ДАЮТ НА КОПЕЙКУ, А ТРЕБУЮТ НА ГРИВНЮ

29 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 46, 29 ноября-6 декабря 2002г.
Отправить
Отправить

Помощник министра обороны Украины по вопросам формирования бюджета и экономическо-финансовой деятельности генерал-майор Валерий Мунтиян считает, что военные расходы должны быть увеличены в два раза...

Помощник министра обороны Украины по вопросам формирования бюджета и экономическо-финансовой деятельности генерал-майор Валерий Мунтиян считает, что военные расходы должны быть увеличены в два раза. В подготовленном ко второму чтению проекте бюджета-2003 расходы на оборону составляют 4,2 млрд. грн., что не удовлетворяет минимальные потребности Минобороны, оцененные в 5,8 млрд. грн. Но даже в этом документе главный военный финансист увидел некоторый позитив. В интервью «Зеркалу недели» В.Мунтиян также обосновал необходимость увеличения военных расходов.

— Можно ли сказать, что и в следующем году военный бюджет останется бюджетом удержания армии и никаких сдвигов в улучшении финансового состояния Вооруженных сил не предусматривается?

— Нельзя однозначно сказать, что в бюджете на 2003 г. не будет сдвигов. К этому надо подходить комплексно. Представленный на второе чтение проект закона лучший, чем в первом чтении. Поскольку показал реальные источники и увеличил на 350 млн. грн. расходы на Минобороны. Из них 150 млн. грн. предназначены на ликвидацию задолженности прошлых лет за полученные товары и продукцию. Еще 150 млн. грн. — на выполнение в полном объеме указа Президента по увеличению денежного обеспечения военнослужащих с начала 2003 г., 26 млн. грн. — на увеличение квалификации летного состава и 15 млн. грн. — на Главное управление разведки Минобороны, поскольку разведка сейчас является приоритетом. Во-вторых, предусмотрены текстовые статьи. Например, статья 32 дает возможность осуществлять расчеты по образцам техники и вооружений. Нет финансовых ресурсов, то дайте возможность увеличить их за счет существующих потенциалов Вооруженных сил Украины. Это дополнительно дает в денежном исчислении около 200 —210 млн. грн. Раньше этого не было.

— Куда пойдут эти средства?

— Эти средства по специальному фонду целенаправленно пойдут на финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, закупку техники и вооружений. К сожалению, на Минобороны некоторые народные депутаты смотрят как на потребителя. Минобороны выполняет функцию заказчика — берет деньги и выдает их под конкретные программы, то есть направляет в отечественное производство, в наш агропромышленный комплекс за вычетом тех средств, которые идут на содержание личного состава. Взять для примера США — у них идет стагнация. И для того, чтобы не было падения по критериям экономической эффективности, рост валового продукта должен быть не ниже 2,7% в год. Если в 2000 г. в США рост ВП составлял 4%, то теперь 1,1%. И чтобы срочно оживить экономику, американцы в течение двух лет увеличивают военные расходы на $ 40 млрд. Это военно-промышленный комплекс, научная сфера, технологии двойного использования.

Мы унаследовали гипертрофированную военную экономику. В нашем военно-промышленном комплексе было 2,7 млн. человек, из которых 1,3 млн. производили чисто военную продукцию. Если десятки лет средства вкладывались в проектирование, производство и внедрение продукции, то мы не можем это заморозить и выбросить. Давайте вложим какие-то копейки и реализуем эту продукцию на рынке. Или рассекретим, сделаем образцы и внедрим технологии в народно-хозяйственный комплекс.

— Предусмотрены ли средства на сокращение 24 тыс. военнослужащих, как об этом говорил министр обороны на расширенном заседании коллегии Минобороны?

— Минимальные потребности на Программу реформирования и развития Вооруженных сил этот бюджет не предусматривает. Из общего фонда выделено только 60 млн. грн., т.е. 25% от необходимой потребности. Вместе с тем мы должны сделать все для выполнения этого плана. Но мы должны сегодня говорить о качестве и эффективности. Почему-то сейчас модно говорить о численности Вооруженных сил и о том, что их надо сократить. Если при таких условиях сократить численность ВСУ хоть до одного солдата, полагаете, появится стабильный экономический рост? Или вы думаете, если посадить гражданских на генеральские посты, то будет существенный эффект? Не надо делить на «белых» и «красных», надо использовать те модели и схемы, которые консолидируют общество. И если действительно военно-промышленный комплекс содействует развитию экономики, его надо развивать. Общество надо консолидировать, а мы только делим и противостоим, будто бы вместо нас кто-то что-то сделает. Или американцы, или японцы. Нет. Они уже создали негативный имидж нашей страны, что мы партнер бедный и слабый, и, соответственно, к нам такое отношение. Инвестиции практически не вкладывают, а если вкладывают, то по $ 7 на душу населения в год. А что за $ 7 в год можно сделать? Мы не хотим, чтобы так было.

Вместе с тем хочу сказать, что на Министерство обороны необходимо увеличивать расходы соответственно закону об обороне в два раза. Как и у больного, для обороны существует критическая граница, когда система может стать неконтролированной, потерять управляемость. Нам приводят в пример численность вооруженных сил Франции, Германии, Великобритании. За исключением ФРГ, в этих странах существует ядерный потенциал, критерий эффективности которого к обычным вооруженным силам составляет один к пяти или шести. Если бы у нас было ядерное оружие, то мы могли бы в шесть раз уменьшить численность своей армии. Во-вторых, эти страны имеют огромное количество резервистов, равное численности вооруженных сил, которые постоянно поддерживаются в готовности. Кроме того, у них огромные мобилизационные ресурсы. Если у нас 1 млн., то в России 20 млн. В ФРГ на 82 млн. населения 18 млн. мобилизационный ресурс.

— Ядерное оружие мы уже не возвратим, но ведь можем развивать украинские ракеты, высокоточное оружие?

— Это так. Мы должны бороться и думать, чтобы вернуть экономический эквивалент, который потеряла Украина, отдав третий по величине ядерный арсенал. Высокоточное оружие на новых физических принципах надо развивать. Потому что развивается научно-технический прогресс, а в военной сфере идет научно-техническая революция. Если Украина отстанет от этого, она не сможет догнать развитые страны. Потому что существуют такие пропорции: старение техники и вооружений за счет морального и физического износа — 9% в год, 5% — возобновление и 4% — капитальный ремонт. На эксплуатацию также увеличиваются расходы, примерно 5—10% от цены. Через 10 — 14 лет цена на новые образцы техники и вооружения удваивается. Иначе начинается спираль разрушения. Нужен ресурс на порядок больше. Поэтому Президент правильно поставил вопрос о том, что не подпишет бюджет, если не будут удовлетворены минимальные нормативные потребности. Ведь Министерство обороны тянет за собой и оборонно-промышленный комплекс. Это безопасность, рабочие места, научно-технический потенциал, это и валютные поступления в государство.

— О какой цифре идет речь? 4,8 млрд. или 5,8 млрд. грн.?

— 5,8 млрд. грн. Надо еще учесть рост минимальной потребности. Поскольку физический и моральный износ мы не остановили. Если нужно обновление 5%, то на тысячу танков мы должны закупить 50 танков и 40 отремонтировать. Военная экономика — точная математическая наука. Чудес не бывает.

Хочу подчеркнуть, что надо выполнять существующую законодательную базу. Если закон об обороне предусматривает выделение не меньше 3% — дайте, если решение СНБО предусматривает нижнюю границу на оборону в 4,8 млрд. грн. — дайте. Есть долгосрочный прогноз военных расходов, принятый Кабинетом министров с нижней границей в 3,6 млрд. грн. за счет общего фонда — дайте. Но минимум не выполнен. А от Вооруженных сил хотят, чтобы они по максимуму выполнили свои задачи — чудес не бывает.

— Как используется выведение лишней техники на развитие новых разработок и, в частности, на проект Ан-70, который может через несколько лет умереть?

— На все программы, включая Ан-70, расходы не предусматриваются. Но мы надеемся, что просьба депутатов будет удовлетворена, если найдется дополнительный источник централизованных капиталовложений. Сегодня ресурсов для этого нет. Вместе тем действительно мы четвертый год демонстрируем Ан-70. На всех выставках он берет первые места. Но если своевременно за счет развития научно-технического прогресса не учтем происходящий износ, то можем потерять рынки. Насколько я знаю, ориентация идет на страны Азиатского региона.

— Сколько требуется в год для реализации программы создания Ан-70?

— 27 млн. грн. в год — и это для завершения испытаний по заказу Минобороны. Есть еще заказчик — Минпромполитики.

— Известно, что российские партнеры по программе в этом месяце будут решать: продвигать ее или заморозить. В России собираются строить больше Ил-76 или даже создавать транспортный самолет Ту-330. Не лучше ли нам самим развивать программу Ан-70?

— Мы должны выходить из национальных интересов государства. Россияне как могут толкают свои программы, и на Украину они не будут смотреть и сделают все, чтобы занять ее рынки, чтобы наша экономика работала на их экономику. В любой ситуации лучше начинать у себя. Даже если на сегодняшний день программа не выгодна, но она тянет за собой целый комплекс: научно-технические бюро, фаза производства, эксплуатации, пуско-наладочных работ, не говоря о маркетинге, реализации. Надо банковскую систему привлекать.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК