Dehumanization. XXI век

28 ноября, 2014, 21:29 Распечатать
Выпуск № 45, 28 ноября-5 декабря 2014г.
Автор
Отправить
Отправить

Решение СНБО о прекращении социальных выплат гражданам, проживающим в зоне АТО, стало одним из самых спорных. Дело не только в крайне шаткой правовой основе. Дело еще и в том, что этот документ позволил оценить степень моральной деградации Украины.

Автор

Dehumanization. XXI век

Решение СНБО о прекращении социальных выплат гражданам, проживающим в зоне АТО, стало одним из самых спорных. Дело не только в крайне шаткой правовой основе. Дело еще и в том, что этот документ, как лакмусовая бумажка, позволил оценить степень моральной деградации измученной непосильными испытаниями последнего года Украины.

С украинским обществом происходит то, что в англоязычной научной литературе называют dehumanization - "расчеловечивание". Накопленная сумма пережитых страданий постепенно убивает способность сострадать. Традиционные моральные константы отбрасываются.

Начинается все с того, что уже случившаяся человеческая смерть перестает быть трагедией. Страна больше не становится на дыбы от боли и ужаса, узнавая о неимоверной цене продолжающегося на востоке конфликта. Солдатские смерти легко и цинично используются в политической пропаганде - поднять рейтинги и подогреть общий градус воинственной риторики.

А жизнь мирного жителя обесценивается и вовсе до нуля; в Украине ни разу не был объявлен траур по погибшим цивильным. Даже после жуткого случая, когда попавший на футбольное поле снаряд убил нескольких детей в поселке Октябрьский под Донецким аэропортом. И никто никогда не задавал вопросов о количестве жертв среди мирного населения - эти сведения то ли не подсчитываются, то ли не обнародуются. Прикидывать приходится только по известным закономерностям, выведенным на основании печального опыта подобных конфликтов.

Если в современной войне 90% жертв - представители мирного населения, то можно, например, официальные цифры погибших военнослужащих от штаба АТО умножить на девять. Это не даст истинного ответа, но даст представление о масштабах происходящего кошмара. Очевидно, что счет пошел уже на десятки тысяч. Но общество реагирует на это равнодушнее, чем на смерти сотен прошлой зимой. Эмоциональная усталость берет свое.

Это, кстати, одна из причин, почему старая Европа всеми силами избегает эскалации любых конфликтов на своей территории. Хотя болевых точек там предостаточно. Они давно уже поняли то, что позже поймем и мы: тонкий слой гуманизма очень легко слетает и с отдельного человека, и - еще легче - с целых народов. Но тогда при молчаливом одобрении большинства власти получают возможность с расчетливым цинизмом решать, кому - жить, а кому - нет. Исходя, разумеется, из государственных интересов. И никто - никто! - не застрахован от того, что ради этих интересов не пожертвуют именно им.

Сегодня руководство страны сбрасывает "балласт" из крымчан и дончан. Вы и правда считаете невероятной ситуацию, когда в критический момент аналогичным образом поступят с одесситами, харьковчанами, львовянами, тернополянами, сумчанами или киевлянами?

Решение СНБО в обычное время совершенно справедливо было бы названо кошмарным и бесчеловечным. Во-первых, формально в стране нет военного положения и действуют законы мирного времени. Ни один закон мирного времени не дает главе государства полномочий одной подписью лишить конституционных гарантий сотни тысяч граждан.

Во-вторых, власть хладнокровно ставит на грань выживания людей, что само по себе плохо и неправильно.

В-третьих, призывая "жить по-новому", люди, ответственные за выработку решений, с удивительной легкостью расписались в собственном бессилии, когда обычная система дала сбой. В публичном пространстве никто даже не пытался обсудить альтернативные формы защиты граждан на неподконтрольных территориях. В кулуарах украинские чиновники остаются удивительно глухими к предложениям международных организаций, имеющих опыт работы в зонах военных конфликтов. Хотя в мировом опыте нетривиальных выходов из подобных ситуаций накоплено немало.

Однако это решение упало на подготовленную почву.

Блоггеры засыпали Сеть постами на тему "так им и надо".

Интеллектуалы пишут длинные умные тексты, объясняя на примерах и со множеством аргументов, почему именно так и следовало поступить с точки зрения государственных интересов в данном конкретном случае.

Среди тех, с кем мне довелось обсудить этот документ лично, нашелся только один ярый сторонник такого подхода. Остальные с сожалением констатировали, что людей, конечно, жалко, но другого выхода нет. "Знаешь, у людей здесь о другом голова болит. В ситуации, когда реальные доходы населения упали в два раза, никто не готов из своего кармана платить неизвестно кому: то ли пенсионерам, то ли террористам", - откровенно пояснил один из моих собеседников.

Разумеется, никто из них не поинтересовался масштабами потенциальной гуманитарной катастрофы.

А они - велики.

Если для простоты подсчитать, что Донецкая область разделена пополам линией фронта, то на занятой боевиками территории оказалось около 700 тысяч пенсионеров. Около половины из них уже переоформили себе выплаты в прифронтовых городах с украинской стороны. Оборотистые местные дельцы уже организовали "пенсионные туры" и возят людей по инстанциям организованными группами.

Без средств к существованию (за вычетом выехавших и переоформивших выплаты граждан) остаются около 400 тысяч человек. Это та самая группа риска, которой в европейской (по крайней мере, географически) стране в XXI веке грозит голодная смерть. Или смерть от терзающих стариков хронических болезней, поскольку значительную часть своей пенсии они тратили на т. н. "пожизненные лекарства". Голод и болезни - самая распространенная причина смертей мирных граждан на войне. От них погибает больше людей, чем от пуль и осколков.

Разумеется, это крайне оценочная цифра. Она не включает сотен тысяч безработных, не включает новых пенсионеров, которые в этом году не смогли оформить официально свой выход на пенсию - до войны ежегодно около шести тысяч жителей области отправлялись на заслуженный отдых.

Месячная потребность для выплаты пенсий в зоне АТО составляет чуть более полутора миллиарда гривен. То есть, если те самые 7 млрд грн, оставшиеся в крымских хранилищах, будут переданы то ли Украине, то ли ДНР, на что последние очень рассчитывают, гуманитарную катастрофу можно будет отсрочить месяца на четыре. Теоретически.

На деле же не факт, что эти деньги помогут. По той простой причине, что Украина взяла курс на финансовую блокаду, объявив о прекращении обслуживания банковских счетов на неподконтрольных территориях. А ДНР, со своей стороны, вообще не имеет системы социальной защиты, равно как и других институтов, не связанных непосредственно с войной. То есть ни одна сторона просто не располагает эффективным работающим механизмом дистрибуции крымских и каких-либо других денег.

Можно ли такой механизм создать? Практика других конфликтов показывает - можно. Ни одна страна в подобной ситуации не отказывалась от своих граждан, если действительно считала их своими.

Ближайшие наши соседи справа и слева на карте, например. Молдова платила и платит Приднестровью. Политика Кишинева в этом отношении оказалась логичной и последовательной: мы не признаем "республику", значит, это наша территория и наши граждане. Возможно, именно поэтому Молдова не только безо всяких препятствий подписала Соглашение об ассоциации с ЕС, но и уже получила безвизовый режим.

Россия пять лет содержала Чечню, не имея контроля над регионом. Со стороны россиян это был помпезный и дорогой символический жест, означающий, что РФ считает эту территорию лишь временно не контролируемой, но своей. В Абхазии и Южной Осетии российское руководство сразу же взяло на себя содержание социальной инфраструктуры, и это была мощная заявка на эти регионы, куда более мощная, чем танковые колонны "миротворцев" на улицах Цхинвали.

Сербия два года содержала сербов в Косово (тех, кто не отказался от гражданства). Что особенно злило новые власти независимого края - Белград платил своим пенсионерам и бюджетникам больше, чем могла позволить себе Приштина.

Индонезия не прекращала финансирования захваченных повстанцами территорий во время конфликта на Филиппинах.

Сирия финансирование мятежных территорий прекратила, но через несколько лет после начала конфликта. Долго боролась за спорные земли, но именно перекрытие денежного ручейка стало четким и ясным сигналом: сдаемся.

Но Украина и здесь нашла свой уникальный путь. Считаем территорию своей, но не платим. "Республики" не признаем, но требуем от них содержать пенсионеров. Объясняем жестокое решение войной, так и не объявив войны...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК