Точка невозврата для тоталитаризма

22 мая, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 22 мая-29 мая

Принятие законов о национальной памяти, цель которых — почтить память жертв Второй мировой войны и предоставить правовой статус борцам за свободу Украины, вызвало очередной виток дискуссии на тему исторической памяти. Некоторые высказали сомнения в их целесообразности, а также опасения, что декоммунизация будет проходить "методами коммунизации". Насколько оправданы эти упреки?

 

 

О "ДЕКОММУНИЗАЦИОННЫХ ЗАКОНАХ", ИХ КРИТИКЕ И ЗНАЧЕНИИ ДЛЯ УКРАИНСКОГО ОБЩЕСТВА

Принятие законов о национальной памяти, цель которых — почтить память жертв Второй мировой войны и предоставить правовой статус борцам за свободу Украины, вызвало очередной виток дискуссии на тему исторической памяти. Некоторые высказали сомнения в их целесообразности, а также опасения, что декоммунизация будет проходить "методами коммунизации". Насколько оправданы эти упреки?

В целом отношение к пакету декоммунизационных законов выявило несколько важных проблем в восприятии коммунистического режима. Прежде всего, для значительной части украинцев коммунизм сейчас не является подлежащим отторжению априори. Он воспринимается как нечто, несомненно, малоприятное, но "свое". Это не удивляет, поскольку для многих сограждан "советские времена" — это часть их жизни. Решительное проведение черты вынудит этих людей пересмотреть ее. Возможно, этот "экзамен совести" вычленит много мелких и незначительных, но неприятных для них фактов. Что можно сказать по этому поводу? "Познайте правду — и правда освободит вас". Это будет длительный и небезболезненный процесс. Но — однозначно более легкий, чем обратный.

О чем законы

Закон "Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики" ограничивает публичное отрицание преступного характера обоих режимов, распространение информации, направленной на их оправдание, и изготовление и распространение символики этих режимов. Причины? Закон дает на них исчерпывающий ответ: "признается преступным и проводившим политику государственного террора, которая характеризовалась многочисленными нарушениями прав человека в форме индивидуальных и массовых убийств, смертных казней, смертей, депортаций, пыток, использования принудительного труда и других форм массового физического террора, преследований по этническим, национальным, религиозным, политическим, классовым, социальным и другим мотивам, причинение моральных и физических страданий во время использования психиатрии в политических целях, нарушений свободы совести, мнений, выражения взглядов, свободы прессы и отсутствия политического плюрализма и в связи с этим осуждается как несовместимый с основополагающими правами и свободами человека и гражданина".

Таким образом "пропаганда коммунистического и/или национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов признается надругательством над памятью миллионов жертв коммунистического тоталитарного режима…" 

Давая правовую оценку преступлениям против прав человека периода господства тоталитаризмов на территории Украины и ограничивая их пропаганду, закон предусматривает исключения с целью проведения исследований, изучения истории, а также чтобы отдать дань уважения событиям Второй мировой войны: "Запрет не распространяется на случаи использования символики… на документах государственных органов и органов местного самоуправления (местных органов государственной власти и управления), принятых или выданных до 1991 года; документах, выданных учебными заведениями и науки, предприятиями, учреждениями, организациями до 1991 года; в экспозициях музеев, тематических выставках, Музейном фонде Украины, а также библиотечных фондах на разных носителях информации; в произведениях искусства, созданных до вступления в силу этого Закона; в процессе научной деятельности, в том числе во время научных исследований и распространения их результатов не запрещенным законодательством Украины способом; на оригиналах боевых знамен; на государственных наградах, юбилейных медалях и других знаках отличия, которыми награждались лица до 1991 года, и на протяжении 1991—2015 годов в связи с годовщинами событий периода Второй мировой войны, а также на документах, которые заверяют награждение ими; на намогильных сооружениях, расположенных на территории мест погребений, мест почетных погребений; во время изложения или реконструкции (в частности исторической) исторических событий; в частных коллекциях и частных архивных собраниях; как объектов антикварной торговли".

Согласно духу закона речь идет не только об осуждении на самом высоком уровне тоталитарных практик управления страной, но и о внедрении правовых предупредительных мер против действий которые в конце концов могут привести (и уже привели) к общественным конфликтам и жертвам среди граждан.

Закон "О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ веке" признает борцами за независимость Украины лиц, которые в разных формах принимали участие в такой борьбе в составе органов политической власти и военных формирований УНР, Гетманата, ЗУНР, Директории, микрореспублик, наподобие Команчанской и Гуцульской, Карпатской Украины, повстанческих отрядов, действовавших на территории Украины с
1917-го по 1930 год, УВО, ОУН, УПА, НОРО, диссидентских организаций 1960—1980 гг., всех организаций, которые боролись за независимость Украины или по меньшей мере ставили это своей целью. Правовым следствием их признания является предоставления социальных гарантий членам этих организаций и признание государством их наград и
воинских званий. Государство обязуется изучать историю борьбы за независимость Украины и информировать о ней общество, а также поддерживать и поощрять неправительственные учреждения и организации, которые исследуют историю освободительного движения, рассказывают о нем и способствуют увековечению памяти борцов за независимость.

Закон "Об увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939—1945 годов" ликвидирует советский идеологический конструкт Великой Отечественной войны, который в свое время был закреплен, по аналогии с Россией, на законодательном уровне. А оттуда перекочевал в учебники, награды, празднования. Закон "О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического режима 1917—1991 годов" прекращает практику охраны независимой Украиной тайн тоталитарной системы. Найти ответы на многочисленные вопросы — от конкретных семейных историй до механизмов насаждения советского режима и деформации общества можно будет свободно, не боясь, как несколько лет назад в случае с моим коллегой, уголовного преследования за исследования Голодомора и УПА. 

Игра с огнем

Что же обеспокоило? Высказываются опасения, что это вызовет давление на ученых, критикующих участников освободительного движения. Предостережение второе — ограничение права на публичное высказывание собственного мнения, в частности тех людей, которые уважают советское (нацистское) прошлое и его известных персонажей.

Критики декоммунизационных законов настаивают, что клише о "единой истории", "едином народе" и "великом советском прошлом" нужно считать другой точкой зрения, альтернативной проукраинской парадигме. Парадоксально, но таким образом, осуждая законы и трактуя тоталитаризм как достойную уважения "инакость", они оказываются на стороне своих самых жестоких оппонентов. 

Не меня одну сбивает с толку очевидная двусмысленность ситуации, в которой громким намеком звучит тезис о неравнозначности преступлений нацистского и коммунистического режимов. Этот парадокс точнее всего описал В.Буковский: "Мы до сих пор продолжаем вылавливать старичков [речь идет о нацистских преступниках. — О.И.] по латиноамериканским джунглям, но ужасаемся самой мысли о Нюрнберге над коммунизмом". Историкам трудно не заметить, что процесс денацификации не произошел одномоментно, и прошло время от первых шагов до формирования общественного иммунитета. Почему сегодня декоммунизация, имея этот пример, объявляется наступлением на свободу слова — вопрос открытый. 

Тоталитаризм не отвечает уважением. Тоталитарные структуры если и используют показные демократические нормы и псевдолиберальные заявления, то для того, чтобы захватить контроль над обществом. И поскольку у адептов тоталитаризма нет моральных рамок, в столкновении победа достается именно тоталитаризму. В прямом физическом смысле — тоталитаризм очень быстро захватывает контроль над ресурсами и активно использует силу, чтобы уничтожать всех несогласных.

Потому либеральный принцип "моя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека" в этом случае становится оружием против собственных авторов. Но именно его неосмотрительно предлагается применить к тем, кто исповедует принципы и практики, присущие советскому режиму. Это как довольно общие понятия командной иерархии, навязанной целому обществу, вождизм, регламентация чуть ли не каждого нюанса общественных отношений, "справедливое" распределение благ, так и вполне конкретные репрессии против инакомыслящих, массовые уничтожения людей исключительно на основании принадлежности к определенным общественным слоям или признанию системы взглядов, отличающейся от официальной. Не буду перечислять масштабов разрушительного влияния таких методов просто из нежелания повторяться.

Сандармох и Катынь — ярчайшие примеры из нашей истории. Жертвы Сандармоха верили в грядущую свободу для всех и равные права наций, а убитые в Катыни рассчитывали на то, что Советский Союз будет уважать права военнопленных. Нужны ли еще доказательства того, что играть с тоталитаризмом по правилам либерального мировоззрения, кокетничать с коммунизмом или нацизмом — это ставить под смертельную угрозу прежде всего именно тех, кто исповедует демократические ценности?

Везде, где тоталитаризм трактовали наравне с любым другим мнением (а не преступной практикой), это заканчивалось массовыми казнями и уничтожением интеллектуалов едва ли не в первую очередь. Шансы выжить были только там, где тоталитаризм сталкивался с вооруженным сопротивлением. Западная Украина не переживала голод в 1946—1947 гг. в значительной степени как раз потому, что была территорией деятельности УПА. Можно и должно дискутировать о деятельности УПА, как и любом другом формировании, но имели бы мы возможность вообще вести подобный разговор, если бы ее не было?

Сегодня Украина — посттоталитарная страна, которая борется за свое существование. Потому призывы осудить любое насилие, в частности борцов против тоталитарных режимов, в конечном итоге играют против Украины, заплатившей кровавую цену за толерантность к тоталитаризму.

Психотерапевтический эффект

Россия применяет против Украины как силовые средства, так и пропаганду, которая часто используется для подготовки к силовому сценарию. Не в последнюю очередь благодаря массовой, навязчивой, непрерывной пропаганде большевистский режим в свое время сумел взять Украину под контроль и господствовать над ней вплоть до распада СССР в 1991 году. Чтобы выбрать средства противодействия, прежде всего мы должны знать, кому или чему противостоим. Декоммунизационные законы направлены против сложной и мощной агитационной машины.

Советский Союз, а также претендующая на его наследие Россия, принадлежат к идеократическим структурам. Политика таких государств строится на основе представления о самих себе, сформированном на основании определенной идеи. В случае современной России это — идея "православного государства", "русского мира", который охватывает как минимум границы Советского Союза на 1991 год. Принципиальным является приведение реальности в полное соответствие с идеологическим конструктом, для чего необходим централизованный государственный репрессивный аппарат. Для нас принципиально то, что ни советская "пролетарская", ни российская "православная" схемы не предусматривают существования суверенной демократической Украины.

В наследство независимой Украине остались тысячи граждан — носителей так называемых советских ценностей. А на территории, где влияние советской идеологии было наиболее сильным, сейчас идет война.

Российская — в значительной степени основанная на советской традиции — пропаганда и дальше вызывает глубинную деформацию сознания, что дает о себе знать во всех сферах, от стратегии управления государством до семейного быта. Ее результатом является, например, невероятная инерционность системы при попытке провести какие-либо реформы.

К тому же тоталитарная пропаганда в противоположность уважению к личности и ответственности за собственные поступки, которые лежат в основе европейской цивилизации, навязывает модель, по которой личность прячется за авторитетом власти, а любое проявление личной свободы карается. Пропаганда целится в одну из наиболее уязвимых точек "темной стороны" человеческой натуры — подсознательное желание получать максимум, отдавая минимум. Известные всем конструкты "народных масс", "мудрого вождя", "халявы", "необразованного, зато работяги", которые до сих пор иногда всплывают в нашем сознании, — это следствия целенаправленных пропагандистских атак, подкрепленные маркерами пространства: памятниками вождям, улицами чекистов.

После десятилетий репрессий пропаганда выполняла роль фактора, закрепляющего эффект насилия. Если вспомнить, что и сами репрессии проводились под стук пропагандистской машины, то в определенной степени можно говорить о воспитанном условном рефлексе: как только человек слышит порцию пропаганды, в нем тут же просыпаются навыки выживания в "совковом" обществе и подсознательный страх, побеждающий даже вполне человеческие побуждения.

Испытаниям подверглась и национальная идентичность: несколько поколений украинцев воспитывались в школе, которая не рассматривала Украину как субъект процессов. Следствия такого целенаправленного уничтожения культуры наиболее точно описал Милан Кундера: "Через несколько поколений нация начнет забывать, кем она есть и чем она была. Окружающий мир забудет о ней еще быстрее".

В такой ситуации психотерапевт посоветует изолировать больного от источника, провоцирующего условный рефлекс. В нашем случае более или менее поражена значительная часть общества. Декоммунизационные законы как раз и призваны выполнить роль своеобразной терапии изоляции: вернуть нам умение мыслить категориями личности, ценности отдельно взятой человеческой жизни, чувствовать уважение к правам и свободам, останавливать насилие, договариваться и брать на себя ответственность.

Чтобы это не повторилось

Люди, боровшиеся против тоталитарной системы за свободу и развитие Украины, до сих пор ждали признания и уважения от своего уже независимого государства. А память о тех, кто погиб в борьбе или не дожил до наших дней, заслуживает должного уважения. Это прямая нравственная обязанность государства.

Воздавая им должное, мы не отрицаем факт, что ни одна война не является стерильной, и каждая сторона, участвуя в боевых действиях, совершает насилие. Но основная норма научного этикета историка — это оценивать события в перспективе контекста ситуации, в которой они происходили. А попытки оценивать события освободительной войны первой половины ХХ в., пользуясь системой ценностных координат современного комфортного и упорядоченного мира, — это, по меньшей мере, легкомыслие. Если не интеллектуальное лицемерие.

Критики декоммунизационных законов часто утверждают, что насильственные практики нивелируют героизм, а признание героями тех, кто совершал насилие, портит отношения между народами. Что ж, посмотрим на практику Европы. В глазах поляков героями является Юзеф Пилсудский и бойцы Армии Крайовой. Признают ли их героями россияне, литовцы или немцы? Подобных примеров в европейской истории соседних народов много.

Наконец, само открытие архивов позволит нам всем, прежде всего коллегам-историкам, узнать как о фактах, так и об искажении их пропагандой.

Развенчание коммунистического режима и чествование тех, кто боролся против него, нужны хотя бы для того, чтобы тоталитаризм не вернулся. Попытка жить в мире с наследием тоталитаризма — большой риск. Прежде всего для мира.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 13
  • Сергей Панасенко Сергей Панасенко 29 липня, 14:13 Я не буду вдаваться в этой статье о причинах антисемитизма в Украине и исследовать мировую историю еврейского вопроса. Это потребовало бы новый цикл статей, поскольку тема очень сложна и практически необъятна. В своей сегодняшней статье я поставил себе задачу предостеречь украинское общество от впадения в оголтелый антисемитизм. Более того, каждый украинец, который акцентирует внимание на том, что «сегодня Украиной правят евреи», работает на приход в Украину нового тоталитаризма, и не исключено, что в недалеком будущем этот самый украинец станет его очередной жертвой. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно