Экспертный фронт "гражданской войны" в Украине

08 мая, 2020, 14:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Почему западные научные институты до сих пор называют войну против нашей страны гражданским конфликтом, и как на это отвечать.

Экспертный фронт "гражданской войны" в Украине
© Слово і діло

"Защита правды и противодействие дезинформации являются стратегическим приоритетом внешней политики Украины", - заявил министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба в рамках презентации кампании по противодействию распространению дезинформации об Украине в Википедии. Значимый и востребованный проект будет касаться и освещения российской агрессии. Потому что то, какие будут приниматься решения, связано и с достоверностью информации.

Хотелось бы привлечь внимание к еще одному измерению дезинформации, не такому заметному и охватывающему значительно более узкую аудиторию, чем Википедия, но не менее важному. Речь идет об академической, то есть научной сфере.

Ученый или просто заинтересованное лицо, желающее получить информацию о вооруженных конфликтах, высоко оценит Программу данных о конфликтах, которую готовят исследователи департамента изучения мира и конфликтов Университета Уппсала (Uppsala Conflict Data Program, UCDP) в Швеции. Интерактивная карта в удобной форме отображает случаи насилия во всем мире и дает информацию о каждом из них.

UCDP не предлагает свою квалификацию и применяет лишь один термин - вооруженный конфликт. Впрочем, после изучения представленной в базе данных информации об Украине можно сделать вывод, что у нас - гражданская война.

Могут сказать: зачем переоценивать разные исследовательские проекты и тратить время на авгиевы конюшни?! Да нет, это сегодня "все понимают, что Россия ведет войну против Украины; не обязательно об этом везде кричать". А что завтра появится в учебниках, в работах исследователей, в речах членов правительства? Тем более что UCDP - это действительно уникальный исследовательский проект, позиционирующий себя как надежный источник данных. Так его и воспринимают: сайт Еврокомиссии предлагает перечень ресурсов, рекомендованных для использования при формировании доказательной политики, среди которых и UCDP.

Следует понимать, что в научных и экспертных кругах все еще нет консенсуса по поводу толкования вооруженного конфликта на территории Украины. О "гражданской войне в Украине" или "конфликте в Украине" говорят не только прокремлевские ресурсы или никому не известные эксперты и малосведущие докторанты, но и вполне приличные учреждения и профессора. И у них есть здравые аргументы.

Частично это связано с развитой академической традицией исследования именно гражданской войны и недостаточным вниманием к современным способам ведения межгосударственных войн. Кроме того, политические ученые иногда недооценивают или не понимают роль разведки в маскировке международных конфликтов под внутренние.

Частично - с чрезмерным вниманием исследователей к цифрам и не всегда корректными интерпретациями данных. Исследователи иногда неоправданно пренебрегают ценностным аспектом: так они вроде бы выглядят научно, то есть беспристрастно, нейтрально. Но действительно ли это допустимо при изучении и выработке рекомендаций о горячем конфликте? Кроме того, именно ценностный выбор стоит перед политиками при принятии решений.

Еще один элемент - периферийность политической науки и исследований международных отношений в Украине, отстающих от мировых тенденций и лишенных влиятельности внутри государства.

Запад уже давно опирается на доказательную политику: выработка решений на основе эмпирических данных, доказательств, обоснованной аналитики с использованием серьезных методологических инструментов. Конечно, эмпирику используют не всегда, чтобы принять решение, а часто - чтобы легитимировать. Особенно когда речь идет о необходимости опереться на общественный дискурс. Недаром говорят, что самый ценный ресурс - это данные, а не нефть. Поэтому мы должны быть осведомлены о таких данных и их интерпретации.

Осенью прошлого года совместно с коллегами из Центра международных исследований Дипломатической академии Украины им. Г.Удовенко при МИД мы подготовили перечень замечаний и рекомендаций по освещению информации об Украине и отослали UCDP.

Нам ответили, что в понимании UCDP вооруженный конфликт в Украине выглядит как внутренний конфликт с иностранным вовлечением, в котором Россия выступает на стороне сепаратистов.

К счастью, оказалось, что мы не одиноки в критике UCDP. Несколько месяцев назад вышла важная статья исследователя Университетского колледжа Лондона Якоба Хаутера, где он на примере кодирования украинского кейса в UCDP подчеркивает, что межгосударственный конфликт может быть замаскирован под внутреннее восстание. Он предлагает новый термин, заимствуя определение политолога Айдина Салихайна, - делегированный межгосударственный вооруженный конфликт. Далее очерчу аргументы, которые в поддержку такого определения мы отослали UCDP.

Во-первых, конфликт на восточных границах Украины является составляющей комплексной агрессии РФ, непосредственно проявившейся в оккупации Крыма. Хронология захвата (либо таких попыток) местных государственных администраций и отделений милиции в населенных пунктах восточных областей Украины местными агентами влияния и российскими гражданами (Игорь Безлер и Игорь Гиркин/Стрелков) - выходцами из российских спецслужб указывает на наличие общего центра принятия решений.

Во-вторых, именно военное участие РФ в конфликте является определяющим фактором продолжения его горячей фазы. Сюда входят поставки РФ вооружения и регулярных войск, а также руководящая роль российских военных в военных действиях. Именно это стало определяющим в ходе событий лета 2014 года, когда украинская армия имела все шансы восстановить государственный контроль на восточных границах. Седьмая весна конфликта - это следствие институционализированной агрессии России.

В-третьих, все назначения в псевдогосударственных структурах "ДНР" и "ЛНР" решались (и решаются) в стенах администрации президента РФ. Об этом свидетельствуют SurkovLeaks - данные электронной почты Владислава Суркова, помощника президента РФ (сентябрь 2013-го - февраль 2020-го), сопоставимые с другими источниками; интервью Игоря Гиркина; исследования немецких Reuters и Bild и российской "Медузы", в частности о так называемой российской межправительственной комиссии Дмитрия Казака и ее роли как "теневого правительства Донбасса".

Состояние соблюдения прав человека и демократических свобод на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей делает невозможными свободное волеизъявление местного населения и его репрезентацию в ближайшей перспективе. Должны удивлять и профессиональные траектории так называемых должностных лиц "ЛНР" и "ДНР" и российских чиновников. Бывший вице-губернатор Иркутской области РФ Владимир Пашков в феврале этого года стал исполняющим обязанности "премьер-министра ДНР". А бывший "исполняющий обязанности главы ДНР" Дмитрий Трапезников в сентябре прошлого года стал исполняющим обязанности мэра Элисты - столицы Республики Калмыкия, РФ. Нужно напомнить, что с помощью ряда специфических проектов Россия продолжает интеграцию оккупированных территорий в поле бесправия РФ: лицензирование университетов, паспортизацию и инициативы наподобие "Интеграционного комитета "Россия-Донбасс".

И, наконец, в-четвертых, продолжающийся вооруженный конфликт на территории Украины нельзя рассматривать отдельно от стратегических целей и способов их достижения РФ в Украине. Политика относительно Черноморского флота, крымский кризис 1992–1993 годов, энергетический шантаж, запрет транзита товаров, кибератаки (вспомнить хотя бы Petya/NotPetya), вербовка украинских должностных лиц, в частности из разведывательного сообщества, ряд провокаций по разжиганию вражды между Украиной и Венгрией с использованием венгерского нацменьшинства - лишь бледное тактическое отражение стратегического видения РФ Украины: послушной, уступчивой и несостоятельной. Но всех этих аргументов не видят в Уппсале.

Отдельного внимания заслуживает якобы представительство "ДНР" и "ЛНР" в Минских переговорах. Согласно определению UCDP, "переговоры в конфликте имеют место, если в них принимают участие присутствующие представители враждующих сторон и если они обсуждают разногласия или планируют формы такого обсуждения для их решения". UCDP включила Минские переговоры в базу, поскольку основными враждующими сторонами UCDP определяет Украину, "ДНР" и "ЛНР", а подписи представителя Украины и тогдашних глав "ДНР" и "ЛНР" Захарченко и Плотницкого стоят на всех документах, которые совокупно называются Минскими договоренностями.

Но в этом случае UCDP противоречит своей же логике. Захарченко и Плотницкий не могли быть представителями "ДНР" и "ЛНР" ни фактически, ни формально. Участниками самих Минских переговоров всегда были представители Украины, РФ и ОБСЕ, поэтому и группа называется трехсторонней. Заметно ниже основных подписантов свои подписи также оставили "А.В. Захарченко" и "И.В. Плотницкий" - без какой-либо ссылки на компетенции, в которых находились при подписании. Возникает риторический вопрос: так кого они представляли? Впрочем, алогичность UCDP может победить, если украинская сторона будет ставить свою подпись на общем документе с лицами, у которых определены компетенции "полномочные представители". Ключевой ход РФ в ведении замаскированной делегированной войны, на который Украина пока не пошла, - признание полномочий так называемых руководителей квазиобразований представлять эти образования.

Академические дискуссии - это также фронт. И здесь мы проигрываем как общество.

Центр международных исследований в Дипломатической академии больше не функционирует. В Национальном институте стратегических исследований сократили отдел исследования Российской Федерации. Несколько лет назад перестал существовать Институт мировой экономики и международных исследований. Армия на стандарты НАТО вроде бы переходит, вот только, поговаривают, аналитику с собой не особенно стремится брать. Вспомнит ли кто-либо, что когда-то был Институт проблем Российской Федерации? Университетские кафедры удовлетворяются позицией отстраненного созерцания и самовоспроизведения. В США, Китае, Западной и Восточной Европе - всюду есть солидные центры исследования РФ и СНГ. Неужели только Украине это не нужно?

Ожидаем ответа от UCDP, существенного пересмотра ими методологии в целом и освещения информации об Украине, в частности. Дискуссия продолжается в Лондоне, Уппсале и Киеве. Несмотря на отсутствие благоприятных институциональных условий и часто маргинализацию вопроса, наряду с другими "горячими" темами.

Потому что для равнодушия сейчас не время. В самые дальние двери можно достучаться, а лед хорошо разбивается - холодной и разумной головой.

Все статьи Виктори Халанчук читайте здесь.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК