ЯДЕРНАЯ ЭНЕРГЕТИКА: В СВЕТЕ РАСШИРЕНИЯ ЕС И В ТЕНИ ЧЕРНОБЫЛЯ

14 мая, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 14 мая-21 мая 2004г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Выстраданное расширение ЕС в восточном направлении по времени почти совпало с очередной, 18-й, годовщиной аварии на Чернобыльской АЭС...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Выстраданное расширение ЕС в восточном направлении по времени почти совпало с очередной, 18-й, годовщиной аварии на Чернобыльской АЭС. В том, что в этом совпадении есть нечто символическое, авторы британского журнала The Economist не сомневаются. Вот только смысл этой символики разгадать не так-то просто.

Действительно, готовность, с которой в большинстве западноевропейских стран были заморожены ядерные программы, во многом объясняется психологическим эффектом чернобыльского атома, оказавшегося далеко не таким мирным, как его привыкли изображать. Впрочем, едва ли не в половине стран - «старых» членов ЕС - ядерных программ (в некоторых случаях уже) нет вообще. Это Австрия, Греция, Дания, Ирландия, Италия, Люксембург и Португалия. Из остальных «старичков» - Бельгия, Нидерланды и Швеция - решили свои ядерные программы постепенно закрыть и перейти на другие, более безопасные источники энергии. Формально к ним присоединилась и Испания. На противоположном полюсе ЕС накануне расширения оказались Франция с ее стойкой приверженностью ценностям атомной энергетики, и Финляндия, совсем недавно сумевшая провести через парламент решение о строительстве нового ядерного реактора. В несколько подвешенном состоянии оказались Великобритания и Германия, которые имеют на своей территории отнюдь не единичные ядерные реакторы, но не слишком стремятся развивать атомную энергетику в дальнейшем.

Иными словами, даже в пределах «старого» ЕС особого единодушия по поводу стратегии развития атомной энергетики не наблюдалось. Более того, судьба ЕВРАТОМА, созданного в 1958 году для поддержки и развития ядерных технологий, оставалась совершенно неясной. В отличие от договора об образовании Европейского объединения угля и стали (1951 год), который, собственно, и положил начало ЕС и срок действия которого истек в 2002-м, период функционирования ЕВРАТОМА изначально оговорен не был. Упразднить его через те же 50 лет, в 2008 году - задача нехитрая. Знать бы только, чем его заменить. Тем более, с учетом того ядерного «наследства», которое принесли с собой новые члены ЕС.

После присоединения к «союзу пятнадцати» десяти новых членов количество ядерных реакторов на территории ЕС увеличилось на 18 единиц - с 218, по данным на 2002 год (правда, не все из них являются сейчас действующими). Еще не так давно в отношении «новичков» «старожилы» занимали достаточно жесткую позицию - «советские» реакторы, пусть даже не того типа, что и чернобыльский, должны быть закрыты. В некоторых случаях эти требования были выставлены в качестве условия вступления в ЕС. Неудивительно, что многие страны как из нынешней волны расширения, так и из предстоящей, на выполнение этого требования соглашались. Пусть и не всегда добровольно.

Однако сейчас, похоже, ситуация может измениться кардинальным образом. Некоторые страны из тех, что недавно стали членами ЕС, - например, Литва - уже начали заявлять о своем несогласии с необходимостью закрыть действующие на своей территории ядерные реакторы. Случай с Игналинской атомной электростанцией действительно является особым. Как свидетельствуют многочисленные эксперты, после проведения фундаментальных модернизаций два реактора этой АЭС, относящиеся к типу РБМК (то есть «чернобыльскому») по своей надежности и безопасности практически не уступают лучшим западным образцам. Но дело даже не в этом. Обещание досрочно закрыть два реактора ИАЭС, дать которое литовцев практически вынудили, полностью лишит их возможности самостоятельно удовлетворять свои потребности в электроэнергии. А также, как отмечает кандидат в президенты, временно исполняющий обязанности главы сейма Чесловас Юршенас, лишит Литву «статуса ядерного государства» и «приличествующего» этому статусу «квалификационного сертификата о наличии соответствующего интеллектуального, научного и технического потенциала». Ну и, конечно, поставит национальную экономику в полную зависимость от экспорта энергоносителей, в основном российских.

Первый реактор ИАЭС Литва обязалась закрыть до конца 2004 года. Второй - в 2008-м. Рассматривается вероятность строительства нового ядерного реактора, однако вступить в строй раньше 2015 года он не сможет даже при самом благоприятном развитии событий. Поэтому Литва всерьез вознамерилась продлить срок действия уже существующих реакторов хотя бы до этого срока, ведь по заключениям экспертов, им вполне «по силам» протянуть еще лет 15-20. Тем более что в остальных странах ЕС даже после закрытия «проблемных» реакторов атомная энергетика «под корень» не подрубается.

Собственно, прецеденты закрытия вполне дееспособных, достаточно безопасных ядерных реакторов в ЕС уже есть. В 1999 году ядерный блок «Берсебек-1» был закрыт шведским правительством исключительно под давлением «безъядерной» Дании. Однако повторить подобный «маневр» в дальнейшем европейским странам не удалось. Даже с учетом различной «весовой» категории игроков. Так, Австрия, в свое время серьезно озабоченная планами Чехии построить в Темелине новый атомный реактор «советского» образца (даже не «чернобыльского» типа), даже грозила «в случае чего» заблокировать принятие Чехии в ЕС. Однако в дальнейшем от подобной политики австрийские власти решили отказаться.

Причин подобной «смены ядерной ориентации» несколько. Прежде всего это, конечно, продолжающееся увеличение цен на нефть, стремительный рост потребления электроэнергии, а также желание обрести энергетическую независимость как от стран Ближнего Востока, так и от России. Важную роль играет и социальный фактор: сейчас на европейских АЭС занято почти полмиллиона высококвалифицированных работников. Однако гораздо громче звучат голоса представителей тех западноевропейских компаний, которые всерьез рассчитывают на крупные контракты по модернизации «постсоветских» реакторов или даже по строительству новых. Это, в первую очередь, норвежская Aker Kvaerner, объявившая о создании совместного предприятия с британской Spescom, а также британская BNLF/Westinghouse и французская Areva.

Не менее важным фактором является существенное увеличение потребления газа и угля, вызванное отказом от атомной энергетики, и связанное с этим повышение эмиссии парниковых газов. Как заявила недавно Лойола де Паласио, курирующая в ЕС вопросы транспорта и энергетики, ЕС может либо отказаться от атомной энергетики, либо стремиться к выполнению условий Киотского протокола - одновременно достичь этих целей Европа не в состоянии. И пусть вероятность реализации Киотского протокола выглядит все более сомнительной, ЕС считает свои обязательства по сокращению выбросов парниковых газов безусловными. А, как известно, 94% выброса углекислого газа приходится именно на энергетический сектор. И переход на возобновляемые источники энергии, за который так ратуют «зеленые», в массовом порядке и в ближайшее время не предвидится, а значит, с точки зрения экологии альтернативы атомной энергетике пока нет.

Зато весьма болезненным остается вопрос финансирования АЭС. Стоимость киловатта установленной мощности на самых современных реакторах может достигать 1500-2000 долл., тогда как угольные электростанции дают величину в 1000 долл., а газовые и того меньше. При этом 75% всех расходов по строительству и эксплуатации АЭС (за исключением ее закрытия) приходится оплачивать «наперед», а в случае с «традиционными» электростанциями этот показатель составляет лишь 25%. Не случайно поэтому атомная энергетика наиболее развита в странах, экономику которых лишь условно можно отнести к рыночной, а также в тех, где возможно щедрое субсидирование ядерных реакторов.

Самое яркое и, пожалуй, самое своевременное исключение - строительство нового реактора на финской АЭС. Для финансирования этого проекта, стоимость которого оценивается в 3,6 млрд. долл., была создана коалиция из 60 финских компаний под названием TWO. Для начала они заключили контракты на покупку электроэнергии в объеме 1600 мегаватт, чем устранили один из главных рисков данного мероприятия. 25% стоимости реализации проекта были покрыты за счет приобретения акций и предоставления субординационного займа. Остальная сумма покрыта за счет коммерческого кредита. При этом на основных реализаторов проекта - компании Areva и Siemens - возложены очень строгие обязательства по соблюдению как временных, так и финансовых рамок. Если этот проект окажется успешным, то, возможно, тень Чернобыля отныне не будет довлеть над атомной энергетикой объединенной Европы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК