"Если они сольют Донбасс, тогда пусть живут оглядываясь. Всю жизнь"

06 февраля, 2015, 22:57 Распечатать Выпуск № 4, 6 февраля-13 февраля 2015г.
Отправить
Отправить

Лидер партизанского движения в Донецкой области "Тени" Александр Гладкий в интервью ZN.UA рассказал о своих методах борьбы против оккупантов.

"Если они сольют Донбасс, тогда пусть живут оглядываясь. Всю жизнь"

Благодаря странице Александра Гладкого в Фейсбуке партизанский отряд "Тени" стал известным на всю страну.

Его словам можно не верить. С его оценками можно не соглашаться. Но его уверенности в своих силах и убежденности в своей правоте нельзя не завидовать.

- Не боитесь фамилию светить?

- Гладкий - это не моя фамилия. А чего я должен бояться? Кому надо - и так вычислят. Пусть еще попробуют взять.

- Вы до войны кем были?

- Работал в службе безопасности компаний и корпораций. До этого - оперуполномоченным по особо важным делам.

- Когда вы сами для себя решили, что придется брать в руки оружие?

- 13 марта 2014 года. После того как я был на митинге на площади Ленина в Донецке, и нас всех чуть не сожгли в автобусе.

- Название "Тени" кто придумал?

- Я. Мы же тени врагов. Мы всегда рядом с ними. И как нельзя убить собственную тень, так нельзя и нас уничтожить.

- Я не спрашиваю вас о точной численности, но о каком количестве бойцов-партизан идет речь: о единицах, десятках, сотнях?

- О десятках.

- Все местные?

- Да, все с Донбасса.

- Эти люди проживают как на освобожденных, так и на оккупированных территориях?

- Я не готов отвечать на этот вопрос.

- Случаи предательства или бегства были?

- Нет.

- Вы работаете по всей Донецкой области?

- От Новоазовска до Донецка.

- Оружие у вас откуда?

- Трофейное. Первые стволы добывали руками. Руками убивали тех, у кого было это оружие.

- У вас большое количество обученных людей, способных убивать руками?

- Достаточно двоих уничтожить, и у тебя уже есть оружие. И потом, кто держал это оружие в руках? Наркоманы, алкоголики. Так что добыть его было не так сложно, как кажется.

- Насколько я понимаю, в вашем отряде воюют самые разные люди.

- Среди нас есть офицеры. Но их немного. В основном добровольцы, которые учатся работать на ходу.

- Но хотя бы минимальными навыками, скажем, в области огневой подготовки, они должны владеть.

- А где тренироваться? Полигонов у нас, извините, нет. Даже "зеленки" нет. Поля везде. Закрепляем новичков за более опытными, и все.

В мирной жизни эти люди даже не догадывались, что способны на многое. Что без тренировок они быстро приобретут такие знания, такие умения.

- На выполнение каких задач вы нацелены?

- Физическое устранение противника, диверсии, а также сбор данных и передача их ВСУ. Иногда работаем с вооруженными силами по корректировке огня.

- У вас постоянная связь с ВСУ? Вы первыми на них вышли, или они сами искали контакта с вами?

- Военные, к сожалению, никогда не проявляют инициативу. Мы сами проявляли инициативу и выходили на военных. В настоящее время все командиры уже обросли контактами в армии, и передача информации идет по цепочке. Если на блокпосту осуществляется ротация, контакты передаются сменщику. Ему передают наш контактный номер телефона и говорят: к этим ребятам можно обращаться по любому вопросу.

- Когда речь идет о физическом устранении противника, это случайный выбор цели? Или вы целенаправленно отслеживаете и отрабатываете какой-то конкретный объект?

- Группы, входящие в отряд, действуют автономно. 70-80% мероприятий по уничтожению противника (как живой силы, так и техники) осуществляется в режиме свободной охоты. Как правило, выбираются доступные цели, уничтожение которых позволит выйти из операции с минимальными потерями.

Иногда ставятся конкретные задачи. Например, отработка командиров подразделений. Месяца три назад мы переориентировались на уничтожение преимущественно военнослужащих Российской Федерации, российских наемников и командиров сепаратистов.

- И сколько подобных целей вы ликвидировали?

- Андрей Борисов, позывной "Чечен", полевой командир, бывший комендант г. Мариуполя, уничтожен вместе с двумя офицерами ГРУ, Протасовым и Лысяковым. Генерал Сергей Андрейченко и полевой командир Рафи Абдул Джабар, с ними 12 россиян и шесть чеченцев. 23 ноября в районе Коминтернова ликвидированы восемь чеченцев, семь россиян и три сепаратиста, прибывшие для организации контрпартизанской борьбы. Среди них позывные "Лев", "Избранный" и "Пятый". 27 декабря при сотрудничестве с СБУ был уничтожен командир снайперской группы Амир Алданов, позывной "Лидер". В январе ликвидировали российского генерал-майора Петра Павлова. И генерала-предателя Олега Моргуна, бывшего начальника мариупольской милиции, перешедшего на сторону сепаратистов.

Работали из СВД по Захарченко, но промахнулись, убили охранника.

- Читал, что это был армейский снайпер.

- Я знаю, что это был наш человек. Знаю имя этого человека. Нашу работу достаточно часто приписывают себе другие. Мы привыкли.

- Реально ликвидировать таких персонажей как "Моторола" или "Гиви"?

- Конечно.

- Тогда почему они до сих пор живы?

- За ними ходят, смотрят. На Гиви уже вон сколько покушений было…

- Сколько?

- Мне известно о двух.

- Такой везучий?

- Мы были в шаге от ликвидации. Пока у Всевышнего другие планы.

- На генералов, которых вы, по вашим словам, ликвидировали, вышли случайно или целенаправленно?

- Целенаправленно.

- Откуда у вас уверенность, что ликвидированные действительно являются российскими генералами?

- У нас надежные источники.

- Общее число ликвидированных можете назвать?

- До 600 человек. Но у меня нет последних данных, ребята не выходили на связь. Часть группы поднялась к северу. Работают по спинам противника.

- Подтверждать ликвидацию, насколько я понимаю, у вас особой возможности нет.

- Да, с доказательной базой у нас сложно. Как правило, мы работаем в сумерках или в ночное время, чаще всего на дистанции. Ни времени, ни возможности заниматься, скажем, фото- или видеофиксацией у нас нет. Цели рекламировать себя тоже нет. Наша задача - обеспечить Россию достаточным количеством гробов. Чтобы до граждан той страны дошло, куда они влезли.

- Какие у вас потери?

- "Трехсотых" у нас нет. Только "двухсотые". Мы потеряли восемь бойцов. Я к своим потерями также отношу пятерых ребят из ДРГ (диверсионно-разведывательная группа. - Прим. ред.) моего друга Виталика Украинцева, которые погибли в районе Песков. И еще один мой хороший друг погиб в Донецке. 14 человек, за упокой которых я ставлю свечи.

- Где и когда была первая серьезная работа?

- Весной мы дважды взяли Мариупольский исполком. Сначала в апреле, фактически брали голыми руками. Мы выполняли поставленную перед нами задачу: выбили оттуда "орков", изъяли три автомата и несколько ПМ и вызвали силовиков под руководством Валерия Андрощука, который тогда был начальником УВД Мариуполя. Они оцепили исполком. Провели следственно-оперативные действия с задержанными. Но уже вечером с подачи Хотлубея (мэр Мариуполя. - Прим. ред.) там оказался флаг "ДНР".

А когда мы приехали в Днепропетровск, нас спросили: "А что, слабо взять исполком во второй раз?" И мы его еще раз взяли 6 мая.

- А в Днепропетровске вы что делали?

- В Днепропетровск мы приехали за вознаграждением, обещанным Коломойским.

- За пленных?

- Мы никого никогда не берем в плен. Тогда, если помните, обещали платить не только за пленных, но и за оружие, и за освобождение захваченных административных зданий. Мы хотели получить вознаграждение за освобождение здания.

- Заплатили?

- Нет. Но это неважно. Мы же не за деньги воюем. Обещанные 10 тысяч были приятным бонусом. Не получили бонус - и Бог с ним.

6 мая мы освободили Мариупольский исполком второй раз. Взяли его тремя "пятерками". Использовали жидкость "Фиалка", провоцирующую сильный удар по слизистой. Обработали здание, они все оттуда и повыползали.

Потом мы с группами отошли на Донецк. В Мариуполе осталась одна группа. Когда
9 мая в Мариуполе началась стрельба, все, что смогла сделать эта группа, - вывести из строя два захваченных у военных БМП. Один она сожгла, а второй залила "химией".

- Когда "Азов" освобождал Мариуполь, вы оказывали ему поддержку?

- Сепаратисты тогда переползли в 4-й корпус института и здание банка на пересечении Греческой и Итальянской. Поставили там баррикады, усилили их тяжелым вооружением, гранатометами, пулеметами, бронетехникой.

Я общался тогда с Игорем Мосийчуком. Договорились, что в определенный момент наша группа обработает "Фиалкой" оба здания с "орками" и сделает проходы через два блокпоста. При этом я предупредил "азовцев", чтобы они обязательно использовали противогазы, и объяснил, какие. Мы свою задачу выполнили.

Накануне операции "Азов" совершенно правильно запустил информацию о готовящемся штурме и о том, что батальон получил тяжелое вооружение.

И потому на момент штурма у "орков" там было до сотни "упоротых", и все. Остальные ушли. Забрали тяжелое вооружение, пленных и ушли. "Чечен" и его команда рассосались по городу, а потом ушли на север, в сторону Славянска.

- Что для вас является приоритетом в работе - уничтожение противника, диверсионная работа или сбор разведданных?

- Для поддержания добрых отношений с ВСУ необходимо собирать разведданные. Но работать просто разведчиками молодым ребятам (а их много) неинтересно. Они хотят более активных действий. И это правильно. И необходимо. Поэтому занимаемся уничтожением личного состава, техники. Используем МОНки (МОН - осколочная управляемая мина направленного действия. - Прим. ред.) и фугасы.

- Вы совершаете диверсионные акты на коммуникациях?

- Мы подрываем технику. Обрабатываем "химией" танки и "Грады". На коммуникации мы еще не выходили. Был случай, когда в Тельмановском районе мы вывели из строя подстанцию. Но это был отвлекающий удар. Нам это было необходимо, чтобы отвлечь внимание и безопасно уйти. Мы стараемся работать на дистанции. Без необходимости в непосредственный огневой контакт не входим.

- Если характер взаимоотношений между вами и ВСУ изменится, и армия будет заинтересована не только в сборе разведданных, но и в активизации диверсионной работы, вы готовы идти навстречу военным?

- Нужно оценивать уровень сложности задачи, собственные возможности. Если мы сможем это выполнить - выполним. Если нет - значит, нет.

- В засады попадали?

- Группа из пяти человек пошла на Луганск и исчезла. Вероятно, попала в засаду. Это была первая и единственная пока что попытка выхода в другую область.

- Оружие и боеприпасы как восполняете?

- Трофеи.

- Других способов нет?

- Есть. ВСУ нам немного помогает. На уровне личных контактов. Еще помогают волонтеры - бронежилетами, одеждой, термобельем.

- А волонтеры как на вас выходят?

- Они работают с "Днепр-1". А я там формально числюсь.

- А "ночники", тепловизоры?

- У ребят есть трофейные. Есть все. Например, в Тельманово в больнице была сепаратистская подпольная мастерская по ремонту оружия. Мы знаем, где их мастерские. Мы решили задачу, взяли, что надо, потом залили "химией" помещение.

- Кто-то, кроме вас, еще числится в подразделениях ВСУ, МВД или НГУ?

- Никто.

- То есть статус участников АТО, они, скорее всего, не получат?

- Если в ближайшее время не удастся что-то предпринять в этом направлении, то, скорее всего, нет. Раньше много кто много чем обещал помочь. Особенно перед выборами в Верховную Раду. Но те, кто туда попадает, как правило, сразу охладевают к войне. Хотя есть исключения. Например, Тарута.

Даже несмотря на то, что он попал в это место прокаженных, Верховную Раду, продолжает помогать, чем может. На мой взгляд, два человека очень много сделали для Украины в это сложное время - Тарута и Корбан. У них изначально могли быть и не патриотические мотивы, но их интересы совпали с интересами народа Украины. И они выложились по максимуму. И продолжают выкладываться до сих пор.

- У вас есть план "Б" на тот случай, если линия соприкосновения, не дай Бог, переместится достаточно далеко от того места, где работают ваши бойцы?

- Группы автономны. Они в состоянии обеспечить себя всем необходимым - оружием, боеприпасами, продовольствием. У врага есть все, что нам нужно.

Я бы не переоценивал участие ВСУ в обеспечении нас боеприпасами и всем остальным.

И, кстати, у нас периодически возникали проблемы с прохождением наших блокпостов. Сепаратистские блокпосты мы проходили нормально, а вот с нашими - проблемы.

Так что если не будет рядом армии - некритично.

- А психологически?

- Мы привыкли работать в окружении врага. Такая работа. Я без гранаты только в Киеве, Днепропетровске и Запорожье. Плен точно не выберу. Если какая-то группа сильно себя "подсветит", я ее выведу под один из наших батальонов. Учитывая личные контакты с комбатами, смогу это сделать.

Нахождение в непосредственной близости от врага - наша работа. Враг должен чувствовать силу сопротивления народа на оккупированной территории. А мы должны подготовить и другие области - Запорожскую, Днепропетровскую, Харьковскую и Херсонскую - к партизанскому движению.

- Вы думаете, что война зайдет так далеко?

- Мы должны рассматривать все варианты. Если это произойдет, то вижу один выход - начать войну на территории РФ. Если начнется продвижение российских войск вглубь страны, мы организуем им локальные апокалипсисы на их территории.

- В чем специфика работы с местным населением?

- В том, чтобы найти нужных бабушек и дедушек, с помощью которых перепроверяется та или иная информация.

- И как вы заинтересовываете свои источники?

- Если бабушка получает 200-300 грн, как же она не поможет?

- Откуда у вас средства для работы с населением?

- Я получаю зарплату и премиальные.

- Но этого же недостаточно?

- Хватает.

- Серьезно?

- Я же не говорю, что мы тотально всех "подкармливаем". У меня премиальные 28 тыс. грн. Могу жертвовать на общее дело. Ради будущей победы. Уверен, она будет скорой и окончательной.

Народ ведь нельзя победить. Есть, конечно, отдельные пролетарии, живущие в своем выдуманном мире. Я много ездил и вижу отличие нашего народа от российского. Он не плохой и не хороший, просто другой. И этот народ не победить.

- Вы же не будете спорить что на Донбассе таких, как вы, меньшинство?

- Но и "орки" не в большинстве. Я уверенно могу говорить, что, например, в Новоазовском районе проукраински настроенных стало больше. Людям есть с чем сравнивать.

- Большинство просто сидит и ждет.

- Пусть сидят и ждут. Самое главное, чтобы не дергались с оружием.

- С оружием тоже немало.

- С каждым днем все меньше. Человеческий ресурс имеет свойство заканчиваться. Я понимаю, что Кремль превратил Донбасс в зону утилизации своего генетического мусора. Но рано или поздно и этот источник иссякнет.

- Каково соотношение местных и россиян в рядах противника?

- Я могу говорить только о зоне нашей ответственности. Раньше здесь было около 5 тыс. вооруженных лиц. Из них около тысячи было сепаратистов и 4 тысячи россиян. Сейчас ситуация изменилась, периодически осуществляется передислокация. Нельзя однозначно говорить, нужно привязываться конкретно к месту и времени. Новоазовская трасса, например, полностью контролируется россиянами. С сепаратистами у них очень плохие отношения, россияне их держат за пушечное мясо. Партизаны однажды этим воспользовались и спровоцировали бой между "орками" и чеченцами.

- В перемирия с противником не верите?

- Да нельзя с ними договариваться!

- То есть нужно воевать до упора? Брать Донецк и Луганск?

- Взять Донецк, Луганск сам сдохнет.

- Но штурм крупных городов предполагает большие потери.

- Это если мыслить линейно. А эта война не линейная. Пусть ищут решение. Надо - я им подскажу. Всегда есть решения. Если власть видит спасение только в капитуляции, это точно не власть победителей.

Войну ведет не власть, а народ. И победит в этой войне народ, а не власть. А власть…Если они сольют Донбасс, тогда пусть живут оглядываясь. Всю жизнь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК