ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОВОД

14 мая, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 14 мая-21 мая 2004г.
Отправить
Отправить

День создания нового большинства - так поспешили окрестить 12 мая сего года отъявленные парламентские оптимисты...

День создания нового большинства - так поспешили окрестить 12 мая сего года отъявленные парламентские оптимисты. День смерти пропрезидентского большинства - спешат поправить своих коллег более сдержанные. Однако и последние, с нашей точки зрения, выдают желаемое за действительное. Тем не менее ход очередного обсуждения «мукачевского дела» и обстоятельства принятия соответствующего постановления дают повод для некоторых выводов. Главный из них следующий: процесс политического расслоения депутатского корпуса, похоже, принял необратимые формы.

Итак, в минувшую среду высший законодательный орган потребовал от силовиков отчитаться о ходе расследования политико-уголовного скандала, случившегося в закарпатском городке 16 апреля. Еще накануне стало известно, что руководители СБУ и МВД в Раду являться не намерены. Особенно легко прогнозируемым был отказ Николая Билоконя, не скрывавшего, насколько он был уязвлен «теплым» приемом, оказанным ему депутатами от «Нашей Украины» несколько недель назад. Предположения оказались верны: доблестную милицию представлял первый замминистра Михаил Корниенко, спецслужбу - заместитель председателя Игорь Дрижчаный.

Генеральный прокурор Геннадий Васильев на свидание с парламентариями прибыл. И не только из чувства солидарности со своими недавними коллегами, но и потому, что глава ГПУ конституционно более жестко «привязан» к центральному представительскому органу и в поддержке нардепов хотя бы с формальной точки зрения нуждается куда сильнее, чем господа генералы. Правда, рассчитывать в дальнейшем на расположение достаточно большой части депутатского корпуса Геннадию Андреевичу будет непросто. Ибо он обвинил представителей «Нашей Украины» в фальсификации бюллетеней, представленных органам прокуратуры в качестве вещдоков. Кроме того, его оценки событий в Мукачево резко отличались от оценок, данных недавним коллегой Васильева по парламентскому президиуму, Александром Зинченко. Чем Васильев вольно или невольно нанес болезненный удар по репутации Александра Алексеевича. Или, скорее всего, по своей. Одно из заявлений генерального вызвало дружный хохот зала. На ожидаемый вопрос, каким образом можно уберечь страну от рецидива «мукачевской болезни», Васильев ответил вопросом неожиданным: «А кто может сказать, что следующие выборы будут без политической подоплеки?»

Отметился «перлом» и Корниенко, всем своим видом демонстрировавший, что единственное его желание - убраться отсюда как можно скорее. Михаил Васильевич, комментируя действия правоохранительных органов во время скандальных выборов, заметил, что «милиция делала все, что ей присуще». Зал (где было немало граждан, не так давно обогативших свой опыт общения с охранниками общественного порядка) очередной раз содрогнулся от гомерического хохота. Кроме того, генерал сообщил, что охрана бюллетеней не находится в компетенции его подопечных. Но при этом не смог внятно объяснить, почему в таком случае милиция сначала все же взяла под охрану здание, в котором находились бюллетени и протоколы? Почему позже охрана была снята? И кто отдал соответствующий приказ?

Игорь Дрижчаный держался более уверенно и вел себя более осторожно. Вначале, к ликованию одной части зала, он сообщил, что (по информации СБУ) накануне выборов в Мукачево прибыло до двухсот сторонников Эрнеста Нусера. Затем, к восторгу другой части зала, он добавил, что по тем же данным, туда же и в то же время прибыло более двухсот сторонников Виктора Балоги. Причастность и тех, и других к скандальным событиям проверяется. Основная мысль докладчика сводилась к следующему - активное участие Службы безопасности в расследовании мукачевских событий не вполне целесообразно, потому что данные вопросы не находятся в компетенции СБУ.

К таким ответам и таким оценкам представителей карающих и надзирающих органов депутаты, по их собственному признанию, были готовы. Интрига состояла в другом: удастся ли Раде принять четкое политическое решение по этому поводу. Ранее сделать этого, как вы помните, не удалось, и ВР ограничилась маловнятными рекомендациями силовикам, которыми те, по сути, пренебрегли. Призывы к отставке глав МВД и АП необходимым числом нардепов поддержаны не были.

Накануне были зарегистрированы сразу несколько проектов «мукачевского постановления». По общему мнению, наибольшие шансы быть поддержанными были у двух. Первый (авторства Раисы Богатыревой, Степана Гавриша и Нестора Шуфрича) являлся, по сути, «клоном» предыдущего решения, принятого около месяца назад. В документе предлагалось «принять к сведению» отчет силовиков, а также призвать МВД И ГПУ обеспечить «объективное и полное расследование» (что они обязаны делать и без пожеланий целой ветви власти). Второй (подготовленный социалистом Юрием Луценко) был жестче. В нем парламент:

- рекомендовал Президенту освободить от занимаемой должности главу Закарпатской обладминистрации Ивана Ризака;

- предлагал министру внутренних дел уволить руководителя Закарпатской милиции Варцабу и его заместителя Русина;

- призывал генпрокурора внести протест на решение Мукачевского теризбиркома, который победителем на выборах мэра назвал Эрнеста Нусера, а также возбудить уголовное дело по фактам фальсификации выборов в Мукачево и избиения народных депутатов;

- обещал еще раз заслушать силовиков по результатам расследования событий в Мукачево 1 июня 2004 года.

По имеющимся сведениям, именно на успех этого проекта более всего уповала «Наша Украина», которая, впрочем, имела свой, более радикальный вариант решения, составленный Юрием Оробцом и рекомендовавший Президенту снять с работы Виктора Медведчука. Между тем руководители провластных фракций в канун рассмотрения вопроса, по нашей информации, получили четкую установку - сделать все, чтобы Рада поддержала проект Богатыревой-Шуфрича-Гавриша. Для этого требовалось соблюдение как минимум двух условий. Первое: не позволить «большевикам» своевольничать, как это было во время голосования по проекту конституционной реформы. Второе: означенный проект поставить на голосование первым. Поясним, в чем суть. Как мы уже отмечали, проектов было несколько. Согласно процедуре, они ставятся на голосование по мере поступления - зарегистрированный раньше других выносится на суд депутатов первым. В том случае, если он заручается поддержкой так называемого простого большинства, все остальные проекты уже не рассматриваются. Первым в сектор регистрации попал проект Луценко, проект «большинства» был в этой своеобразной очереди вторым.

Какими могли быть последствия принятия более или менее жесткого «мукачевского» решения? С точки зрения правовой, практически никаких - в том, что рекомендации парламента не будут учтены ни Президентом, ни Билоконем, ни Васильевым, никто не сомневался. Но политический подтекст подобного шага был вполне очевиден. Во-первых, еще одной (пусть и небольшой) моральной победы добивалась «Наша Украина». Во-вторых, одобрение подобного постановления было бы невозможно без консолидированного голосования всех четырех оппозиционных фракций, отношения между которыми в последнее время крайне испортились. Их, пускай и ситуативное, единство укрепляло позиции противников режима и ослабляло позиции Медведчука. В-третьих, какой бы корректной ни выглядела форма документа, по сути своей это был вызов трем апологетам сегодняшней власти - Леониду Кучме, Виктору Медведчуку и Виктору Януковичу. Если бы под этим вызовом подписалось большинство депутатского корпуса, это означало бы следующее: власть более не имеет ни формального, ни морального права говорить о том, что в парламенте она опирается на большинство.

Каким образом можно было бы добиться положительного голосования? Для начала лидеры четырех оппозиционных фракций должны были найти общие точки соприкосновения. Неожиданно для многих готовность поддержать луценковское постановление выразили коммунисты (которые, как и «нашеукраинцы», подготовили собственный проект). Как стало известно, в КПУ решили, что демонстрация зубов пойдет только на пользу партии, чью репутацию в глазах избирателей в последнее время несколько подмочили, навязчиво намекая на ее сотрудничество с властью.

Но главная задача противников режима состояла в том, чтобы уговорить тех, кто не принадлежал к оппозиции, но по тем или иным соображениям мог бы поддержать подобное постановление. Мотивы могли быть самые разные. Готовность продемонстрировать несостоятельность пропрезидентского большинства, чтобы иметь возможность подвергнуть пересмотру кадровые договоренности, достигнутые в ходе создания провластной коалиции. Нелюбовь к Медведчуку и хороший повод подорвать его всесилие. Нежелание лить воду на мельницу кандидата в президенты Януковича и хороший повод набить себе цену в глазах Президента. Нежелание ссориться с Виктором Ющенко (который вполне может оказаться следующим главой государства) и хороший повод продемонстрировать ему свою готовность помочь. Желание добиться от лидера «Нашей Украины» небольших уступок в недалеком будущем и серьезных дивидендов в далеком. Накопившаяся усталость от многолетнего рабского повиновения.

Точки приложения усилий были очевидны - внефракционные, часть «регионалов», не связанных «родственными» узами с Донбассом. А еще - перспективный «Центр» и обиженная списанием в «бесперспективные» НДП. Необходимые переговоры были проведены, и (по имеющимся данным) переговорщики от «НУ», вопреки сложившейся традиции, не только давали определенные обещания, но и предоставляли определенные гарантии. Если эта информация соответствует действительности, факт, согласитесь, весьма примечательный.

Обнадеживать устроителей операции должны были два обстоятельства. Первое - буквально в канун голосования представители «Центра», входившие в состав большинства, на «междусобойчике» приняли принципиальное решение о выходе из пропрезидентской коалиции. Второе - ряд депутатов-«регионалов» выразили готовность поддержать оппозицию, даже зная о том, что расплатой за это будет изгнание их из фракции. (Так и случилось - «раскольники» Дыминский, Насалик и Ратушняк вчера были «отчислены» из «Регионов Украины»).

Многое зависело от позиции спикера. В итоге Владимир Михайлович, как обычно, сыграл и вашим, и нашим. Не без его участия проект Луценко уступил свою очередь проекту Богатыревой, Гавриша и Шуфрича. Формальный повод - нарушения, допущенные в процессе регистрации. Но не без усилий того же Литвина оппозиция все же праздновала локальную победу. Вариант «большинства» был поставлен на голосование первым, но, по совету Турчинова и с одобрения Литвина, его голосовали не в целом, а лишь «за основу». Для непосвященных в процедурные тонкости разъясним, такая формулировка позволяла вносить в одобренный текст дополнения, взятые из других проектов. Этот ход дал возможность и председателю ВР, и некоторым членам большинства хотя бы с формальной точки зрения сохранить лицо в глазах Президента. Сказали поставить «большевистский» проект первым? Поставили. Сказали его поддержать? Поддержали - 229 голосов «за». А насчет дополнений разговора не было.

В итоге в «комплиментарный» текст Шуфрича практически безболезненно вмонтировали концептуальные предложения Луценко, перечисленные нами выше. Каждое из них ставили на голосование отдельно, и за каждое было отдано (при непосредственном участии «Центра» и НДП) от 238 до 242 голосов. Оппозиция, уловив настроение зала, попыталась «обогатить» изувеченное «большевистское» постановление пунктом из проекта Юрия Оробца - тем самым, где Кучме рекомендовалось уволить Медведчука. Глубинный страх оказался сильнее шалой радости - для принятия решения не хватило 14 голосов. И тут из парламентских кустов вывезли рояль. Коммунист Иван Мигович (между прочим, закарпатец), автор одного из проектов, потребовал учесть и его позицию и предложил поставить на голосование положение, содержавшееся в предложенном им варианте:

«Речь идет о том, чтобы обратиться к Президенту дать надлежащую политическую и правовую оценку растущему дестабилизирующему влиянию отдельных должностных лиц администрации, которую возглавляет Медведчук. И я не понимаю, кто тут этого боится!».

Литвин высказался против: мол, нечто подобное уже только что ставилось на голосование. Мигович настаивал, утверждая, что его текст принципиально отличается от текста Оробца. Коммунисты поддержали коллегу - для них было принципиально важно публично отмыться от обвинений в политических связях с руководителем АП. После недолгих размышлений спикер (чующий будущую грозу) опять умудрился проскочить между каплями надвигающегося ливня - предложение Миговича было поставлено на голосование, но при этом упоминание о Медведчуке изъято. 238 нардепов с облегчением и с удовольствием нажали на соответствующие кнопки. Столько же парламентариев поддержали постановление в целом.

При изучении текст модернизированного постановления было особенно забавно читать каноничную «преамбулу», где рекомендовалось не делать резких движений торопясь с поспешными обвинениями…

Резкие движения последовали, и они были прогнозируемыми. «Мукачевское дело» стало лишь информационным поводом для осуществления давно назревших шагов. «Регионы» избавились от «иноверцев». «Центр» продолжает прирастать штыками, а его представители сподобились публично объявить о намерении выйти из большинства. Гавриш заявил о необходимости «переформатировать» большинство. Которое до 1 июня - очередной даты «мукачевских слушаний» - обещает еще больше поредеть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК