Возвращаем людям историю, истории возвращаем людей

1 апреля, 2016, 00:00 Распечатать

Первый год на должности руководителя Института национальной памяти я посвятил, прежде всего, институционным изменениям: реформе института, формированию команды, формулированию задач. Переформатировав институт, создав из него инструмент реализации государственной политики, около полусотни мотивированных людей взялись менять и страну. Должен уточнить, что полгода из-за бюрократических трансформаций и обычного (предположим, лишь обычного) сопротивления Системы нас было лишь около двух десятков. Впрочем, надеюсь, что поставленную задачу — чтобы эти трансформации не сказалась на результатах — мы выполнили на максимально возможном уровне.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

 

Первый год на должности руководителя Института национальной памяти я посвятил, прежде всего, институционным изменениям: реформе института, формированию команды, формулированию задач. 

Переформатировав институт, создав из него инструмент реализации государственной политики, около полусотни мотивированных людей взялись менять и страну. Должен уточнить, что полгода из-за бюрократических трансформаций и обычного (предположим, лишь обычного) сопротивления Системы нас было лишь около двух десятков. Впрочем, надеюсь, что поставленную задачу — чтобы эти трансформации не сказалась на результатах — мы выполнили на максимально возможном уровне.

Каково призвание такого учреждения, как УИНП? Мы считаем, что обязаны приложить все усилия, чтобы сформировать общественный иммунитет против нарушений прав человека. Создать предохранитель от тоталитаризма.

Для достижения цели определены два главных направления:

1) очищаем пространство от тоталитарной пропаганды;

2) возвращаем людям историю, истории возвращаем людей.

Год назад Верховная Рада Украины приняла пакет из четырех законов о декоммунизации, разработанный специалистами института, общественностью и народными депутатами.

9 апреля 2015 г. Украина, вслед за европейскими странами, пережившими тоталитаризм, обязалась никогда не повторять тоталитарных практик.

Необходимость декоммунизации воплотилась, наконец, в жизнь, благодаря обновленному после Революции достоинства парламенту. Украинская власть подхватила и институализировала стихийную декоммунизацию. Очередной этап ее (после 1990-х) начался на Евромайдане. УИНП оформил в нормативные акты содержание политики, которую активно разрабатывал в первый год, а значительная часть команды и экспертов из общественности и международных организаций — в течение нескольких предыдущих лет.

декоммунизация_1
Василий Артюшенко, ZN.UA

Направление 1. Декоммунизация — разговор о ценностях

Закон "Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарного режимов и запрет пропаганды их символики" не только осудил режимы и запретил их пропаганду, но и спровоцировал масштабный разговор в стране. Декоммунизация в обществе, которое прошло три Майдана, стала едва ли не самой обсуждаемой реформой. Относительно каждого названия улиц (а таких только в областных центрах почти 2500), относительно более 900 новых названий городов и сел проходили общественные обсуждения. Где-то онлайн, где-то в кругу рабочих экспертных групп, а где-то даже на вече, где граждане не просто ищут новые названия и спорят по поводу старых. По нашему мнению, это первый масштабный разговор о ценностях, о добре и зле, о преступлении и наказании, об уважении к поступкам и творчеству. Что из наследия прошлого достойно увековечения, а что нет? Да, во многих случаях, выбирая "нейтральные" названия, громада отходила от принципа увековечения прошлого в пространстве. Впрочем, негатив это или просто желание начать с чистого листа?

На момент написания этой статьи практически все областные центры страны завершили переименование местных топонимов, 327 населенным пунктам парламент утвердил новые названия. Остальные ожидают рассмотрения.

Замечу, что, хотя в предусмотренный законом срок — в течение полугода до
21 ноября — многие громады не предоставили свои предложения, Институт национальной памяти занял принципиальную позицию: прежде чем подать в Верховную Раду нашу рекомендацию относительно названия, мы, а потом и профильный комитет парламента всякий раз призывали громады определиться самостоятельно. На сегодняшний день так поступили почти две трети громад, и активное их привлечение к этому процессу является важным мерилом реформы.

Конечно, остается некий процент попыток саботажа или обычного разгильдяйства в (не)выполнении законов, но это те из последствий "совка", к преодолению которых путь длиннее, чем просто избавиться от символов пропаганды. Впрочем, страна поднялась и движется по этому пути. И это самый главный итог "декоммунизационного" года.

19 марта 2016 г. в Запорожье демонтирован последний из "центральных" идолов в неоккупированных областных центрах. Накануне город избавился от памятника творцу ЧК—НКВД—КГБ Дзержинскому.

В 2014-м на международной конференции "Как выбросить Ленина из голов украинцев?", организованной Институтом национальной памяти совместно с Посольством Франции и общественными организациями, мы говорили о демонтаже памятников как о первом этапе очищения общества от разрушительных последствий тоталитарного прошлого. По плану он должен закончиться 21 мая 2016 года. И это означает, что пространство, в котором украинцы живут, учатся и работают, будет свободным от тоталитарной пропаганды. Свободным для создания нового. Конечно, сложно говорить об инновациях в "совковых" рамках. Нашей целью было снять эти ограничения, и мы уже на финишной прямой, чтобы ее достичь.

Относительно демонтажа памятников забили в набат искусствоведі, выказывая обеспокоенность по поводу возможной утраты ценных художественных произведений. Но закон обязал органы власти проводить демонтаж цивилизованным способом, а не так, как это происходило во время стихийного революционного "ленинопада" . Поэтому даже небольшая часть действительно ценных произведений, должна найти свое место в музеях. А оставлять их в публичном пространстве демократической страны — все равно, что оставлять свастику на улицах Германии. Представьте себе школьника, который спускается в метро, а на каждой станции ему на глаза попадается свастика, в школу он направляется по улице Риббентропа или Гиммлера, а напротив стоит памятник Гитлеру. Сможет ли он вырасти в таких условиях человеком с устойчивыми демократическими ценностями? Немцы в свое время сказали: "Нет!". Теперь свое "нет" уверенно произнесла Украина.

Направление 2. Человеческое измерение истории

Чтобы критически смотреть на историю, ее надо рассказать. Пока был ограничен доступ к архивам, ограничивался и доступ к фактам. Но только на их основании можно узнать, что происходило с сообществами, где режим пренебрегал правами человека. Не допустить повторения преступлений — задача для всего гражданского общества. Задача института — сделать все, чтобы каждый имел доступ к фактам, на основании которых он будет строить собственные заключения, никем не навязанные, особенно государством.

дек_2
Валерий Милосердов

Поэтому в 2015 г. дан старт системной реформе доступа к архивам. Страна полностью открыла архивы о преступлениях коммунизма и массовых нарушениях прав человека. И теперь каждый гражданин Украины или иностранец, просто написав обращение и имея паспорт, без каких-либо дополнительных документов имеет право и возможность ознакомиться с прежде секретными документами КГБ.

Этот закон был особенно важен для нашей команды не только потому, что он закладывает крепкую основу для постоянного доступа. В свое время, в 2008—2010 гг., мы и без принятия закона смогли открыть материалы КГБ в архиве СБУ. Однако, лишь в одном архиве и только на время, пока на то была добрая воля руководителя службы и соответствующая позиция руководства архива. Все изменилось мгновенно с изменением власти, поэтому в законе мы прописали механизм, который сделает постоянным доступ: в течение двух лет исторические документы, которые до сих пор хранили нынешние СБУ, МВД и прокуратура, будут переданы в Архив национальной памяти. Да, мы еще ищем ресурсы для его создания, но это принципиальная задача. Ведь кто бы ни был моим преемником или директором этого архива, он будет выполнять закон. Хотя бы потому, что у него не будет силового прикрытия, как у действующих офицеров — руководителей архивов. Не будет у него в крови практики звонить по телефону людям с угрозами или полномочий начать уголовное производство только из-за того, что человек работает с документами о Голодоморе, как это было в 2010-м в ситуации со львовским историком Русланом Забилым. Доступ, ранее зависевший от конъюнктуры, воли директора или наличия связей, отныне постоянный и таковым останется.

Закон заработал: интерес граждан к прошлому, лишь по данным Архива СБУ, возрос на 46%. Самостоятельное копирование, например, тайного приговора прадеду или расстрельного списка ЧК — бесплатное. Для сравнения: раньше в некоторых архивах должны были платить по 50 грн за страницу. А это дороговато для граждан страны, тоталитарный предшественник которой лгал людям 70 лет. Таким образом, создав механизм доступа к этой информации, государство возвращает людям историю.

Меняется и календарь праздников: с прошлого года на государственном уровне, так же, как День победы 9 мая, отмечается европейский День памяти и примирения 8 мая.

дек_3
Валерий Милосердов

14 октября — украинский праздник Покрова. Он вернул свое, веками закрепленное значение — День защитника Украины вместо отмененного Дня советской армии 23 февраля. По этому случаю институт создал проект "Воины. История украинской армии" — 24 постера и информационная брошюра об истории украинской армии от Киевской Руси доныне. Главная целевая аудитория проекта — современные Вооруженные силы Украины, поэтому несколько тысяч комплектов переданы в Минобороны.

Возвращая людям историю, важно истории вернуть человека. Сведения о каждом из миллионов жертв тоталитаризма потенциально открыты. Почему потенциально? Есть дела, которых никто не касался десятилетиями. Есть дела, которых уже некому будет коснуться, — режим истреблял целые семьи и старался убить целые народы. Я убежден, что составление мартирологов и возвращение имени каждого погибшего — долг нового демократического суверенного государства. Только там, где помнят погибших, будут те, кто будет защищать живых. Это задачи на десятилетие, но первые шаги по возвращению прошлому человеческих лиц мы уже начали делать.

Украина ввела европейскую и мировую традицию воздавать память павшим в войнах, прежде всего во Второй мировой, без советского милитаристского пафоса, с акцентом на примирении и гуманизме. Объект памяти — человек, а не "народные массы" и "вожди". Сотни тысяч украинцев уже два года подряд 8 и 9 мая прикалывают на грудь символический красный мак в знак своей поддержки новой традиции.

К 70-летию окончания войны Институт национальной памяти инициировал проект, философия которого "Украинцы в рядах объединенных наций победили агрессора". Украина, наконец, не только посмотрела на собственное место и роль в этом мировом противостоянии. На государственном уровне упомянуты первые (1939—1941), "утерянные" советской традицией, годы войны и оказана дань уважения украинцам, волею судьбы воевавшим в разных армиях — Красной, УПА, Войске Польском, Французских, Британских, Канадских вооруженных силах и Армии США. 

Этот же концепт раскрыт в уличной фотодокументальной выставке "Украинская Вторая мировая", впервые представляющей украинское измерение войны: с 1 сентября 1939 г., когда украинцы в составе Войска Польского начали сражение с гитлеровскими агрессорами, до последних выстрелов на Дальнем Востоке — в войне с Японией. В центре внимания экспозиции — прежде всего Украина и роль украинцев в мировой войне. Но самое главное — вклад украинского народа в победу над нацизмом. На всех фронтах — от Атлантики до Тихого океана. Открытая во Львове ко дню начала Второй мировой войны, она посетила многие города Украины, а ее "баннерный" вариант останется в музеях областных центров. В завершение года памяти о войне совместно с партнерами реализован книжный информационный проект "Война и миф. Неизвестная Вторая мировая", в котором 15 историков на основе документов и новейших исторических исследований опровергают 50 главных мифов того периода.

В прошлом году мы наблюдали трогательные сцены гражданского согласия воинов-красноармейцев и воинов УПА, которые не только вместе прибыли на торжества 8 мая в Киеве, но и вместе командировали внуков на войну за свободу Украины — с российским агрессором. Однако примирение внуков состоялось значительно раньше принятия закона — в первых окопах этой войны. Для меня это означает, что не только Украина находит себя истинную, не разделенную манипуляциями коварного врага. Это означает — и я слышал это от воинов с передовой, от наших инвалидов в госпиталях, от матерей и сестер, что и люди верят: государство позаботится о тех, кто отдает жизнь и здоровье за ее свободу, не оставит на произвол судьбы. Да, это внутренний эффект, но его трудно переоценить для морального состояния страны, которая сейчас храбро и преданно стоит в обороне свободы Европы.

Таким моральным актом заботы о героях-защитниках, признанием их вклада и избавлением от советских клише, стало принятие Закона "О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в XX в." и Закона "Об увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939—1945 гг.".

Некоторые западные историки высказывают опасение относительно возможных злоупотреблений в результате действия первого из этих законов. Они безосновательны. Во-первых, закон действует уже почти год, и не было ни одной попытки ограничить академическую свободу. И главное — он не дает такой возможности.

Совместно с общественностью Институт национальной памяти работает над новой редакцией закона о реабилитации жертв политических репрессий, который до сих пор не только содержит советские нормы, но и усложняет или вообще не позволяет реабилитировать тех, кто с оружием защищал независимость Украины.

Голодомор 1932—1933 гг. постепенно становится одной из наиболее исследуемых страниц истории прошлого века. Национальная книга памяти собрала имена почти 900 тыс. его жертв, но важно, чтобы они не терялись за этой страшной статистикой. Прошлогодняя концепция чествования памяти жертв геноцида "Люди правды. Они свидетельствовали о Голодоморе, чтобы мир знал" имела целью восстановление имен тех, кто не боялся говорить и писать об этой страшной трагедии даже во времена, когда это могло стоить жизни.

Зафиксировать человека на фоне общественных сдвигов — такова цель еще одного масштабного проекта Института "Майдан. Устная история", в рамках которого собрано более 600 воспоминаний-интервью, изданы две книги: "Майдан от первого лица" и совместно с польскими коллегами — "Огонь Майдана. Дневник революции". УИНП приобщился к начатому в Запорожье проекту "Устная история российско-украинской войны", в рамках которого 14 октября 2015 г. мы презентовали первую книгу в Киеве.

Эти материалы помогут узнать больше о человеческом измерении событий Революции достоинства и современной войны за независимость с Россией. Они в свое время станут основой для подготовки школьных учебников. Таких, как переведенная Институтом книга для чтения для старшеклассников европейских школ "Чтобы не забыли", созданная в рамках общего проекта организаций и учреждений, вместе работающих в Платформе европейской памяти и совести. В книге собраны 30 историй людей из 16 европейских стран, смельчаков, противостоявших тоталитаризму. Это истории детей, студентов и взрослых, женщин и мужчин, людей различного характера деятельности — крестьян, рабочих, учителей, врачей, инженеров, писателей, художников, политиков, военных, партизан и священников. Это рассказы о людях различных вероисповеданий и культур. В частности Украина представлена историями духовника концлагеря Майданек о. Емельяна Ковча, учительницы Александры Радченко, зафиксировавшей в дневнике ужасы Голодомора, крымскотатарской диссидентки Айше Сейтмуратовой.

Все наши проекты доступны онлайн в удобных для пользователя форматах. Надеемся, это тоже один из шагов, которые возвращают истории людей.

* * *

Работа Украинского института национальной памяти, декоммунизационные законы — лишь составная часть новой политики страны, направленной на необратимость демократических изменений, гуманитарных, экономических и правовых трансформаций. Эта политика — ответ на вызов, который поставила перед каждым украинским лидером государства, политиком и гражданином гибель сотни людей на Майдане, расстрелянных по указанию и силами правительства, казалось бы, демократической страны. Почему ответ тоталитаризму, данный украинской революцией 1991 г., оказался недостаточным? Наша команда и тысячи людей по всей стране думали об этом после убийства журналиста Гонгадзе, накануне и во время Помаранчевой революции, после каждого случая терпимого отношения нашего общества к насилию милиции, коррупции и произволу чиновников. Мы искали эти ответы и самостоятельно, и при участии коллег из демократических стран, вырвавшихся вместе с нами из соцлагеря.

дек_1
Валерий Милосердов

Верю, что наш ответ после Революции достоинства будет вакциной, которая обеспечит иммунитет украинцев против тоталитаризма.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно