Магдебургское право на территориях Левобережной Украины: уроки истории

4 июля, 2014, 17:50 Распечатать

На Левобережье эти нормы, апробированные в Центральной Европе, становятся не столько компромиссом между государственной властью и городской общиной, сколько средством стимулировать развитие старых упадочных городов и создавать новые.

В современной Украине местное самоуправление продолжают воспринимать как своеобразную "милость" центральной государственной власти, которая готова поступиться своими привилегиями. Хотя очевидно, что региональное развитие в государстве происходит вокруг крупных и культурно значимых городов и не всегда вокруг административных центров областей. Примерами таких городов являются Каменец-Подольский, Мариуполь в мирное время, Кременчуг, Умань...

Соответственно, развитие самоуправления в городах стимулирует экономический рост как самого города, так и региона, в котором он расположен. Из истории известно, что местное самоуправление было довольно удачным компромиссом между силовой мощью государственной власти, нуждавшейся в экономической опоре, и общинами, которые и обеспечивали эту опору государству. Наиболее характерный пример — Магдебург. В Магдебургском праве воплощена суть компромисса между государством и городской общиной средневековой Центральной Европы. Магдебургское право дало толчок к возникновению новых городов и экономическому подъему земель Германии, Чехии, Польши, развитию торговли и ремесел. 

Пришло это право и на украинские земли — в начале XVII в. пересекло Днепр и стало продвигаться на Левобережье.

Распространение Магдебургского права на восток связывают с немецкими колонистами, которыми двигала невозможность реализоваться в своих городах (своеобразный экономический Drang nach Osten). Новые города Польши и Галицко-Волынского государства в XIII в., а впоследствии и Великого княжества Литовского открывали для колонистов перспективы. Монархи были заинтересованы в оседании мастеров и создании ремесленных цехов в своих владениях, а потому охотно принимали условия Магдебургского "компромисса" между городской общиной и феодалом как типичную форму отношений между монархом и городской общиной. Литовские уставы в XVI веке устанавливали Магдебургское право для городов как норму, привилегию, предоставляемую монархом. Итак, с колонизацией польско-украинской шляхтой Левобережной Украины Магдебургское право и цеховые привилегии распространяются и на эти территории. Однако на Левобережье эти нормы, апробированные в Центральной Европе, становятся не столько компромиссом между государственной властью и городской общиной, сколько средством стимулировать развитие старых упадочных городов и создавать новые.

С самого начала освоения земель украинского Левобережья польская администрация столкнулась с проблемой господствующего экономического положения Православной церкви. В отличие от городского самоуправления в Центральной Европе, базирующегося на экономической основе и старающегося создавать условия для ремесленного производства, на Левобережье ситуация оказалась иной. Церковь монополизировала контроль над экономикой края и организация общин основывалась на религиозной почве. Господство церкви в экономических отношениях мешало созданию городов как крупных ремесленных и торговых центров. Поэтому польская власть стремилась ослабить влияние православной церкви на городское самоуправление и королевские привилегии, предоставлявшие городам Магдебургское право, и часто требовала, чтобы войтами и другими должностными лицами были католики или греко-католики.

В целом, распространение в Речи Посполитой городского самоуправления обуславливалось нормированием основ судопроизводства для решения вопросов межсословных отношений, а также четкого регламентирования экономических и финансовых взаимоотношений. В Польско-Литовском государстве довольно четко определялось сословное деление и обязательства сословий. Они следовали из концепции западноевропейского разделения людей на тех, кто молится, воюет и работает. Наряду с теми, кто молится, воюет и работает, четко определилось место в социальной пирамиде тех, кто занимается ремеслом и торгует. При этом было ясно определено, чем должна заниматься каждая социальная прослойка. Так, шляхта должна была владеть мечом и холопами, духовенство — молиться, а мещане — заниматься ремеслом, торговлей и промыслами. И, наконец, холопы должны были повиноваться шляхте и обрабатывать ее нивы.

Речь Посполитая обратила особое внимание на мещан как наполнителей бюджета королевства, воеводств и староств. Поэтому необходимо было четко регламентировать межсословные отношения, и это осуществлялось в нелегкой работе над Литовскими уставами. Правда, на украинских землях — с их казачеством, зачаточным состоянием процесса формирования городов на Левобережье и религиозным противостоянием — межсословные отношения регламентировать было чрезвычайно сложно. Казачество не желало воспринимать государственные нормы и соблюдать их. После монголо-татарского нашествия XIII в. и упадка городов на Левобережье пришли в упадок и традиции городского самоуправления, которые заменила церковная община. Все это предопределяло сложные межсословные отношения в городах. В частности, согласно Третьему Литовскому уставу 1588 г., шляхтич, который оседал в городе и занимался ремеслом или держал кабак, не имел права пользоваться родовыми привилегиями. Однако шляхта в городах фактически чинила произвол, пользуясь привилегиями явочным порядком и не подчиняясь нормам городского самоуправления. Здесь видим параллель с современностью, когда отдельные коммерческие структуры, имея прикрытие в органах государственной власти, совершенно не обращают внимания на органы местного самоуправления.

Регламентирование государством экономической деятельности ремесленников и торговцев предусматривало нормирование таможенного дела. Третьим Литовским уставом 1588 г. король Речи Посполитой Сигизмунд III Ваза унормировал таможенное дело, запретив вводить пошлины, кроме уже введенных на момент составления устава и пошлин, устанавливаемых королем. Магдебургские привилегии определяли исчерпывающий перечень налоговых и других обязательств мещан перед королевской администрацией, а некоторые наиболее тяжелые, а именно сторожевую, подводную повинности, вообще отменяли. Однако на мещанах оставалась воинская повинность, а именно — выступать ополчением в случае военного похода. И они шли под своим собственным флагом в составе подразделения, которое формировал староста (королевское административное должностное лицо, владевшее замком). Также мещане должны были по призыву старосты выходить на военный сбор к замку. Командовал городским ополчением войт.

Городское самоуправление в Украине в XVII в. играло ключевую роль для концентрации населения в городах. Итак, Польская корона располагала там довольно многочисленным военнообязанным контингентом, который, к тому же, должен был сам себя вооружать. Так возникали укрепленные города — оборонительные опорные пункты. Кроме того, городская локация создавала хорошие условия для эффективного сбора налогов, потому что у тамошнего населения доходы были значительно выше, чем в сельской местности, да и технически это было легче делать на локализованной территории. Городское самоуправление давало возможность старостам получать необходимую продукцию в надлежащем количестве. Обязательство поставлять ее в замок возлагалось на городские цеха. Таким образом, внедрение городского самоуправления на основе Магдебургского права было своеобразной формой взаимовыгодного партнерства между ремесленниками и купцами городов и феодально-королевской властью.

Руководителем городского самоуправления был войт, которого в городах украинского Левобережья либо назначал король, либо выбирала община, а уже потом утверждал король. Должность войта была преимущественно пожизненной. Хотя постепенно города получили возможность выкупить войтовство, и тогда должность становилась выборной. Войты имели право на часть налогов, поступавших в городской "сундук", и судебного сбора, а в украинских городах получали от старосты пожалования на волоки, то есть земельные наделы для организации поместий. Судопроизводство в городах осуществляла Лава, которая состояла из избранных мещанами пожизненно лавников, а возглавлял ее войт. Лаве были подсудны все проживающие в городе, в том числе и шляхта. Собственные суды имели также и цеха, которым были подсудны члены цехов в хозяйственных делах и за мелкие проступки. Наиболее тяжкие преступления были подсудны в основном Лаве или замковому суду, который возглавлял староста или воевода. На решения судов цеховых и Лавы можно было апеллировать к старосте, а затем и к королю.

Своеобразным исполнительным комитетом города был совет магистрата, в который входили райцы, или райтманы, то есть люди совета. Компетенцией райцев было обеспечивать соблюдение законодательства, нормирование деятельности цехов, благоустройство и застройку города и т.п. Возглавлял городской совет войт.

Для развития города формировался фонд (бюджетом его назвать сложно), который назывался "сундук". В "сундук" поступали торговые пошлины от привозных товаров, весовая и померная от веса и меры, мостовая, доходы от бани, заводов, которые были в собственности города. Наконец, в "сундук" поступали налоги с доходов ремесленников и купцов. На эти средства в городе должны были построить и содержать ратушу с часами, персонал магистрата, обеспечивать всем необходимым делопроизводство. Также города за свой счет строили постои для купцов (часто разные для купечества своего и иностранного), склады, в которых обязывали размещать свои товары купцов, и др. Нередко Магдебургская привилегия предусматривала для города право строить мельницу, винокурню, кирпичный завод, воскобойню и другие хозяйственные объекты, которые давали городу прибыли. В мельницу везти молоть зерно обязывали как мещан, имевших хозяйства, так и крестьян из окрестных сел.

Важным источником доходов в городах были ярмарки, проводившиеся в многочисленные католические и православные праздники. На ярмарках ремесленникам других городов разрешалось торговать без обязательства согласовывать право на торг с цехмистром соответствующего цеха. Ярмарочники должны были платить ярмарочный сбор в городской "сундук", а староста получал от торговцев таможенные сборы — дорожный, мостовой и т.п. Кстати, Литовские уставы возлагали на старосту обязательства содержать на таможенные сборы дороги и мосты в надлежащем состоянии. В случае же если перевозчик груза из-за аварийности дорог или моста нес убытки, он имел право на получение компенсации от ответственного феодала.

Актами о предоставлении Магдебургского права, а также цеховыми привилегиями городскому самоуправлению предоставлялись многочисленные права. В частности, городские жители и жители близлежащих сел не могли вести ремесленную деятельность вне цеха. Так же ремесленники других городов не имели права реализовывать свою продукцию в городе, если не получили разрешения цехмистра соответствующего цеха. Это стимулировало к соблюдению цеховых правил и было своеобразным аналогом лицензирования деятельности, чтобы избежать появления на рынке контрафакта. На нарушителей налагали взыскания, которые прописывались в привилегиях, предоставленных цехам королем или воеводой. В основном это была уплата штрафа или конфискация товара. Полученные суммы и товар шли и в пользу замка, и цехового "сундука". Часто ради защиты местных ремесленников от конкуренции купцам и ремесленникам из других городов разрешалась исключительно оптовая торговля.

Особое место занимали привилегии цехов и мещан на варку пива, вина и водки. Этой привилегии мещане держались вплоть до начала XIX в.

Магдебургское право несло на украинские земли традиции культуры социальной гармонии, принципиально новую философию организации общества, хозяйствования. Эта традиция заложила основы экономического подъема украинских земель, трудовой дисциплины и социальной ответственности. Опыт действия Магдебургского права на украинских землях в первой половине XVII в. показывает экономическую целесообразность его внедрения. Благодаря самоуправлению увеличивалась местная налогово-фискальная база. Кроме того, развитие самоуправления дает возможность максимально учитывать ключевые культурные и ментальные особенности регионов Украины, не перенося их на общегосударственный уровень.

Развитие местного самоуправления в современной Украине, по опыту распространения Магдебургского права в XVII в., открывавшего городам новые перспективы торговых отношений с другими, в частности и иностранными, городами, будет способствовать имплементации украинских городов в процесс европейского сотрудничества на уровне муниципалитетов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно