Элект-Армагеддон. Анонс

23 августа, 13:57 Распечатать Выпуск №31, 23 августа-31 августа

Слышите грохот? Это бьют копытами те, кто до октября 2019-го будут доставать вас везде.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Здравствуйте! Вы хорошо себя чувствуете? Окружающий мир не кажется вам отвратительным? Вы смотрите телевизор и быстро засыпаете после просмотра? Сон глубокий и спокойный? Вы сидите в Фейсбуке, мирно треплетесь с друзьями и разглядываете фотки из Хорватии? И вы точно знаете, что вам нужно? 

Не беда. Мы идем к вам. Мы не оставим вас в покое ближайшие 14 месяцев. У нас —  выборы! 

Цвета и запахи

Слышите грохот? Это бьют копытами те, кто до октября 2019-го будут доставать вас везде — на улице, дома, во всех возможных гаджетах, в магазинах, кафе, больницах и прачечных. 

Словно рыболовецкие траулеры, бродят по избирательным штабам люди с сетями интернет-ботов и реальными (как они говорят) сетками агитаторов в селах, поселках, районах и громадах. Тысячи "троллей", сотни поводырей общественного мнения, батальоны членов избиркомов в законе, полки наблюдателей с навыками кунг-фу, спецназ безработных с журналистскими удостоверениями. 

И даже если реальная численность этой нарисованной технологами армии окажется меньше обещанной примерно на два ноля, все равно она устроит развеселую жизнь стране, где уже давно не работают неписаные законы, а последнее время — и писаные. 

Где этические нормы уходят в прошлое, ибо нормой становится все, что происходит здесь и сейчас, а не придуманные какими-то "лузерами" заповеди.

Невозможно даже представить сегодня в подробностях, что мы узнаем в ближайшем будущем о претендентах на пост президента, а потом — о кандидатах в депутаты. Тоннами выльются на голову населению сведения об их доходах, расходах, полученных и переданных взятках ими, а также членами их семей и друзьями членов семей. Об их аморальном внутреннем облике и поведении, а также о садистских или мазохистских наклонностях. Об их склонности к алкоголизму, наркомании, зоофилии, копрофилии и лунатизму. О сотрудничестве с Путиным, Орбаном, Мадуро, ИГИЛом, Талибаном, сомалийскими пиратами, коммунистами, нацистами, инквизицией, людоедами. И еще раз с Путиным. 

О перенесенных и продолжающихся заболеваниях, от глистной инвазии до педикулеза включительно. 

И, что характерно, — часть из этого будет правдой, но какая именно часть — разобраться будет совершенно невозможно. 

Это будут самые беспорядочные, бессистемные, грязные до черноты, липкие и вонючие до одурения выборы, которые, тем не менее, дадут приближенный к реальности результат. 

Всеобщее неуважение к власти в целом, прежде всего — к центральной, отсутствие единой административно-силовой вертикали и эффективного механизма оболванивания масс помогут сберечь выбор народа, близкий к его первозданной чистоте. 

Фальсификации? Местами — безусловно, но как системное явление они совершенно невозможны. Даже в самые темные времена разгула Януковича, когда как минимум в половине страны администрации, мэры, прокуроры, милиция и СБУ работали как бригада, набросать больше 5% считалось неподъемной задачей. Кто не верит — съездите в Москву, там скучают люди, которые в курсе. 

В светлые времена демократии силовой ресурс разделен случайным образом и договаривается на высшем уровне со всеми; мэры заверяют в лояльности, тихо злорадно хихикая; руководители громад дают десяток клятв в верности, но только устно, никаких бумаг, что вы… 

Внешнее влияние? Ни в России, ни, тем более, на Западе нет сформированного и стройного плана воздействия на избирательный процесс. 

Конечно, россияне могут "хакнуть" сервер Центризбиркома и вывесить на первой странице диаграмму с головокружительными цифрами партии "За жизнь!", например, но считать бумажные бюллетени хакеры не обучены. 

Можно заслать тысячи ботов в Фейсбук, но они потеряются в толпе ботов отечественных и сгниют. Телевидения у России нет.. "Аватаров" мало, да и те столь удачно маскируются под пейзаж, что напоминают Штирлица, заходящего в имперскую канцелярию в шапке-ушанке. Есть временные попутчики, или верные, или профессиональные, но есть также мнение, что "предательство у хохла в натуре, и веры ему нет". 

Ну, а тем, кто считает, что пророссийская пропаганда совершит чудо и совратит за полгода украинский народ, хотелось бы напомнить, что в июне 2018 года 12% населения высказалось за вступление Украины в Таможенный союз, а в феврале этого же года 44% сообщили о своем хорошем отношении к России (КМИС). Так что это уже не внешнее влияние, а внутренний фактор. 

Тем не менее, в Москве нет даже общего понимания, чего же, собственно, хотелось бы, поскольку консенсус между башнями Кремля отсутствует. Другое дело, что если победит самая суровая башня с теплым сердцем и прохладной головой, можно попытаться под шумок развалить нашу страну, но это тема другого исследования. 

Про Запад и говорить нечего. Претендентам можно только ходить на кастинги в посольства, считать знаки внимания (хлопки по плечу) и радоваться обучению наблюдателей от различных международных институтов. 

Нет, в этот раз "сама-сама". В этот раз доверие и надежду мы должны вырастить сами. На любовь лучше не претендовать, хотя бы потому, что от нее до ненависти полметра, "папередники" не дадут соврать. 

Цена унижения 

Недоверие по-украински — это не ставшая трендом в последние годы западная неприязнь к истеблишменту. Западный политик не демонстрирует свое превосходство над избирателями — ни моральное, ни материальное, а может лишь временно оторваться от них, утратив чувство опасности и не отреагировав, например, вовремя на миграционные вызовы. 

Типичный украинский политик средней степени зажиточности, попав во власть, искренне не понимает претензий к нему лично. Нет, ко всему политическому классу в целом — конечно. Но он тут при чем? Он же не Кононенко…

А когда даже бабушки перестают здороваться и злобно шепчут что-то вслед, он на избирателей обижается, приходит к выводу, что ничего им, неблагодарным, не должен. 

А если у него или его группы есть доступ к бюджетным средствам, то он приходит к выводу, что жизнь-то одна, и она проходит, а что будет потом — неизвестно. А потому надо как можно быстрее обеспечить себе будущее, желательно за границей этой территории, и так, чтобы к источникам происхождения нажитого не было претензий со стороны правоохранительных органов самой влиятельной страны в мире. 

И некому рассказать ему, сердешному, что дело не в неблагодарном народе, а в том, что демонстрация резко возросшего материального достатка и даже личного успеха за государственный счет (подчеркиваю) в резко обедневшей и до сих пор не поднявшейся стране никаких теплых эмоций вызвать не может. 

Когда ты не находишь в стране работу и вынужден искать ее за границей, когда за твой труд вместо гривен платят копейки, а человек, работая на государство, официально имеет миллионы долларов бонусов, или неофициально — пару яхт, у тебя, и, главное, у твоей семьи возникают подозрения, что ты не удался — ни как профессионал, ни как личность. Это унижает, знаете, а унижение не прощают. 

В процессе роста благосостояния граждан даже тупые кражи из госбюджета не вызывали у большинства резкого эмоционального протеста. Украденное же за последние четыре года воспринимается как мародерство. 

Это же новая страна. Не в смысле юридическом, и не только потому, что аннексия и война перекроили границы, а по содержанию. 2014-й расколол жизнь на "до" и "после". Все, что было до того, — история. За четыре года мы пережили столько, сколько за жизнь не переживают. А многие не смогли… 

Мы в чем-то остались прежними, но и заметно изменились. Соответственно, и запросы у нас есть вечные, но появились и новые, на которые мы будем искать ответы, невзирая на безумные агитационные пляски. 

И почему-то кажется, что цирк "Шапито" с говорящими животными, дрессированными клоунами и боевыми акробатами проиграет тем, кто на эти вопросы даст хотя бы правдоподобные ответы, 

Запрос на мир 

Хотя война ушла из повседневной жизни на большей территории страны, она продолжается — и реально, и виртуально. Невозможно привыкнуть к ежедневным новостям об обстрелах и погибших. И хотя на дорогах у нас гибнет в десятки раз больше, все же, как ни прискорбно, это было всегда. Смерть на фронте напоминает о том, что фронт есть. 

В принципе, война может и не стать незаживающей раной, но только в том случае, если она является действием, а не состоянием. Если победу в ней можно если не потрогать рукой, то разглядеть хоть в бинокль, а каждый пройденный шаг увеличивает ее в размерах. 

Но за последний год стало окончательно понятно, что в многослойном конфликте на Донбассе выделился геополитический фактор, а сама война стала одним из теплых фронтов начинающейся холодной войны США и России. Что, с одной стороны, безусловно, облегчает дело — Украина не остается одна. 

С другой стороны, это тот фронт, где Россия не может допустить своего поражения. То есть поражение, безусловно, наступить может, но только как следствие поражения глобального; неизбежного, конечно, но с крайне неопределенными временными рамками. 

Запрос на победу, таким образом, реализовать будет сложно. Светлая идея безопасной реинтеграции остается мечтой. Она ведь невозможна без компромиссов, а начало глобального противостояния сверхдержав — не лучшее для них время. Уход России из Донбасса представляется сегодня нереальным — Путин вообще никогда ниоткуда до сих пор не уходил. Империя должна расти, а не сокращаться в размерах.

В этих условиях окно возможностей сужается до длинного перемирия, переходящего в устойчивый мир. Не выполнение в полной мере Минских соглашений, конечно, а отсутствие погибших украинских военных. Состояние "невойны". Мир ценой "непоражения". Которое может превратиться в победу, но это уже будет зависеть не только от нас, и вообще будет другой историей.

Реально ли это? Сказать трудно, учитывая, в том числе, и иррациональное желание Кремля не столько вернуть в Украину жителей Донецка и Луганска с довольно сложным для Киева мировоззрением, сколько внедрить в нас продукты своей жизнедеятельности — ДНР и ЛНР. Кажется, еще немного — и эти продукты, чертыхаясь и проклиная "Родину-матушку", пойдут в наступление, а на снарядах напишут "За Минск!", "За особый статус!" и "За амнистию!" 

Запрос на порядок 

Порядок в широком смысле слова. Не только и не столько на конкретную личность, а на порядок как систему прозрачных и эффективных государственных процедур. 

На жесткость власти. Но не тогда, когда нужно отжать очередного конкурента, а в процессе обеспечения безопасности и комфорта каждого конкретного человека. 

Кстати, производной порядка являются инвестиции и экономический рост. Основными причинами дефицита инвестиций являются ведь даже не коррупция (инвесторы работают с разными режимами), а отсутствие каких-либо гарантий их неприкосновенности, и уверенности в стабильности власти и справедливого суда. .Никакие деньги не придут туда, где реестр акционеров может быть переписан "черным нотариусом" за ночь, объект инвестирования может быть захвачен "общественниками" в балаклавах или оказаться в зоне боевых действий.  

Дополнительные возможности и вызовы может принести децентрализация, плавно переходящая в феодализацию, а через нее, возможно, в будущем — в "федерализацию-лайт". 

Уже сегодня каждый уважающий себя феодал имеет подведомственного ему атамана с группой неравнодушных вооруженных хлопцев. Для потенциального руководителя страны это фактор становится уже проблемой — каким образом не просто пообещать порядок и законность, но выполнить это обещание и помешать этим местным авторитетам доить свою территорию? А с другой стороны — как поддержать тех, кто пытается в громадах проскочить феодализм и выстроить полезные для населения управленческие микросистемы? 

Если государственная вертикаль размывается, какая приходит ей на смену? Партийная? Но уровень доверия к партиям как к явлению можно разглядеть только с приборами, что неудивительно — уровень дискуссий в парламенте напоминает то ли базарную разборку за право контролировать прилавок, то ли внутрисемейный переполох после очередного пьяного загула супруга. 

Никакая вертикаль не нужна, и черт с ней? Но отсутствие минимально необходимого влияния центра (именно необходимого, а не того, которого в Киеве хочется) создает новые возможности для соседнего государства расчленить страну на множество мелких образований и закрыть, таким образом, вопрос нарушения территориальной целостности. Если нет страны, нет и нарушения. 

Запрос на успех реформ 

Нет ничего хуже, чем операция без конца и края. Любой врач скажет, что проводить ее надо максимально быстро, по заранее прописанному плану, а в случае возникновения чего-либо непредвиденного поможет сноровка и умение хирурга. Консилиум же проводится до операции, а не продолжается в ее ходе, с прениями и голосованиями. 

Процесс, который назывался у нас реформами, отличался неторопливостью и непоследовательностью. Плюс к тому врачи, кажется, старались в ходе манипуляций сохранить у больного немножко раковых клеток (в виде крупных госпредприятий, например), чтобы иметь возможность на больном немного заработать. Как известно, главная задача сообразительного врача — лечить больного, но не вылечить до конца. Здоровый человек не значит для такого врача ничего, кроме упущенной выгоды. 

Очень хочется пощупать какие-то реальные результаты реформ, кроме Центров административных услуг и ProZorro. Терпения осталось мало, и его дефицит отразится в цифрах итогов выборов. 

При этом антикоррупционные действия будут продолжены и потому, что это нравится людям, и потому, что продолжение очистки правящей элиты будет единственным требованием коллективного Запада, без которого никуда. А если там полностью осознают ценность Украины как проекта, а не только боеспособной единицы в геополитической драке, концепция "своего сукина сына" будет менее актуальной.  

Параллельно продолжится кастинг на более эффективных и убедительных борцов с коррупцией, потому как частенько новоявленные "комиссары Каттани" (для молодых: это главный антимафиозный герой итальянского сериала) похожи на взрослых детей персонажей того же сериала, но по другую сторону баррикад . 

А вот с тарифами придется что-то придумать, ведь до сих пор никто не ответил людям на простой вопрос: почему, когда при "злочинном" режиме энергетика была источником коррупции и из этой сферы изымались колоссальные ресурсы, тарифы были одни, а когда, как утверждают, коррупции не стало, они увеличились в несколько раз? 

Запрос на честность

Многие из тех, кто пришел во власть четыре года назад на волне общенародного шока от происходящего, за эти годы приосанились, приоделись, встали на ноги. Риторика их, в общем, все та же, но с каждым годом все меньше верится в их сопереживание простому украинскому гражданину, а все больше приходит понимание, что они являются высокооплачиваемыми актерами, жизнь у которых удалась. 

Появление в рейтингах профессиональных шоуменов объясняется просто их более высокой квалификацией — самодеятельные театры так и не вытеснили профессиональные, а мастеров перевоплощения у нас в политике не так много (хотя они и есть). 

Более того, выход профессиональных лицедеев в политику позволяет почувствовать разницу: плохая игра сразу режет глаза, демагогия проступает на лбу, как капельки пота. Проблема только в том, что актер-профи крайне редко является еще и сценаристом, а для чистоты картины на его афишах (то есть бордах) неплохо бы указывать и авторов монологов. А поскольку продавать билеты на митинги нелогично, хотелось бы также знать и тех, кто подставил свое финансовое плечо. Ну, там, "спонсор концерта  — ..." Впрочем, это всех касается. 

В целом профессиональная игра в честного человека, — слегка сбивчивая речь, срывающийся голос, комок в горле, а во время спича о субсидиях — глаза "шрековского" кота, — попадает в запрос как в десятку. Удивительно, правда? В чемпионате по искренности побеждают люди, научившиеся правильно носить маски…

У "непрофи" в этом деле есть единственный шанс — не корчить из себя неизвестно кого, а быть собой и надеяться, что внутренняя сила и глубина суждений будут оценены по справедливости не только родными и близкими. 

Запрос на позитивный патриотизм 

Не тот, который в парадно-выходной вышиванке. Когда гимн поют от души, далеко не всегда выходит громко. Как показывает опыт, к сожалению, децибелы, генерируемые исполнением гимна, часто прямо пропорциональны сумме украденных из бюджета материальных ресурсов. 

Но чувство гордости за страну (а значит — и немного и за себя, ее гражданина) является необходимым бонусом в любое время, а особенно — в такое непростое, как сегодня. 

Это чувство базируется не только на окрепшей армии и на других атрибутах военного времени и не тождественно ненависти к руководству страны-оккупанта или, тем более, к ее населению. Ненависть — товар скоропортящийся, и при долгом хранении — отравляющий. 

Гордость — это результат созидания. Чего-либо построенного, придуманного, исполненного. Не мифического и не фейкового, а реального достижения, победы — в профессии, бизнесе, науке, экономике, культуре, спорте. Не в политике, нет. 

И, что важно, гордость объединяет, а это именно то, что нужно нам сегодня. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно