Иван Иванов — или все же реальные контролеры компаний?

8 декабря, 18:18 Распечатать Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря

Почему в Украине выгодно врать государству о бенефициарном владельце. 

Украина первой в Европе три года назад ввела реестр бенефициарных владельцев компаний, обязав всех юридических лиц сообщать государственному регистратору о физических лицах, имеющих решающее влияние на компанию. 

Такое нововведение должно было вывести на чистую воду реальных контролеров украинских компаний, которые прячутся за сложной корпоративной структурой собственности.

Министр юстиции Павел Петренко третий год подряд срывает овации на различных мировых форумах за первенство Украины в открытии бенефициарных владельцев.

Однако у нашего реестра есть большая проблема, которую правительство не спешит устранять. Недобропорядочные компании зачастую подают недостоверные сведения о своем бенефициарном владельце, заявляют о его отсутствии или просто не предоставляют никакой информации. За вранье в реестре фактически невозможно наказать, да и вообще у государства нет механизма выявления недостоверной информации.

Правительство уже второй год подряд обещает разработать механизм верификации данных о бенефициарном владельце. Однако кроме щедрых обещаний особых сдвигов нет и до сих пор. 

В 2017 году Украина даже потеряла третий транш макрофинансовой помощи от ЕС в размере 600 млн евро — в частности и из-за того, что провалила запуск такой верификации. ЕС продолжает настаивать на этой реформе в рамках новой макрофинансовой помощи на 1 млрд евро.

Информация о бенефициарном владельце компаний подается в Единый государственный реестр юридических лиц, физических лиц-предпринимателей и общественных формирований, но соблюдают это правило далеко не все. 

Например, в реестре вообще не найдем информации о бенефициарном владельце ООО "Си-Эн-Джи", вероятно, принадлежащем партнеру министра экологии времен Януковича Николая Злочевского. 

Основателем компании указана нидерландская фирма "Си-Эн-Джи Холдингз Незерлендз Б.В.". Из открытых источников можно установить, что владельцем 50% уставного фонда компании из Нидерландов является компания Cub energy Inc, значительная доля которой, в свою очередь, принадлежит кипрской Pelicourt limited, а 72,4% ее акций — Михаилу Афендикову, который известен как газовый партнер Злочевского и который в реестре должен быть указан как бенефициар компании. 

За непредоставление информации о бенефициарном владельце закон предусматривает штраф от 5100 до 8500 грн (статья 166-11 Кодекса Украины об административных правонарушениях — КУоАП). Однако нам не известен ни один случай применения таких наказаний. 

Согласно статье 255 КУоАП, восемь государственных органов могут налагать штраф за упомянутые правонарушения, но на практике даже держатель реестра — Министерство юстиции — не имеет технической возможности это сделать, поскольку процедура составления протокола об административном правонарушении слишком сложна.

Вместе с тем санкции за предоставление недостоверной информации законом вообще не предусмотрены.

Например, предприятие "Украинская национальная лотерея" указало своим бенефициарным владельцем гражданина Великобритании Фогго Майкла Джона, хотя СМИ связывают компанию с народным депутатом от БПП Александром Третьяковым.

В системе органов Минюста не предусмотрена процедура анализа информации из реестра на предмет выявления предоставленной компаниями недостоверной информации. Нет также требования к компаниям регулярно подтверждать информацию в реестре об основателях, директорах, бенефициарных владельцах, а также подтверждать адрес или сообщать об изменениях. 

Вместе с тем компании сами заинтересованы вносить в реестр определенный перечень изменений — для того, чтобы они вступили в юридическую силу. К сожалению, информация о бенефициарном владельце в этот перечень не входит. 

В отличие от украинского реестра, британский требует ежегодного подтверждения информации о юридическом лице, включительно с информацией о бенефициарном владельце. 

В случае непредоставления информации компании в Великобритании угрожает принудительная ликвидация. При изменении бенефициаров британская фирма должна на протяжении 14 дней изменить свои внутренние документы относительно бенефициаров, а на протяжении следующих 14 дней сообщить об изменениях для внесения их в государственный реестр. 

В Украине же компании имеют право проинформировать, что они у них нет бенефициарного владельца. Вместе с тем закон не устанавливает четких возможных оснований для этого, и потому компании указывают причину в произвольной форме. 

Закон предусматривает также возможность не предоставлять информацию о бенефициарном владельце для компаний, принадлежащих исключительно физическим лицам. То есть по умолчанию бенефициарами таких компаний должны считаться их основатели. 

Например, основателями ООО "НПП "Нефтегазэкология", имеющего спецразрешение на пользование недрами, указаны три физических лица — Баришпиль Валерий Николаевич, Леонтьева Ольга Васильевна и Зеленская Наталия Васильевна. Информации о бенефициарном владельце в реестре нет. 

Ранее контролером компании был бывший министр транспорта и связи Николай Рудьковский, с которым указанные собственники общества тесно связаны. Вероятно, экс-министр имеет решающее влияние на компанию и поныне.

В результате в реестре много очевидных недостоверных данных о бенефициарах компаний, но нет никакого механизма официально проверить и зафиксировать несоответствие и исправить его через наложение действенных санкций на компании. Параллельно действует презумпция правильности и добропорядочности предоставленной информации. 

Такая ситуация создала возможность для недобропорядочных компаний уклоняться от проверки банками их фактического бенефициарного владельца. 

При проверке своих клиентов банки и другие финансовые учреждения обязаны идентифицировать бенефициарного владельца юридического лица, и даже отказать в обслуживании, если не удалось его установить. 

При этом банки должны понимать структуру собственности и управления клиента и могут запрашивать от него дополнительную информацию. Но в Украине сложилась практика, когда некоторые банки ограничиваются лишь информацией о бенефициаре компании в государственном реестре, считая, что для идентификации этого достаточно.

Отсутствие уникальных идентификаторов физических лиц в публичном реестре создает существенные ограничения для сравнения информации из украинского реестра бенефициаров с аналогичными иностранными публичными реестрами, создаваемыми ныне во всех странах ЕС. 

Хотя министр Петренко громко заявил о передаче данных из реестра в Глобальный реестр бенефициарных владельцев Open Ownership, без уникальных идентификаторов от таких данных пользы мало. 

Летом 2018 года Центр противодействия коррупции в партнерстве с британской общественной организацией "Глобал Витнес" сравнил украинский и британский реестры бенефициаров с целью выявить в Великобритании компании, бенефициарами которых могут быть украинские публичные деятели. 

В результате сравнения данных двух реестров в машиносчитываемом формате мы обнаружили совпадения около семи тысяч физических лиц. В частности, у 87 британских компаний бенефициаром указан Иван Иванов. 

Установить, одно и то же ли это лицо, невозможно из-за отсутствия в украинском реестре уникального идентификатора и/или месяца/года рождения в публичном доступе. 

Невозможность идентифицировать физическое лицо в публичном реестре компаний сводит на нет его пользу для бизнеса и любой общественный механизм проверки информации о бенефициарах в реестре, а также нивелирует потенциал верификации данных путем сравнения с аналогичными иностранными реестрами. 

Все перечисленные проблемы реестра решить можно довольно быстро. Для этого нужно внести изменения в Закон Украины "О предотвращении и противодействии легализации доходов, полученных преступным путем".

Соответствующий законопроект уже длительное время разрабатывает правительство при координации Министерства финансов и по требованию МВФ и других западных партнеров, но, к сожалению, он почему-то до сих пор не зарегистрирован в парламенте.

Еще большая часть проблем даже не требует законодательных изменений. Достаточно только политической воли Минюста.

В Минюсте, непонятно почему, уже второй год подряд лишь кормят обещаниями почистить реестр бенефициаров. Пока министр хвастается "успешностью" реформы на различных международных конференциях, мы, как и прежде, не знаем реальных контролеров компаний, а вместо них в реестре — или вообще ничего, или воображаемые Иваны Ивановы. 

Решение №1. Прежде всего нужно обновить программное обеспечение реестра, что дало бы возможность усилить общественный контроль качества информации в реестре. Минюст обещает это сделать уже несколько лет. Никакие законодательные изменения для этих технических изменений не нужны. 

Еще в январе 2018-го министерство провело тендер, в рамках которого заказало услуги обновления ЕГР на сумму 28,27 млн грн, но до сих пор никаких видимых изменений в публично доступном реестре не произошло.

Программное обновление реестра позволит, среди прочего, отражать информацию о бенефициарном владельце компании в отдельной колонке реестра, фиксировать последнюю дату изменения информации, отображать историю изменений с начала регистрации лица, сделать всю представленную информацию о бенефициаре (кроме персональных данных) публично доступной в машиносчитываемом формате. 

Решение №2. Министерство должно ввести уникальный идентификатор физических лиц — для того чтобы различать лица с одинаковым именем, фамилией и отчеством. На сегодняшний день нет возможности точно идентифицировать лицо, указанное бенефициаром, директором или основателем компании. Несмотря на то, что есть обязанность компаний предоставлять паспортные данные физических лиц-бенефициаров, этих данных регистратор не проверяет. Их также нет в публичном доступе. 

Регистраторы не требуют копий паспортов физических лиц, указанных компанией как бенефициары, и не сверяют паспортные данные с Демографическим реестром и базой недействительных, похищенных или утраченных паспортов. Это создает возможность для недобропорядочных компаний указывать как бенефициара постороннее лицо, которое может даже не знать об этом. Также недобропорядочные компании могут спокойно предоставить недостоверные паспортные данные физического лица. 

Этим наш реестр существенным образом отличается от британского, в котором есть публично доступная информация о годе и месяце рождения каждого указанного в реестре физического лица. Такая вроде бы мелкая деталь в реестре имеет определяющее значение и позволяет различить лица с одинаковыми фамилией и именем. 

 Благодаря новому программному обеспечению Минюст имеет возможность ввести уникальный идентификатор без дополнительных изменений в законе, это технически простое для выполнения решение. Такие данные должны быть в публичном и машиносчитываемом доступе.

Напомним, реестр есть в публичном доступе в трех возможных режимах пользования: можно осуществлять бесплатный поиск прямо на сайте Минюста; есть опция платного запроса онлайн; часть данных реестра доступна в машиносчитываемом формате. 

Решение №3. Минюст должен обеспечить актуальность и полноту данных в реестре. В сентябре 2018 года Минюст ввел новые формы, в которых при регистрации нового юридического лица или при внесении изменений в реестр появилось требование давать расширенную информацию о бенефициарном владельце, в частности о типе бенефициарной собственности. 

Форма позволяет юридическому лицу отмечать, что бенефициарного владельца нет, и обязывает, не предоставляя перечня возможных причин, указать их самостоятельно. 

Кроме того, новые формы предусматривают четыре типа бенефициарной собственности: "прямая", "опосредованная", "представительство" и "контроль осуществляется с помощью другого средства". Минюст не разъясняет, какая разница между опосредованной бенефициарной собственностью и представительством или контролем через другое средство. 

При опосредованном типе в форме должен указываться перечень юридических лиц, через которых физическое лицо осуществляет решающее влияние на юридическое лицо. Именно внедрением этих норм Минюст отчитается перед ЕС о выполнении требования относительно механизма верификации бенефициарных владельцев в реестре. 

Вместе с тем новые формы не решают и десятой части ключевых проблем реестра. Требование указать тип бенефициарной собственности не касается сотен тысяч компаний, которые уже созданы, а распространяется на новообразованные юридические лица. 

Для поддержки информации в реестре в актуальном состоянии необходимо ввести обязанность для всех юридических лиц из реестра ежегодно подтверждать информацию о регистрационных данных компании, включая информацию о бенефициарном владельце в реестре и его изменении. Кроме того, за несвоевременное подтверждение информации государство должно иметь право накладывать санкции, среди которых — изъятие из реестра. 

В Украине обязанность подтверждать регистрационные данные действовала до 2016 года, но потом ее отменили. Якобы чтобы улучшить бизнес-климат в Украине.

Странно, но в Великобритании бизнес-климат не страдает от наличия такой обязанности, а наоборот—позволяет сохранять достоверные данные о компаниях в бизнес-реестре. Вернуть обязанность подтверждать данные в реестре можно через изменения в законе. 

Решение №4. Без законодательных изменений Минюст также может существенно улучшить качество данных в реестре через внедрение системы выявления логических, лингвистических и фактологических ошибок

Среди прочего, такая система должна была бы автоматически отмечать в реестре как бенефициарных владельцев физических лиц, указанных как единственные основатели юридических лиц и не предоставили в реестр информацию о другом бенефициаре. 

Все это возможно ввести в рамках обновления программного обеспечения реестра, на которое Минюст в 2018 году израсходовал 28,27 млн грн. 

Решение №5. Частью реестра должна быть также автоматическая риск-система, которая будет идентифицировать внесение недостоверных или подозрительных данных

Она должна идентифицировать так называемые красные флажки — подозрительные действия или факты в реестре. Риск-система будет помогать заранее выявлять компании- прокладки, номинальных держателей или попытки рейдерских захватов компаний. Внедрение таких изменений не требует изменений в законе, а зависит от политической воли Министерства юстиции Украины.

Решение №6. Нужно также установить действенную санкцию за непредоставление или предоставление недостоверной информации о бенефициаре в реестр и четко предусмотреть ее применение. 

Санкции за непредоставление или предоставление недостоверной информации о бенефициаре должны стимулировать компании не нарушать требования закона.

Как наказание могут быть применены административный штраф, принудительная ликвидация компании и уголовная ответственность должностных лиц. 

При этом Министерство юстиции должно предоставить такие методологические разъяснения относительно правильного определения бенефициара, чтобы это было простой и необременительной процедурой для добропорядочного бизнеса. 

Министерство должно стать основным органом, уполномоченным налагать санкции, а также иметь технические возможности быстро и эффективно выполнять такую функцию. Это решение требует изменений в законе. 

Решение №7. Нужно также ввести обязанность финансовых учреждений сообщать Государственной службе финансового мониторинга о случаях выявления расхождений с реестром. 

Необходима качественная обратная связь от пользователей реестра о выявленной недостоверной информации в нем. 

Органами, которые ежедневно проверяют информацию о бенефициарных владельцах, являются банки и другие финансовые учреждения, осуществляющие первичный финансовый мониторинг. Они и имеют самый большой объем информации о вероятных или настоящих бенефициарах. 

Финансовые учреждения не должны полагаться исключительно на государственный реестр при идентификации бенефициарных владельцев своих клиентов — юридических лиц, а обязаны, согласно международным стандартам ФАТФ, затребовать структуру собственности компании и другие документы для установления настоящих контролеров юрлица. 

В случае обнаружения расхождений информации с государственным реестром о таком факте следует сообщить Государственной службе финансового мониторинга для дальнейшего анализа и выявления возможных фактов отмывания средств или иных финансовых преступлений. 

Финансовая разведка должна регулярно публиковать статистические данные о выявленных расхождениях с реестром. Этот механизм верификации бенефициаров нужно четко закрепить правительственными изменениями в Закон Украины "О предотвращении и противодействии легализации доходов, полученных преступным путем", разработку которого координирует Министерство финансов Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно