Герои нашей экономики

3 марта, 09:53 Распечатать Выпуск №8, 2 марта-6 марта

Как благодаря украинским мигрантам экономика Украины держится на плаву.

© praca.interia.pl

В начале 2018 г. авторитетное польское издание Dziennik Gazeta Prawna опубликовало рейтинг 50 самых влиятельных людей экономики Польши. 

На втором месте оказались украинские мигранты. Издание отметило, что украинцы являются "коллективным героем польской экономики". В этом рейтинге украинские мигранты обогнали даже президента Польши Анджея Дуду (занял третье место) и всех успешных личностей страны. Это говорит о важнейшей роли украинцев в экономике Польши. А какую роль украинские мигранты играют для экономики Украины?

Украинские мигранты VS экспортеры

Анализ данных НБУ о платежном балансе Украины подтверждает, что благодаря денежным переводам стране удается сводить его с профицитом уже четыре года подряд (см. рис. 1 на 3-й стр.). Причем благодаря росту объемов переводов удалось увеличить и сводное сальдо платежного баланса с 0,8 млрд долл. США в 2015 г. до 2,9 млрд в 2018-м. К сожалению, это не произошло благодаря экспорту и, тем более, благодаря притоку иностранных инвестиций или продаже долговых инструментов.

Все громкие шаблонные заявления о росте экспортной выручки и ее влиянии на укрепление валютного курса разбиваются об еще больший рост импорта в Украину. В 2018-м экспорт товаров и услуг вырос на 9,5% (до 59,0 млрд долл.), а импорт — на 12,8% (до 70,5 млрд). То есть вся экспортная выручка, заведенная в страну, сразу же выкупается импортерами и отправляется из нее. При этом валютной выручки от экспортеров недостаточно для импортеров. Поэтому именно благодаря полученным денежным переводам в Украине полностью погашается дополнительный спрос импортеров на валюту, сохраняется в значительной степени стабильный валютный курс. Проще говоря, каждый доллар или евро, который вы покупаете в обменном пункте, — это деньги, полученные Украиной в форме денежных переводов, так как все доллары и евро от экспортеров уже давно зарезервированы или выкуплены импортерами.

Таким образом, становится очевидным, что украинские мигранты для украинской экономики являются еще большими героями, чем для польской. Ведь именно от их денежных переводов на родину зависят стабильность валютного курса, рост золотовалютных резервов, развитие всех секторов экономики, в первую очередь строительства и розничной торговли.

Украинские мигранты VS иностранные инвесторы

К сожалению, привлечение в Украину прямых иностранных инвестиций остается на крайне низком уровне. Их объема недостаточно, чтобы компенсировать отрицательное сальдо (дефицит) внешней торговли (см. рис. 1).

За 2007–2018 гг. иностранные инвестиции сократились почти в четыре раза, даже несмотря на то, что позиция нашей страны в рейтинге легкости ведения бизнеса Doing Business улучшилась почти вдвое (см. рис. 2).

Как и в случае с экспортной выручкой, денежные переводы практически полностью заменили иностранные инвестиции в Украине с точки зрения улучшения ситуации с платежным балансом. Кроме того, по своей природе денежные переводы, в отличие от иностранных инвестиций (а также внешних кредитов), выступают их идеальным компенсатором.

Во-первых, переводы почти в 100% случаев поступают в денежной форме, что позитивно сказывается на притоке валюты в страну, росте золотовалютных резервов. А инвестиции, как правило, в 40–50% случаев поступают в неденежной форме (как оборудование, технологии и т.п.).

Во-вторых, переводы всегда поступают в свободно-конвертируемой валюте, то есть увеличивают ее приток в страну. Чего не скажешь об инвестициях: если инвестор (а таких большинство) в отчетном периоде заработал прибыль внутри Украины и решил ее реинвестировать, то в статистике это тоже отображается как иностранные инвестиции (но фактически при этом притока валюты в страну не происходит).

В-третьих, в отличие от международных кредитов, в случае с денежными переводами к Украине не возникают требования по возврату полученных средств в будущем (а значит, кредитный рейтинг нашей страны мог бы быть выше).

В-четвертых, в отличие от иностранных инвестиций, переводы распределяются достаточно равномерно по украинским регионам (см. рис. 3). Анализ показывает, насколько важную роль играют денежные переводы для каждого региона страны. Так, в 21 из 22 проанализированных областей переводы существенно превышают приток иностранных инвестиций, причем почти в половине регионов — в десять раз и более. Таким образом, еще раз убеждаемся в важной роли украинских мигрантов и денежных переводов для развития Украины и ее регионов.

Миллионы героев

Кроме того, исследования показывают, что в Украине большая часть валютной выручки сконцентрирована у небольшого количества компаний. По данным Forbes, около 40% всей экспортной выручки поступает в страну всего от 25 холдинговых компаний (финансово-промышленных групп, ФПГ). А по другим данным, только на одну ФПГ приходится около 50% всей экспортной выручки. Представьте, если такие ФПГ "поругаются" с органами власти/регуляторами или их продукция будет подвержена мировым конъюнктурно-ценовым изменениям, что тогда произойдет с объемом их экспортной выручки? Очевидно, есть перманентный риск его существенного сокращения и, как результат, увеличения дефицита торгового баланса.

Украина также постоянно находится в риске недополучения иностранных инвестиций. Здесь, помимо политических, очень высоки страново-рейтинговые и глобально-конъюнктурные риски. Ведь за иностранные инвестиции борются почти 200 стран, соответственно, шансы Украины получить прямые иностранные инвестиции составляют 1/200, или 0,5% от их общего мирового объема. А если посмотреть статистику за последние десять лет, то наша страна получала еще меньше: в среднем 0,2–0,3% от всех иностранных инвестиций.

Шансы Украины ежегодно получать более 0,5% всех иностранных инвестиций очень мизерны. И это глобальная проблема. Уже отмечалось, что 80% всех стран в мире получают малые объемы инвестиций, менее 2 млрд долл. в год ("Не за крохи. Украине нужна качественно новая стратегия привлечения иностранного капитала", ZN.UA, 19.12.2014). Практически все инвестиции достаются трем группам стран: 1) с инвестиционным рейтингом уровня А-ААА, 2) странам с крупными залежами нефти и газа, 3) странам с льготным режимом налогообложения (в т.ч. офшорным зонам). Наша страна не входит ни в одну из этих групп.

Даже с учетом двукратного улучшения рейтинга Doing Business за 2007–2018 гг. приток прямых иностранных инвестиций в Украину составляет около 60–80 долл. на одного жителя. И если повысить свои позиции в этом рейтинге еще в два раза (например до уровня Японии), все равно нет гарантий, что объем инвестиций значительно вырастет (по данным UNCTAD, в 2017 г. Япония получила всего 82 долл. ПИИ на жителя). Даже если мы войдем в топ-10 этого рейтинга (как, например, Македония), это все равно не гарантирует стремительного роста инвестиций (Македония в 2017 г. получила всего 122 долл. инвестиций на жителя). Мы можем вступить в ЕС, и все равно останется риск, что объем инвестиций будет какое-то время невысоким. Такой негативный опыт получила Ирландия: вступив в ЕС в 1973-м, страна еще 25 лет получала иностранные инвестиции в очень малых объемах ("Грузия vs Ирландия: какого опыта не хватает Украине?", ZN.UA, 26.06.2015). Их приток начался только после того, как в стране была активизирована политика по возвращению своей диаспоры и ее капиталов в начале 1990-х годов. Ирландская диаспора сыграла колоссальную роль в формировании привлекательного инвестиционного климата родной страны и увеличении иностранных инвестиций с 2–3 млрд долл. в год (1970–1990) до 20–50 млрд (в 2000-х).

Таким образом, с одной стороны, по количеству экспортеров и иностранных инвесторов у Украины очень ограничены возможности. С другой — у страны около 10 млн мигрантов и членов диаспоры, которые проживают в более чем 50 странах мира, работают в самых разных секторах экономики, а их мотивация к осуществлению переводов на родину связана с базовыми потребностями развития своих домохозяйств, в том числе путем инвестирования в развитие малого и среднего бизнеса.

Если представить, что экономика Украины — это автомобиль, а держатели валюты (экспортеры, иностранные инвесторы, украинские мигранты) — подушки безопасности, то давайте ответим на один вопрос. На каком автомобиле безопасней ехать: с одной, десятью (пусть сотней) подушек безопасности или на том, где миллионы таких подушек? Благодаря миллионам украинских мигрантов объемы денежных переводов в Украину могут стабильно увеличиваться на протяжении десятилетий. И как показывает мировой опыт, ни один кризис, ни одна война не способны сильно повлиять на общие объемы их притока в страну. Но, конечно же, это возможно только при одном условии — при создании и развитии мотивационной политики для мигрантов и денежных переводов.

Ставка на украинских мигрантов и диаспору

Мы уже убедились, что шансы Украины привлечь иностранные инвестиции равны 0,5% и даже меньше. В то же время шансы привлечь денежные переводы составляют 50%, потому что у украинских мигрантов и диаспоры, как правило, есть всего две страны на выбор, куда они вкладывают большую часть своих доходов, — или страна пребывания, или родная страна.

Украинские мигранты и диаспора ежегодно зарабатывают за границей более 100 млрд долл. И это по самым скромным подсчетам, так как только в США, по данным US Census, выходцы из Украины заработали более 27 млрд долл. в 2016 г. С учетом мирового опыта выходцы из Украины за границей ежегодно в разной форме хранят более 10–12 млрд долл. (без учета переводов в Украину по официальным и неофициальным каналам). Эти ресурсы ждут, когда украинская власть вспомнит о них и разработает мотивационную политику по их привлечению. В отличие от ТНК, глобальных фондов, инвестирующих по всему миру (но ищущих гарантии возврата их инвестиций), мигранты и диаспора желают инвестировать только в родную страну, поскольку, как правило, они разбираются только в своей стране (в особенностях ведения бизнеса, в связях с местными партнерами и т.п.). О самих ключевых экономических и организационных механизмах такой политики, направленной на увеличение денежных переводов, мы уже писали в исследовании "Кровотечение". Если запустить ключевые механизмы стимулирования притока денежных переводов, Украина сможет ежегодно получать 25–30 млрд долл., что позволит увеличить в короткие сроки золотовалютные резервы до 50–70 млрд долл. и существенно снизить риск девальвации национальной валюты.

Герои-драйверы роста экономики

Уже был рассмотрен опыт отдельных стран, которые благодаря стимулированию притока денежных переводов мигрантов и диаспоры ускорили развитие экономики, например Израиля, Ирландии ("Грузия vs Ирландия: какого опыта не хватает Украине?"), Филиппин ("Из третьего мира в первый — благодаря денежным переводам мигрантов", ZN.UA, 29.05.2015).

Также мы проанализировали 32 развивающиеся страны, для которых приток переводов является важной составляющей, достигая более 5% ВВП их экономик (без учета малых островных стран), и разделили их на две группы: те, которые развивают мотивационную политику в сфере миграции и денежных переводов, и те, которые практически ничего не делают в данной сфере (см. рис. 4). Как результат страны, сфокусированные на увеличении денежных переводов, на протяжении 2010–2017 гг. показывали в 2–3 раза более высокие темпы роста ВВП, чем те страны, которые ничего не предпринимали для увеличения объемов переводов. Примечательно, что страны, стимулирующие приток денежных переводов, имеют даже меньшее соотношение переводов к ВВП (12,9%), чем те страны, которые ничего или практически ничего для этого не делают (14,9%). К большому сожалению, они, наверное, продолжают развивать политику привлечения иностранных инвестиций, доля которых оказывает в пять раз меньшее влияние на развитие их экономик, и, как результат, их ВВП растет в 2–3 раза медленнее, чем у активной группы.

Такие страны как Португалия, Турция, Южная Корея, Израиль еще в 1970-х годах поняли, что если они продолжат ждать иностранные инвестиции, то останутся бедными. Они активно развивали политику привлечения денежных переводов от своих мигрантов и диаспоры, что позволило им существенно увеличить их объем (см. рис. 5). За 1970–1990-е годы Португалия благодаря программам для мигрантов привлекла более 80 млрд долл. переводов (и всего 18 млрд долл. инвестиций), Турция привлекла 70 млрд долл. переводов (10 млрд), Южная Корея — более 50 млрд долл. переводов (30 млрд долл. инвестиций). И только после 30 лет активной политики по привлечению денежных переводов в эти страны действительно ринулись большие объемы иностранных инвестиций. Благодаря денежным переводам (в т.ч. с целью инвестирования) в этих странах фактически была создана основа для притока иностранных инвестиций. Именно первые инвестиционные переводы диаспоры, их успешная окупаемость дали зеленый свет большим объемам инвестиций от ТНК и инвестиционных фондов в 2000-е годы.

Подобный путь придется пройти и Украине. Уже очевидно, что в следующие десять лет нам не стоит надеяться на значительный рост притока иностранных инвестиций. Подготовка к новому финансовому кризису, Brexit, политика Трампа, торговые войны — все эти факторы глобально уже сокращают приток иностранных инвестиций в мире.
С пикового 2015-го приток прямых иностранных инвестиций сократился на 25% в 2017 г. А по данным UNCTAD, за первое полугодие
2018-го они упали еще на 41%. Поэтому денежные переводы в Украину останутся важным источником притока валюты в страну.

Используя лучший международный опыт, Украине необходимо построить мотивационную экосистему (депозитные, инвестиционные, ипотечные, страховые, инвестиционные услуги; налоговые, таможенные, организационные, менторские программы и т.д.), которая должна быть направлена на привлечение доходов и сбережений украинских мигрантов и диаспоры в объеме более 25 млрд долл. в год. Именно благодаря этим средствам наша страна сможет решить проблемы постоянных скачков валютного курса, быстрее наполнить золотовалютные резервы, существенно удешевить стоимость кредитных ресурсов для бизнеса, увеличить доходы местных бюджетов и направить их на развитие инфраструктуры равномерно по всем регионам, а не только в мегаполисах.

Выводы очевидны. Исходя из объемов и структуры полученного в 2010–2018 гг. иностранного капитала, у Украины достаточно высокий уровень доверия со стороны украинских мигрантов и диаспоры, чего не скажешь об иностранных инвесторах. Но только от государственной политики зависит возможность конвертировать это доверие в качественный и количественный объем иностранного капитала в форме денежных переводов. И лишь в перспективе, заработав экономическое и финансовое доверие мигрантов, Украина сможет рассчитывать и на другие составляющие международного рынка капитала, в том числе и на прямые иностранные инвестиции.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №19, 25 мая-31 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно