ЧЕРНОМОРСКИЙ ФЛОТ — КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ?

07 июня, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 21, 7 июня-14 июня 2002г.
Отправить
Отправить

Многие в Украине были удивлены тем, как спокойно отреагировала официальная Москва на решение Киева начать новый этап сближения с НАТО...

Многие в Украине были удивлены тем, как спокойно отреагировала официальная Москва на решение Киева начать новый этап сближения с НАТО. Однако при более детальном рассмотрении вопроса становится вполне ясно, что даже при абсолютном согласии лидеров Североатлантического альянса дать Украине полное членство в блоке оно будет зависеть от России. И даже не потому, что энергетический рычаг находится на востоке или потому, что довольно солидная часть украинских предприятий планирует в ближайшие два-четыре года стать составной транснациональных российско-украинских холдингов.

Все может оказаться гораздо проще. Украина не сможет стать членом НАТО до тех пор, пока не избавится от военной базы иностранного государства на своей территории. Действительно, в составе НАТО нет ни одной страны, на территории которой базировались бы подразделения государства, не являющегося членом альянса.

И беспрецедентное сближение Москвы и Брюсселя тут ничего не означает: как Путин (в свое время с иронической улыбкой заявивший о желании РФ вступить в альянс), так и лидеры девятнадцати держав, входящих в блок, прекрасно понимают, что России никогда не быть в НАТО. Появление «двадцатки» тут стало удачным компромиссом, а вот намек Путина в Риме на подобный формат украинско-натовских отношений обнажил реальные намерения Москвы — вести Киев к НАТО вслед за собой, причем не к НАТО, а куда-то «вокруг» альянса.

Основания для реализации такого политического трюка есть: Черноморский флот.

Черноморский флот: цели и задачи

Российские военные эксперты уверены, что роль ЧФ в построении системы обороны и безопасности в последние годы существенно возросла. Тот факт, что присутствие Черноморского флота РФ в Крыму направлено прежде всего на расширение зоны контроля в регионе, где Россия имеет геополитические интересы, не является открытием.

Что касается непосредственных задач российского флота, то основные из них, как отмечали украинские военные эксперты, — ограничение турецких намерений доминировать в Черноморской морской акватории и контроль за действиями НАТО в этом регионе. Флот продолжает оставаться весьма эффективным механизмом удержания Украины в едином оборонном пространстве СНГ, небезосновательно считают специалисты и некоторых государственных ведомств. Еще одной актуальной задачей флота может оказаться контроль за транспортным коридором, естественно, с потенциалом влияния на его функционирование. Правда, есть и объективные причины пребывания флота: наличие зон нестабильности на Северном Кавказе, в Крыму, в Приднестровье.

Используя базу ЧФ как плацдарм, Россия пытается не упустить своего присутствия и в Средиземноморском регионе. Об этом свидетельствует, например, как появление корабля ЧФ в Средиземном море во время Косовской военной кампании, так и прошлогодний поход по Средиземному морю флагмана Черноморского флота РФ крейсера «Москва». Как заявил тогда первый вице-премьер правительства Москвы Олег Толкачев (подготовка к походу осуществлялась на средства российской столицы), «переход крейсера во Францию венчает собой крупномасштабную программу правительства Москвы по восстановлению флагмана Черноморского флота и знаменует присутствие российского флота в этом регионе». Правда, военные намерения российская сторона камуфлировала участием на Лазурном берегу в международном фестивале российской культуры и переговорами с руководством Канн и Марселя. Однако в контексте военной активности России последних лет выход корабля в Средиземное море западные аналитики расценивали как начало серии попыток по возрождению влияния России в Средиземноморье, откуда она была бесповоротно вытеснена.

Согласно подписанным в мае 1997 г. трем базовым соглашениям, Черноморский флот РФ имеет статус ограниченного военного контингента иностранного государства. Причем наибольшего контингента России за пределами ее границ: ЧФ насчитывает около 16 тыс. военнослужащих. И эта военная группировка вполне может стать преградой на пути Украины к членству в НАТО (если, разумеется, Украина будет туда действительно стремиться).

Размещение в Крыму российской военной базы имеет ряд правовых проблем, вступающих в противоречие с национальным законодательством. Во-первых, вызывает вопрос деятельность ЧФ РФ как субъекта экономической деятельности. Это вкупе с административными проблемами ставит под сомнение реальность украинской власти в Севастополе как регионе страны. Целесообразно вспомнить прошлогоднее высказывание нардепа Романа Бессмертного (на тот момент представитель Президента в парламенте) во время обсуждения проекта закона «О городе-герое Севастополе»: «До выведения из Севастополя иностранных войск говорить об осуществлении в городе в полном объеме местного самоуправления преждевременно. В Севастополе сейчас нужна сильная исполнительная власть. Любой правовой вопрос, который мы поднимаем относительно Севастополя, является политическим, а любой политический — правовым». Интересно, что проект предусматривал компенсировать из государственного бюджета Украины расходы на содержание инфраструктуры города, которая используется для обеспечения функционирования подразделений как Вооруженных Сил Украины, так и Черноморского флота Российской Федерации. Между тем ежегодные потери местного бюджета Севастополя от использования земельных участков Черноморским флотом РФ без внесения арендной платы составляют 36,4 млн. грн., а от предоставляемых льгот — 24,813 млн. грн. в год. (Площадь Севастополя в административных границах города, по данным государственного земельного кадастра Севастопольского горуправления земельных ресурсов, составляет 86,4 тыс. га.; из них под воинские формирования обоих флотов отведено 5,6 тыс. га.)

Во-вторых, не меньшим вопросом являются меры доверия при осуществлении внеплановой военно-морской деятельности флота и его довольно активного перевооружения, как, впрочем, и отмобилизация ресурсов в так называемый угрожаемый период. Можно вспомнить, что вопрос контроля вооружения ЧФ со стороны украинских властей так и остался открытым. Не все ясно и с таможенным режимом. Но это, конечно, еще не все.

Сам факт нахождения ЧФ РФ на украинской территории противоречит национальному законодательству и, в частности, положению о ее внеблоковом статусе. Кроме того, ряд украинских экспертов считает, что пребывание российского флота противоречит и положению о безъядерном статусе, которое предполагает отсутствие не только ядерного оружия, но и его носителей. Учитывая, что ракетные корабли ЧФ, вооруженные ударными ракетными комплексами, способны наносить тактические ядерные удары, такое мнение правомерно. Оно может быть подкреплено и тем, что самолеты Су-24, заменившие менее современные Су-17, при необходимости могут быть достаточно быстро переоборудованы в носители ядерного оружия.

Есть еще разведка флота, действия которой могут привести к далеко идущим последствиям. Так, по мнению советника председателя СБУ генерала Александра Скипальского, который в течение нескольких лет возглавлял Главное управление разведки Минобороны, «пребывание в составе ЧФ разведывательных частей абсолютно противоречит интересам Украины и Конституции Украины, так как по своей сути разведка направлена на вмешательство во внутренние дела зарубежных государств». В интервью Defense-Express он высказал мнение, что «разведка Черноморского флота, вероятно, выполняет задачи по Румынии, Болгарии, Турции с территории Украины, а это означает, что Украина втягивается в этот процесс». Тут самое время вспомнить, что в феврале 2002 г. Верховная Рада приняла закон «О ратификации соглашения между Украиной и Российской Федерацией о сотрудничестве в сфере военной разведки», главный смысл которого состоял в получении гарантий, что стороны не будут вести соответствующую деятельность друг против друга. Этот вопрос может приобрести особую актуальность после вступления в НАТО таких государств, как Румыния и Болгария. То есть действия разведуправления ЧФ с украинской территории могут не только тихо раздражать НАТО, но и стимулировать давление на Украину со стороны Брюсселя. Естественно, в таких условиях говорить о полноправном членстве Украины в НАТО будет преждевременно.

К подобным проблемам относится и нашумевшее участие морских пехотинцев ЧФ в военной кампании в Чечне. Москва тогда не сочла необходимым проконсультироваться с Киевом и лишь проинформировала о решении применить в боевых действиях морских пехотинцев ЧФ. Позже командующий ЧФ РФ адмирал Комоедов заявил, что «на своей-то территории Россия имеет право навести порядок, а Черноморский флот — часть России и потому будет участвовать в любой операции по наведению порядка, если это сочтет нужным высшее руководство нашей страны».

Еще есть чисто этические вопросы. Например, подразделения ЧФ любят проводить маневры, которые по понятным причинам, не афиширует. Когда в феврале прошлого года на территории Крыма прошли учения морских пехотинцев, Министерство иностранных дел Украины, по словам главы этого ведомства Анатолия Зленко, «было последним, кто узнал об учениях Черноморского флота России на территории Крыма». Он назвал этот факт «неуважением», но полную оценку событиям дать отказался. Неизвестно, узнал бы МИД об этих событиях вообще, если бы парламентские фракции Народного руха Украины, Украинского народного руха и «Реформы-Конгресс» в своем заявлении не осудили действия командования ЧФ РФ и не потребовали возмещения убытков, нанесенных природе Крыма.

К этому остается добавить лишь то, что в случае возникновения напряженных отношений России и НАТО Украина, желает она того или нет, автоматически становится союзником России и противником альянса.

Стабильная Европа и стабильная

военная база в Крыму

Вряд ли кто-нибудь всерьез думает, что нахождение на юге Украины Черноморского флота РФ способствует стабильности в этом регионе. Правда, если еще год назад на неофициальном уровне можно было слышать фразы типа «дестабилизирующий фактор», сегодня все изменилось.

По понятным причинам официальным Киеву, Москве или Брюсселю не выгодно признавать наличие связи между дислокацией российских войск на украинской территории и инициативами по сближению с НАТО. Во всяком случае, сегодня. Очевидно, поэтому после встречи в конце мая с белорусским президентом Леонид Кучма сказал, что пребывание Черноморского флота Российской Федерации на украинской территории не имеет никакого отношения к сотрудничеству Украины с НАТО. «Договор с Россией — это договор с Россией, там сроки определены», — подчеркнул Президент Украины. О том, что «проблемы Черноморского флота как таковой не существует», заявил на днях и российский МИД. Наоборот, его пребывание на территории Украины является важным позитивным фактором всей системы отношений между двумя государствами, подчеркнули в департаменте информации и печати российского дипломатического ведомства. Официальный представитель МИД России Александр Яковенко сказал журналистам, что процесс совершенствования нормативной основы дальнейшего регулирования в интересах обеих стран практических вопросов, связанных с базированием и функционированием Черноморского флота России на территории Украины, «интенсивно продолжается». Сдержанны пока и в НАТО. «НАТО не имеет какой-то официальной позиции о внутренних проблемах своих партнеров. Это не наша задача — комментировать ситуации, которые государства могут урегулировать самостоятельно. Вопрос Черноморского флота — это двусторонняя проблема Украины и России», сказал недавно глава Центра информации и документации НАТО в Украине Мишель Дюре.

Что касается подписанных соглашений по Черноморскому флоту, то украинская сторона устами министра иностранных дел Анатолия Зленко уже заявила о необходимости инвентаризации части из них на экспертном уровне. В частности, министр считает, что сегодня нужно «посмотреть, в какой мере выполняется то или иное положение этих соглашений».

С точки зрения учета военных аспектов присутствия российского флота, Киев пока ограничивается тактическими шагами. Например, недавно правительство Украины поручило Министерству обороны начать переговоры о разделе радиочастот с Черноморским флотом России. Решение принято для «избежания всех возможных пересечений при использовании специальных частот украинскими и российскими военными». Что же касается подготовки к выводу с территории страны войск иностранного государства, тут рассчитывать на успех гораздо сложнее. Россия не только не готовит новую базу для размещения ЧФ, но, по мнению многих экспертов, приступила к подготовке решения важной стратегической задачи — о пролонгации договора о пребывании флота. Если это случится, в отношениях с НАТО Украине «светит» лишь «особое партнерство», а о полном членстве в альянсе придется забыть. До 2017 года? Или, может быть, еще на 20 или 50 лет? Пока не ясно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК