами успешно вел дело. Но участие в выборах городского головы, завершившееся сенсационной победой над кандидатом от Оппозиционного блока, сделало из Александра Сенкевича политическую звезду национального масштаба.

Впрочем, ликование длилось недолго. Когда все поздравления были приняты, а журналистские микрофоны выключены, начался не менее трудный этап в новой карьере — победу на выборах требовалось удержать. Предстоял выбор: согласиться работать по установленным ранее правилам — или дистанцироваться от местной элиты. Сенкевич выбрал второе. 

По мере управления городом конфликт нарастал. Росло недовольство со стороны депутатского корпуса. Городского голову упрекали в излишней самостоятельности и нежелании советоваться. Упрекали в том, что неиспользованные остатки бюджета в размере более 200 млн грн не работали на экономику города и на все депутатские округа, а лежали на банковском депозите. К тому же Сенкевич приостановил процедуры по землеустройству и архитектуре, что вызвало негодование среди депутатов.

Не меньшее раздражение у них вызывала кадровая политика мэра, пригласившего к себе в заместители нескольких специалистов из других городов. Неужели в Николаеве нет достойных? — возмущались избранники.

Вскоре к противникам городского головы присоединился глава области Алексей Савченко. Он обвинил Сенкевича в том, что тот заигрывает с Оппозиционным блоком. Объяснение, что по-другому нельзя, ведь депутаты Блока составляют половину состава городского совета, и для того, чтобы он работал, нужно договариваться — не принималось.

Первый удар по Сенкевичу последовал 14 июня 2017 года. В этот день в Николаевскую мэрию явились сотрудники департамента защиты экономики МВД. Они специально прибыли из Киева, чтобы вручить городскому голове протокол о совершении административного правонарушения. Суть обвинения состояла в том, что во время первой сессии он как депутат проголосовал за присвоение себе ранга служащего местного самоуправления и начисление заработной платы, но не объявил, что в этом случае у него возникает конфликт интересов.

Полицейских сопровождали журналисты одного из местных изданий, которые уже спустя час выложили на свой сайт новость о том, что николаевский мэр, скрываясь от полиции, перелез через балкон и скрылся из кабинета. Любопытно и то, что в коридорах городского совета сразу стали развешивать заранее приготовленные листовки о пропаже "мальчика Саши". Всем стало ясно, что Сенкевичу объявлена война. 

Она длилась недолго. Уже в октябре городской совет потребовал от мэра отчета о проделанной работе — формальной процедуры, предшествующей объявлению ему недоверия.

В итоге за импичмент проголосовали все 42 депутата, находящиеся в зале, и временные обязанности городского головы перешли к секретарю совета Татьяне Казаковой, представлявшей немногочисленную фракцию БПП "Солидарность". За процессом голосования пристально следил другой представить пропрезидентской партии — народный депутат Давид Макарьян.

В Николаеве одни назвали эти события дворцовым переворотом, удивившись, как 42 депутата могут перечеркнуть выбор 80 тысяч горожан, проголосовавших за Сенкевича на выборах мэра. Другие расценили случившееся как политическую расправу властей над неугодным представителем оппозиционной "Самопомощи", от которой Александр выдвигался на выборы.

Он решил созвать Вече — в таком формате встречи с людьми в Николаеве раньше не проводились. Своих сторонников Александр пригласил на площадь перед зданием городского совета — именно на то место, где раньше стоял памятник Ленину. Устроив митинг, участники Веча потребовали от Верховной Рады роспуска всего Николаевского городского совета и назначения внеочередных выборов депутатов и городского головы.

В поддержку Сенкевича провели еще одно Вече. Собрали 18 тысяч подписей под требованиями к парламенту, но на этом все и закончилось. К тому времени политику мэра одобряли чуть более половины николаевцев.

"Людям, которые вышли на главную площадь Николаева в поддержку отправленного в отставку экс-мэра, нужно было выходить до того, как депутаты огласили ему импичмент. Вы что, раньше не видели, что мэра третируют? Вы что, раньше не видели, что делается в вашем городском совете?" — такое мнение две недели спустя, находясь в городе, высказал народный депутат Мустафа Найем.

Сенкевичу снова пришлось выбирать: продолжать уличные акции протеста —или все разбирательство перенести в зал суда. И он опять выбрал второе, зарегистрировав иск о признании решения о его отставке незаконным.

Местные правящие круги оказались в непростой ситуации. Досрочные выборы — это не то, чего хотели депутаты, выражавшие недоверие Сенкевичу, но буква закона требовала немедленной реакции, и Казакова подписала ходатайство в Верховную Раду Украины с просьбой назначить внеочередные выборы Николаевского городского головы. О направлении в Киев похожей просьбы сообщил губернатор Савченко.

В те дни несколько народных депутатов заявили о подготовке ими проектов постановлений о досрочных выборах в Николаеве, но уже к декабрю стали раздаваться ясные сигналы о том, что Верховная Рада в этом вопросе спешить не будет, и городскому совету придется доработать до конца созыва.

Тем временем Сенкевич в ожидании суда несколько раз отметился резкими выпадами. Его оскорбили слова Юрия Луценко о влиянии организованной преступности на последние выборы в Николаеве, и он заявил, что тот наговорил много глупостей, не подобающих генеральному прокурору страны, и даже призвал его уйти в отставку.

Потом досталось губернатору. Люди, которые еще несколько месяцев назад обнимались, вступили в открытую перепалку.

— Передайте, пожалуйста, Александру Федоровичу, что я его приглашаю к работе в областной государственной администрации на любую должность. Даже сегодня есть свободная должность моего заместителя именно по тем вопросам — социалка, культура, здравоохранение, образование, которыми он занимался, когда работал городским головой. Нас с ним всегда было и есть понимание, мы его приглашаем, пусть он не занимается этими штуками в центре занятости, а приходит и работает в интересах общества, — не без иронии произнес Савченко.

Ответ Сенкевича не заставил себя ждать:

— То, что Алексей Юрьевич паясничает, к сожалению, показывает его со стороны, скажем, неудачного юмориста, опыт которого у меня тоже есть. И единственная должность, которая релевантна моей — это городской голова. К сожалению, или к счастью, я думал, что Алексей Юрьевич схож со мной на уровне ценностей, желаний улучшить эту страну, и поэтому считал его своим другом в работе и, наверное, где-то в жизни. Но после его предательских действий в отношении меня как городского головы, и организации этого унизительного голосования, которое произошло 5 октября, я полностью разочаровался в нем как в человеке и в его человеческих качествах. Я считаю, что не смог бы работать в будущем с таким человеком.

А далее случилось то, что впоследствии стало первым выигранным боем в будущем победном сражении Сенкевича за возвращение к власти. Выяснилось, что при вступлении в должность никаких коррупционных злоупотреблений он не совершал. К такому выводу пришел сначала суд первой инстанции, а затем Апелляционный суд Николаевской области.

По этому поводу изгнанный мэр высказался с привычным ему сарказмом: "Мне, как человеку, который болеет за бюджет страны, жаль напрасно потраченных человеческих и материальных ресурсов. Действительно жаль, что правоохранители, вместо того чтобы ловить преступников, вынуждены тратить свое время на отработку политических заказов".

С таким настроением Александр с юристами пришел 26 декабря на первое заседание по рассмотрению его иска, и тут же потребовал отвода судьи. Пояснил тем, что исковое заявление долго не рассматривалось, а он заинтересован в быстром решении вопроса.

При этом в Сенкевиче больше говорил человек, стремящийся вернуть себе имя, чем чиновник, желающий снова сесть в свое кресло. Похожую внутреннюю позицию он высказал и об участии в выборах мэра: хотел самоутвердиться, доказать себе, что сможет.

После удара, нанесенного ему в октябре, его собственные оценки стали меняться. Появилось больше скепсиса.

— Даже если назначат, что изменится кардинально? — говорил он незадолго до нового судебного заседания. — Ну, вернусь я в кабинет, а что дальше произойдет? Изменятся депутаты? Поменяется губернатор? Вряд ли. Есть такая штука — контекст. И если рассматривать в контексте, все решения городского головы касаются в первую очередь депутатского корпуса. Мэр не решает. Каждая фигура в шахматах измеряется в пешках. Мэр — это 12 депутатов. Ну а для принятия решения нужно 28.

Поэтому победное решение, вынесенное 16 марта судьей Натальей Черенковой, Сенкевич встретил с заметной сдержанностью. Все похвалы просил адресовать команде работавших на него юристов и судье, которая, по его мнению, очень скрупулезно изучила как исковое заявление, так и ответ, поступивший из городского совета. Он уверен, что с такими доводами в процессе обжалования поспорить будет трудно.

Поздравлять его еще рано. В резолютивной части решения суда нет слов о немедленном восстановлении на работе. Проигравшей стороне дается 30 дней на апелляцию. Но будет ли она? Сегодня этот главный вопрос внутриполитической повестки Николаева. 

Часть депутатов городского совета не скрывает разочарования политикой, проводимой исполнительной властью в период после отставки мэра, и поэтому они могут не поддержать решение сессии о передаче дела в суд высшей инстанции.

Не спешит с разъяснением окончательной позиции и исполняющая обязанности мэра. Татьяна Казакова размышляет над тем, как ей поступить: повести кризис на новый виток — или снять с себя все бремя ответственности, вернувшись к церемониальным функциям секретаря городского совета?

Неопределенность — это то слово, которое как нельзя лучше характеризует сложившуюся ситуацию в Николаеве. Никто не знает, удастся ли Алексею Савченко и в этот раз удержаться в должности председателя областной государственной администрации, или терпение в отношении его на Банковой лопнет.

Между тем времени, отведенного на возможность обжалования решения суда, остается все меньше, и если до 16 апреля городской совет не подаст апелляцию, Александр Сенкевич вернется в свой кабинет на третьем этаже мэрии.

В нем сейчас пусто. Из мебели — только несколько стульев и небольшой стол. А еще большая карта Николаева, под которой на тумбочке одиноко расположились два аппарата спецсвязи. На стенах вывешены эскизы проектов, над которыми работают главные распорядители бюджетных средств. Но зачем это сделано — неизвестно. Ввиду наличия спецсвязи вход в кабинет мэра закрыт. 

Если прежний хозяин сюда вернется, то уже другим человеком. Сам Александр этого не скрывает: "Это уже будет не тот Сенкевич, каким был раньше. Не тот идеалист и романтик. Больше не буду открывать свою спину".

Обещает, что шашкой махать не будет. Обида обидой, но войско, говорит он, указывая в сторону депутатов, нужно собрать, и посмотреть, что с ним можно сделать.

Согласен и с тем, что они с Савченко наговорили друг другу много лишнего. Объясняет эмоциями. Вместе с тем, считает что ничего из того, что помешало бы дальнейшему сотрудничеству, в перепалке не сказал. Но призыв подписывать петицию об отставке губернатора из своей ленты удалять не намерен. У Сенкевича правило: ничего не удалять с facebook — это будет напоминать ему, каким максималистом он был. В том числе и тогда, когда шел на выборы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно