Уроки кредитования из Турции

1 февраля, 2013, 20:35 Распечатать Выпуск №4, 1 февраля-8 февраля

В конце 2010 г. турецкий центробанк реализовал ряд нетрадиционных мер, направленных на обуздание потоков капитала и, в конечном итоге, роста кредитования. Эти меры, как и более поздние, могут дать три ценных урока странам, которые захотят возродить кредитную активность.

В Турции, как и в Украине, уже достаточно давно действует запрет на кредитование частных лиц в валюте. Такая заградительная мера была принята у нас с той же целью, с которой ее вводил и Национальный банк Украины, — снизить валютные риски для частных заемщиков, которые могут пострадать от девальвации лиры.

В то же время корпоративному бизнесу в Турции, как и в Украине, валютные кредиты
все еще доступны. Причем независимо от того, имеют ли компании-должники валютную выручку или нет. Однако высокие валютные риски и зависимость платежного баланса от поступлений по финансовому счету уже заставляют экспертов обсуждать необходимость ограничения валютного кредитования для бизнеса. И хотя ситуации в наших странах пока во многом разнятся, возможно, турецкий опыт будет полезен и для Украины.

В Турции в течение нескольких последних лет основной проблемой в сфере кредитования был не слишком малый, а слишком большой его объем. Это было связано с тем, что относительно высокие процентные ставки (подчеркнем — относительно) и положительные экономические показатели сделали местный рынок весьма привлекательным для "горячих" денег. Эти потоки капитала, хлынувшие в страну, превратились в кредиты.

Такая ситуация нежелательна для Центрального банка Турции (ЦБТ) по нескольким причинам. С одной стороны, это приводит к перегреву экономики, подталкивая вверх инфляцию. И хотя ее уровень все еще выражается одноразрядной цифрой, темпы роста потребительских цен в Турции по-прежнему на добрых три-четыре процентных пункта превышают показатели соседних стран.

С другой стороны, что более важно, потоки капитала усугубляют внешнюю уязвимость, усиливая дефицит текущего счета платежного баланса как через количественный, так и через ценовой (повышая реальный обменный курс) эффект.

По этой причине еще в конце 2010 г. турецкий центробанк реализовал ряд нетрадиционных мер, направленных на обуздание потоков капитала и, в конечном итоге, роста кредитования. Эти меры, как и более поздние, могут дать три ценных урока странам, которые захотят возродить кредитную активность.

Урок 1. Необходимо решать непосредственные проблемы

Для сдерживания потоков "горячего" капитала в конце 2010 г. ЦБТ "пошел в обход" — снизил процентные ставки и повысил их волатильность. Однако в результате возник риск того, что более низкие ставки могут усилить кредитную активность. Чтобы не допустить этого, турецкий центробанк также увеличил нормативы обязательного резервирования по депозитам, но это никоим образом не помогло сдержать кредитование. Это было вызвано тем, что банки могли легко использовать другие источники финансирования, помимо депозитов. Кредитование начало замедляться только после июня
2011 г., когда банковский регулятор повысил резервы по потребительским ссудам, т.е. взялся за решение непосредственной проблемы.

Урок 2. Не забывайте об обеих сторонах кредитной "медали": спросе и предложении

Недавний опыт монетарной политики Турции очень наглядно продемонстрировал, что у кредитования есть две стороны: спрос и предложение.

В то время как Центробанк начиная с июня стал очень агрессивно снижать эффективные ставки фондирования для коммерческих банков, стоимость ссуд для конечных заемщиков поначалу снизилась незначительно. Кредитная ставка overnight Центрального банка Турции, являющаяся границей устанавливаемого им процентного коридора, — это максимальная ставка привлечения ресурсов, с которой банки могут иметь дело, если регулятор решит неожиданно сократить ликвидность. Поэтому она используется в качестве основного ориентира для ставок по межбанковским кредитам. Ставки для банковских заемщиков стали падать после того, как осенью ЦБТ начал снижение этой своей базовой ставки.

Однако рост кредитования, несмотря на ультранизкие ставки по банковским ссудам, был очень медленным. Очень низкие индексы настроений потребительского и реального секторов — ключ для правильной трактовки этого вроде бы загадочного явления. Снижение ставок само по себе не означает, что потребители и предприятия будут брать кредиты, даже если банки готовы их предоставить.

Урок 3. Не забудьте спросить "как?"

Иногда политиков и чиновников настолько захватывает идея быстрого запуска кредитования, что они забывают о негативных побочных эффектах. Достаточно вспомнить о потребительских кредитах в иностранной валюте в Восточной Европе. К счастью, в Турции потребители не могут брать ссуды в иностранной валюте, но корпорации — могут. На многих развивающихся рынках гибкий обменный курс служит сдерживающим фактором для избыточных заимствований. Его колебания отбивают аппетит на кредиты в иностранной валюте у фирм, не получающих валютных доходов, несмотря на более низкие процентные ставки (если корпоративные заемщики в Турции могут привлекать валютные займы под 4,5% годовых, то стоимость кредитов в лире все еще выражается двузначными числами).

Но в результате взвешенной политики ЦБТ турецкая лира в прошлом году была очень стабильной. Это связано с тем, что в отношении обменного курса турецкий Центробанк находится между молотом и наковальней. Поскольку уровень инфляции превышает аналоги в соседних странах, регулятор опасается, что ослабление лиры может подпитывать дальнейший нежелательный рост цен. В то же время завышенный валютный курс может сделать экспорт неконкурентоспособным и усугубить отрицательное сальдо текущего счета платежного баланса. Поэтому его решение в такой ситуации — стабильный обменный курс.

В экономике не бывает ничего бесплатного. В этом случае, поддерживая курсовую стабильность лиры, практически — его привязку к доллару и евро, ЦБТ поощряет фирмы брать кредиты в валюте. Ведь пока такая политика продолжается, риски, связанные с валютными колебаниями, кажутся незначительными. По крайней мере, до тех пор, пока Турции удается избегать кризиса платежного баланса и снижения обменного курса, как ожидает рейтинговое агентство Fitch. В результате валютные заимствования (и, соответственно, открытая валютная позиция) турецких компаний в прошлом году существенно возросли.

Конечно, это не было бы проблемой, если бы фирмы могли хеджировать свои валютные риски, фиксируя будущий обменный курс через форвардные сделки или опционы. Но для небольшого бизнеса в Турции такие инструменты либо недоступны, либо являются очень дорогостоящими (особенно для долгосрочных контрактов или редких валютных пар).

Таким образом, многие турецкие фирмы могут серьезно пострадать в связи с возможным резким обесценением лиры. Получив еще один урок того, что даже самые лучшие намерения могут иметь нежелательные последствия...

Эмре Деливели (Emre Deliveli) — независимый консультант по экономике, ведущий рубрику в газете Hürriyet Daily News и блог для Nouriel Roubini's Economonitor. Мнения и выводы, приведенные в статье, принадлежат автору лично и не обязательно отображают позицию газеты Hürriyet Daily News.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно