Год перемен

27 марта, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 27 марта-3 апреля

Можно спорить, достаточно ли года для серьезных изменений даже в отдельной сфере общественной жизни. Но уверен: его точно достаточно, чтобы начать реформы. Более того, именно первый год, преисполненный особой энергии неофита-руководителя, который не всегда понимает, что делает невозможные вещи, дает уникальную возможность заложить необратимые изменения.

 

КАК ВЫВЕСТИ СТРАНУ ИЗ ПРОШЛОГО В БУДУЩЕЕ

"Я сделал все, что смог, кто может, пусть сделает лучше", — такой фразой заканчивали свою отчетную речь римские консулы, передавая полномочия преемнику после года службы. 

Хотя я сейчас не собираюсь становиться "папередником", воспользуюсь ею, чтобы подытожить год работы на должности руководителя Украинского института национальной памяти. Можно спорить, достаточно ли года для серьезных изменений даже в отдельной сфере общественной жизни. Но уверен: его точно достаточно, чтобы начать реформы. Более того, именно первый год, преисполненный особой энергии неофита-руководителя, который не всегда понимает, что делает невозможные вещи, дает уникальную возможность заложить необратимые изменения.

Если говорить не об абстрактном годе, а о конкретном отрезке времени с марта 2014 г., получим дополнительные благоприятные факторы. И, как ни странно, они звучат почти так же, как причины, которыми политики часто обосновывают отсутствие реформ, — это революция и война. Первая выявила готовность общества меняться, настолько мощную, что люди защищали Майдан как инструмент перемен даже ценой своей жизни. Вторая причина поставила всю страну перед простым выбором — измениться или исчезнуть.

26 марта 2014 г., после представления меня в качестве нового руководителя коллектива, краткой презентационной речи и ответов на вопросы присутствующих, я, наконец, остался сам в просторном кабинете руководителя института. В душе боролись разные, даже противоположные, чувства — триумфа и страха.
С одной стороны, получил то, к чему давно стремился, — создать институт предлагал со времен Оранжевой революции, потом пытался спасти учреждение от попыток ликвидировать в период режима Януковича, противостоял его профанации под руководством директора-коммуниста. С другой — прекрасно понимал взятый на себя груз ответственности.

Победа иногда является большим вызовом, чем поражение. Проигрыш переживать трудно: тебя останавливают на взлете, нереализованный потенциал кажется безграничным, столько всего можно было бы сделать, если бы не... Важно не сломаться, сохранить достоинство, силы для следующей попытки. Но победа может быть еще более жестокой. Она лишает возможности спрятаться за сослагательным наклонением "вот если бы, я бы тогда", четко определяет пределы твоего потенциала. Проявить себя в полную силу — уже не просто призрачный шанс, это требование, которое должно быть реализовано здесь и сейчас.

Но цель этой публикации — ознакомить читателя не с философскими рефлексиями, а с конкретными примерами сделанного, чтобы дать возможность оценить, насколько мне удалось воспользоваться полученным шансом. Буду говорить об изменениях в двух одинаково важных плоскостях — формы и содержания. Лучше всего их заметить, если попробовать сравнить то, что было, с тем, что получили за год.

Итак, начнем. Статус Украинского института национальной памяти.

Было: научно-исследовательское учреждение, находящееся в управлении Кабинета министров Украины.

Стало: центральный орган исполнительной власти, деятельность которого направляет и координирует Кабинет министров Украины.

Что это означает, заметно из целей.

Было: научное и аналитическое обеспечение формирования государственной политики по вопросам национальной памяти.

Стало: реализация государственной политики в сфере восстановления и сохранения национальной памяти украинского народа.

Прежний институт должен был лишь осуществлять научное сопровождение государственной политики национальной памяти, нынешний стал главным инструментом ее формирования и воплощения. Во времена Януковича такого инструмента не было — он был не нужен, ведь не было государственной политики национальной памяти. В Украине реализовывалась российская политика памяти, направленная на реабилитацию советского прошлого. Так что УИНП превратили в синекуру, которая, в лучшем случае, дублировала функции академических исследовательских институтов (истории, археографии и др.). Это прекрасно демонстрирует структура образца 2011 г. Для понимания сути изменений сравним ее с новой.

Было:

1. Отдел исследования теоретических и прикладных проблем национальной памяти.

2. Отдел исследования влияния государствообразующих и цивилизационных процессов на формирование национальной памяти.

3. Отдел исследования международных, этнонациональных и региональных факторов национальной памяти.

4. Отдел исследования влияния на национальную память социальных и духовно-культурных факторов.

5. Отдел исследования исторических трагедий народов Украины.

Стало:

1. Управление научного обеспечения политики национальной памяти:

— научный отдел;

— отдел анализа региональных особенностей и политики в отношении национальных меньшинств.

2. Управление институционального обеспечения политики национальной памяти:

— отдел учета и сохранения мест памяти;

— отдел музейного дела;

— сектор архивных фондов.

3. Управление популяризационно-просветительской работы:

— отдел популяризации;

— отдел организации памятных мероприятий;

— сектор методической работы.

4. Отдел правового обеспечения и законотворческой работы.

Очевидно, для выполнения новых задач, отраженных в структуре, институт нуждается в значительно большей команде. Однако, учитывая социально-экономические проблемы страны, его штатную численность не увеличивали — 70 человек.

Зато произошли важные изменения в финансировании института. Бюджет его содержания оставался почти на том же уровне, что и раньше.

Было: 5543000 грн.

Стало: 5496000 грн.

Но впервые за пять лет институт получил серьезное финансирование, направленное не только на его существование (зарплату и коммунальные расходы), но и на деятельность.

Было: 0 грн.

Стало: 5000000 грн.

Разница в формате и задачах института сказалась на отношениях с зарубежными партнерами. В прошлом году УИНП наладил сотрудничество с польским Институтом национальной памяти, чешским Институтом исследований тоталитаризма, Французским институтом, посольством Латвии в Украине, Фондом Конрада Аденауэра, Международным фондом "Возрождение". В ноябре 2014 г. стал членом Европейской платформы памяти и совести, которая объединяет 47 правительственных, академических и музейных учреждений из 18 стран. Для сравнения — Валерий Солдатенко в своем отчете от 2011 г. демонстрировал совсем другой вектор внешнеполитического сотрудничества: "Научные ориентации и шаги руководства УИНП находят понимание и поддержку руководящих научных исторических кругов России, сосредоточенных, в частности, в Институте российской истории, Институте общей истории, Институте Европы и Институте славяноведения Российской академии наук, Московском государственном университете им.М.Ломоносова".

Попытка посмотреть на содержание работы в режиме "было-стало" нереальна, ведь это сравнение километра с килограммом. Раньше институт сосредоточивался исключительно на научной работе. Ее результатом стали издания (наподобие таких как "Национальная и историческая память: словарь ключевых терминов", "Национальная и историческая память. Политика памяти в культурном пространстве") и конференции (например, "Национальная память: социокультурное и духовное измерения", 25 октября 2012 г.; "Государство и общество: партнерские отношения в условиях глобальных вызовов", 2 ноября 2012 г.) Здесь не место для расширенного анализа их содержания, отмечу лишь, что тиражи изданий составляли сотню экземпляров. Конференции в основном проходили непосредственно в кабинете директора и насчитывали два-три десятка участников... Директор не забывал, что оказался в этом кабинете благодаря поддержке коммунистической партии, поэтому, вполне в советском стиле, иногда проводились мероприятия, посвященные деятельности красных партизан. 

Главной целью работы нового института стало построение общественного иммунитета против нарушений прав человека, противостояние попыткам вернуть тоталитарные практики и информационные атаки внешнего агрессора, который хочет сделать нас заложниками искаженного пропагандой прошлого.

Главными направлениями являются преодоление тоталитарного прошлого (десоветизация), открытие и популяризация украинской истории, фиксация в национальной памяти новейших событий — Майдана и войны с Россией.

Учреждения с аналогичными УИНП функциями, а часто и названием, создавались в странах Восточной Европы почти сразу после падения коммунизма. Украина очень опоздала с этим, но сейчас у нее есть возможность учесть их опыт. Поэтому в течение года проводились мероприятия (конференции, круглые столы) с привлечением экспертов из Польши, Чехии, Германии, Литвы, Латвии. Работники украинского учреждения посетили польский Институт национальной памяти и чешский Институт исследований тоталитарного режима. Самым масштабным мероприятием в контексте анализа опыта посткоммунистической трансформации стала международная конференция "Как избавиться от Ленина в головах украинцев", проведенная с Французским институтом и Европейским форумом для Украины. Участие в ней приняли эксперты из Франции, Чехии, Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, Грузии и России.

Такие встречи позволили наработать конкретные механизмы преодоления тоталитарного прошлого. В практической плоскости зарубежный опыт использован, в частности, в процессах переименования улиц, связанных с коммунистическим прошлым, инициированных УИНП. С прошлого года города Украины стали постепенно избавляться от следов тоталитаризма на своих картах. В Киеве, где сотрудник института является членом специально созданной комиссии, уже переименовано 13 улиц и подготовлены материалы для изменения названий еще 15. Чтобы ускорить эти изменения, а также избавиться от многочисленных памятников деятелям советского режима, институт подготовил специальный закон, который, надеюсь, скоро будет поддержан парламентом.

Важный элемент формирования новой политики национальной памяти — работа над календарем исторических дат. Наши работники, совместно с народными депутатами, членами комитета по вопросам культуры и духовности, проработали календарь памятных дат, которые будут отмечаться в 2015 г. на государственном уровне. В феврале нынешнего года его одобрила Верховная Рада.

По инициативе института указом президента в прошлом году установлен новый праздник — День защитника Украины, который будет отмечаться 14 октября, на праздник Покрова, связанный с историей Руси, казачества и УПА. В марте специальным законом его утвердили как государственный. Украина, наконец, отказалась от советского Дня защитника Отечества 23 февраля.

С участием института разработаны указы о 1000-летии со дня смерти князя Владимира в текущем году и 150-летия Михаила Грушевского в следующем. Накануне важных исторических дат институт предоставляет органам власти, местного самоуправления и СМИ методические материалы (между собой мы их называем "нагадайками"), содержащие краткую историческую справку о событии, перечень наиболее важных научно-популярных публикаций и фильмов, список ученых, которые являются специалистами по теме. Для выработки общего видения государственных праздников, дней памяти и празднования важных для страны юбилеев готовим специальный закон.

Важным элементом десоветизации стало прошлогоднее празднование Дня победы. В прошлом году Украина впервые вспоминала павших во Второй мировой одновременно с Европой. Чествование проходило в течение двух дней — 8 и 9 мая. В первый день провели акцию "Первая минута мира", приуроченную к годовщине капитуляции нацистской Германии. Начали переход от советских к европейским традициям празднования этого события: от Дня Победы ко Дню памяти и примирения. Еще одной новинкой стало использование новой символики — красного мака (символа и европейского, и украинского) вместо советско-российской "георгиевской ленты". С этого
года 8 мая стало официальным Днем памяти и примирения.

Для того чтобы окончательно избавиться от советского влияния на эти праздники, подготовлен проект закона "Об увековечивании победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939–1945 годов", который, наконец, заменит действующий закон "Об увековечении победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов", который приняли в 2001 г., полностью повторив российский закон 1996 г.

Кроме отказа от сталинского определения "Великая Отечественная война" институт обосновал необходимость заменить термин "освобождение от нацистских захватчиков" на "изгнание нацистских оккупантов", ведь использование первого из них имело целью скрыть, что после 1944 г. Украина и дальше находилась в неволе, под властью другого тоталитарного режима — коммунистического.

Следующая важная задача аналогичных УИНП институтов в Европе — популяризация истории своей страны. В нашем государстве ее необходимость усиливается тем, что более половины наших граждан — это люди, которые получали образование в советское время, а, значит, никогда не изучали историю Украины. Публичное образование охватывает публикацию и распространение научно-популярных исторических статей и книг, проведение выставок, презентаций, других мероприятий для общественности и медиа. Среди важнейших проектов, начатых в прошлом году, следует упомянуть "Наш Крым" — серию публикаций о попытках соседнего государства превратить Крым в российский регион. Статьи по истории полуострова с конца XVIII до конца XX в. публикуются параллельно на сайте института и на странице популярного портала "Историческая правда".

В прошлом году в ноябре в Киеве к очередной годовщине Голодомора представлена новая фотодокументальная выставка "Сопротивление геноциду", которая рассказывает о массовых крестьянских восстаниях накануне 1932 г. На днях ее открыли в освобожденном от террористов Славянске Донецкой области. Именно с этого города стартует всеукраинский тур.

Информационная кампания этого года по случаю 70-летия окончания Второй мировой войны началась в январе с открытия в Музее Великой Отечественной войны экспозиции "Аушвиц: украинское измерение". Фотографии, документы, свидетельства рассказывают об украинцах — узниках и освободителях самого ужасного из нацистских концлагерей.

Начаты два постоянных формата — кинолекторий (просмотр исторического документального фильма и обсуждение его с авторами и историками) и площадка для актуальных дискуссий на исторические темы "(Не)усвоенные уроки прошлого".Мероприятия проходят раз в месяц и посвящены датам, отмеченным в историческом календаре. Места встреч разные — университеты, музеи.

Впрочем, главная цель этого направления работы института — сделать все, чтобы каждый имел доступ к фактам, на базе которых будет делать собственные выводы, не навязанные никем, особенно государством. Согласно рекомендациям Совета Европы, открытие архивов является "необходимым условием предотвращения возврата к идеологиям, которые привели к массовым нарушениям прав человека в ХХ в."

Совместно с Центром исследований освободительного движения институт завершил разработку законопроекта "О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917–1991 годов". Институт должен принять документы коммунистических спецслужб, которые до сих пор хранятся в силовых и правоохранительных органах современного украинского государства — СБУ, МВД, СВР. Так некогда тайные архивы станут базой источников для изучения прошлого и развенчания мифов советской эпохи.

Запуская эту работу, мы имели возможность воспользоваться опытом институтов, которые около 20 лет активно действуют в странах Европы. Но в последнем направлении — фиксация в национальной памяти событий Революции Достоинства и войны на Востоке — мы уже не могли воспользоваться их наработками, поскольку вышли за рамки обычной компетенции такого рода учреждений. Однако считаем такую работу чрезвычайно важной, и не только потому, что уже сейчас всем понятна историческая значимость этих событий. Мы уверены, что именно на новейших примерах героизма, невиданной до сих пор консолидации общества ради защиты своего государства будут воспитываться будущие поколения патриотов, ответственных граждан своей страны.

Таким образом, в рамках начатого проекта "Устная история Майдана" мы записали уже более 300 интервью участников Революции Достоинства. Все они будут храниться в специальном архиве. В конце года часть собранных воспоминаний будут изданы совместно с польской исследовательской организацией "Карта". В перспективе мы планируем использовать их в экспозиции Музея Майдана/Музея Свободы, над началом которого тоже начали работать в прошлом году, в частности институт стал соорганизатором выставки "Творчість свободи (р)еволюційна культура Майдану" в Музее Ивана Гончара.

Мы понимаем, что сбор воспоминаний нынешних воинов мы сможем полностью развернуть лишь после завершения боевых действий, но и этот проект стартовал и наполняется уникальными для историков материалами. Для увековечивания памяти погибших солдат институт разработал специальные рекомендации органам власти и местного самоуправления. Их реализацией стало открытие памятных таблиц, в частности на помещениях школ, в которых учились герои (на конец 2014 г. открыто 124 мемориальные таблицы), переименование улиц в честь павших. В областных центрах на кладбищах создаются специальные секторы военных погребений. 

Действуя по правилу "только там, где помнят погибших, есть те, кто защищает живых", мы заботимся о чествовании людей, которые оружием, словом и делом отстаивали свободу украинцев в ХХ в. Разработанный нами законопроект "О правовом статусе и чествовании памяти участников борьбы за независимость Украины в ХХ веке", представлен на рассмотрение правительства. И, надеюсь, в ближайшее время будет внесен в парламент. Тем временем мы работаем над обновлением закона о реабилитации жертв политических репрессий, ведь соблюдение прав человека без восстановления справедливости в отношении жертв преступлений невозможно.

Так что изменений в институте трудно не заметить — он стал другим по форме (статусу, структуре) и содержанию (направлениям работы). Это произошло благодаря людям, которые в нем работают, которые являются источником перемен. Хотя нам очень трудно — во время реорганизации структуры уволилось большинство работников предыдущего учреждения, привыкших работать в формате академического заведения. С сентября прошлого года вместо 70 сотрудников в институте работало 12! С того момента по февраль, пока бюрократия не формализовала УИНП как орган государственной власти, я не получал зарплату. С января ее не получали остальные сотрудники. Однако все работали так, чтобы никто не заметил этих трудных процессов внутренних изменений. Ведь мы хотели и хотим изменений в стране.

Я уверен, что потенциал наших граждан точно не хуже, чем у "варягов", которых приглашают на государственному службу. И есть одно бесспорное преимущество — вера в себя и свою родину. Мы создаем дом для себя и последующих поколений.

Украинский институт национальной памяти очень изменился за этот год. Так же, как очень изменилось и все государство. Трудно сказать, насколько стремление переосмыслить прошлое, избавиться от бремени тоталитаризма (наиболее выразительным символом которого является непрерывный "ленинопад") спровоцировано работой института, а насколько, наоборот, успехи института обязаны этому общему стремлению к изменениям. Мне кажется, что лучшим описанием синергии первого и второго будет пример парусника. Общественное настроение — это ветер перемен. Институт же поднимает парус, чтобы вывести страну из прошлого в будущее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно