ТЕПЛЫЙ СЕВЕРНЫЙ ВЕТЕР РОССИЯНЕ ЗАТЕЯЛИ НОВЫЕ ШИРОКОМАСШТАБНЫЕ РЕФОРМЫ. ЧТО ЗА ЭТИМ ПОСЛЕДУЕТ?

16 апреля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 15, 16 апреля-23 апреля 2004г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

При анализе нынешней российской эпохи все чаще возникают надоедливые ассоциации с временами брежневского застоя...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

При анализе нынешней российской эпохи все чаще возникают надоедливые ассоциации с временами брежневского застоя. Пытаясь хоть как-то развеять откровенную политическую скуку, г-н Путин очень удачно, с точки зрения рядового обывателя, сочетал проводившуюся им «под себя» административную реорганизацию с борьбой против ненавистных широким народным массам олигархов. И лишь накануне переизбрания на срок второй затеял перестройку исполнительной власти, которая из «простой» смены кабинета министров вылилась в провозглашение широкомасштабной реформы. Заявленные приоритеты — снижение налогов, вступление в ВТО, инновации, концентрация административных и финансовых ресурсов в ВПК — призваны наконец привести к созданию в стране эффективной модели управления экономикой. Важную роль в решении этой задачи должна сыграть обновленная иерархия полномочий, персоналий и функций в новом кабинете.

Благодать повсюду?

На первый взгляд дела в экономике РФ и на ее финансовых рынках идут лучше некуда. Рост ВВП, согласно статистическим данным, в прошлом году достиг 7,3%. Фондовые индексы поднимаются как на дрожжах: едва ли не каждый день регистрируются все новые и новые исторические максимумы. За прошлый год более чем в два раза выросли банковские сбережения населения, достигнув почти 1,5 трлн. руб. Бюджет — в профиците с 2000 года, а торговый баланс и вовсе никогда не был отрицательным. Высокие темпы роста экономики и видимый порядок в госфинансах позволили к концу прошлого года снизить объем общего государственного долга до 38% ВВП, тогда как еще в 1999-м этот показатель составлял около 110%. В результате российские кредитные рейтинги были повышены международными агентствами до качественного инвестиционного уровня.

Рост рейтингов, в свою очередь, привел к усилению и до того не слабого притока заграничного капитала в страну. В прошлом году этот показатель увеличился на треть, и сейчас объемы иностранных инвестиций превышают 60 млрд. долл. Центробанк, скупая валютные поступления (нефтедоллары текут в страну неиссякаемым потоком, во много раз превышающим инвестиционный), накопил рекордную сумму золотовалютных резервов. К 20 февраля они достигли отметки 89 млрд. долл., что является рекордом за «всю историю России и СССР». В прошлом году «загашники» ЦБ РФ увеличились более чем на 29 млрд. долл. — с 47,8 до 76,9 млрд. долл., а за первый квартал года текущего — еще на 8,4%, составив на 5 апреля 84 млрд. (см. рис. 1). Россия таким образом вышла на девятое место в мире по размеру своих валютных запасов без учета золота, опередив по этому показателю Мексику, Бразилию и даже США. (Возглавляет список Япония с 806 млрд. долл., далее следуют Китай с 416 млрд. и Тайвань с 226 млрд. долл. Объединенные резервы европейской валютной системы составляют, по последним данным, более 191 млрд., Южной Кореи — 163 млрд., Гонконга, Индии и Сингапура — более 100 млрд. долл.).

Согласно оценкам крупнейшего инвестиционного банка «Голдман Сакс», Россия — наряду с Бразилией, Индией и Китаем — входит в число стран, которые в ближайшие 20 лет продемонстрируют наибольший в мире экономический рост. При этом уже к 2040 году они обгонят по своему консолидированному ВВП «большую шестерку»: США, Германию, Францию, Великобританию, Японию и Италию. А в ближайшие десятилетия Россию ожидает «экономическое чудо». К 2027-му ее ВВП сравняется с ВВП Великобритании, обогнав итальянский в 2018 году, а французский — в 2024-м. К 2028 году Россия выйдет на пятое место в мире по размеру экономики, уступая лишь Китаю, США, Индии и Японии.

«Красотища» такая, хоть бери да раздавай медали. Но, к сожалению, у столь оптимистичной картины есть очень опасная оборотная сторона, которая не дает спокойно спать чиновникам.

Оборотная сторона

При реализации национальной денежно-кредитной политики Центробанку России сейчас приходится одновременно следовать двум важным целям: не допускать ни слишком резкого всплеска инфляции, ни слишком сильного укрепления рубля. Но в нынешних российских реалиях эти цели вступают в прямое противоречие. Мощнейшие инвестиционные и экспортные поступления валюты извне приводят к укреплению курса рубля, которому ЦБ вынужден противостоять, поскольку оно снижает конкурентоспособность российской экономики, особенно в сегменте производства товаров и продуктов с низкой добавленной стоимостью.

Скупая на рынке доллары, российский нацбанк безостановочно печатает рубли. Это привело к тому, что лишь за прошлый год объемы денежной массы в стране увеличились на 50%. Но ведь при столь уверенном росте экономики, скажете вы, это — то, что доктор прописал. Все правильно, если бы не одно «но». Не менее уверенно, нежели денежная масса, растут свободные остатки на корсчетах кредитных организаций в Центробанке России (см. рис. 2). Согласно последним данным, их сумма составляет по меньшей мере 15 млрд. долл. (около 450 млрд. руб.). А это — незадействованные в экономике деньги, которые никому не приносят никакой пользы.

Слишком быстрое накопление избыточных средств «навесило» над экономикой очень опасный инфляционный ком, который, обрушившись, может снова подстегнуть рост цен. И чем больше становится этот «навес», тем опаснее угроза его обвала под воздействием любого внутреннего или внешнего шока. Таковым, например, вполне может послужить резкое снижение цен на мировых рынках энергоносителей. Избыточные нефтедоллары в такой ситуации быстро окажутся в большом дефиците. Если при покупке быстро дорожающих долларовых активов начнется паника — это прямой путь к инфляции.

Угроза ее усиления и без этого маячит на горизонте. Существенный прирост денежной массы в 2003 году не привел к ускорению роста цен по той простой причине, что деньги шли на накопление, а не на потребление — слишком высока потребность экономики в инвестициях. С 2003 года экономический рост в значительной степени обусловлен именно ими. Но в феврале, например, на 20% вырос и импорт товаров в Россию. «Растущий внутренний спрос все больше удовлетворяется импортными товарами, — подчеркивает директор авторитетного в России Центра макроэкономических исследований компании «БДО Юникон» Елена Матросова. — Если с валютой или нефтью что-то случится и импорт станет недоступен, удовлетворить внутренний спрос будет нечем. А нехватка товаров неминуемо означает инфляцию».

Сами же инвестиции все в большей степени финансируются за счет рынка ценных бумаг и банковского кредитования. За 2003 год российские предприятия привлекли на внутренних и внешних рынках 11,5 млрд. долл. долгосрочных ресурсов, из них более 8 млрд. — предприятия нефинансового сектора. Еще примерно на 12 млрд. долл. новых долгосрочных (на срок более года) кредитов было предоставлено этому сектору российскими банками. И почти на 1 млрд. долларов вырос объем задолженности нефинансовых предприятий перед иностранными кредиторами. Суммарно — это 30% от объема инвестиций в основной капитал в 2003 году.

Однако банковский сектор России сейчас явно не поспевает за потребностями экономики в инвестициях: для этого он должен расти втрое быстрее, чем она. Совокупные активы банковской системы составляют сегодня порядка 40% ВВП, тогда как в Западной Европе этот показатель равен 400%, а в Центральной и Восточной Европе — 100%. На других финансовых рынках ситуация не намного лучше: доходность, например, наиболее ликвидных и наименее рискованных облигаций (федеральных, муниципальных и корпоративных) находится на уровне 6—8% годовых, т.е. ниже уровня текущей инфляции. К тому же целый ряд рынков (рынок акций российских компаний, рынок московской недвижимости и другие) считаются как минимум «перегретыми» даже по самым осторожным экспертным оценкам. Таким образом, российские финансы характеризуются сегодня не только избытком денег в экономике, но и отсутствием инструментов, способных их нейтрализовать либо аккумулировать в рамках различных фондов в интересах качественного развития национальной экономики.

Палка о двух концах

В нынешнем году впервые — да и то, если только все будет благополучно — есть шанс получить инфляцию ниже 10%. Но чтобы реализовать политику снижения темпов роста цен, ЦБ России приходится все больше ослаблять тиски политики валютной, удерживать которые ему в последнее время, прямо скажем, непросто. И Банк России, и Минфин уже неоднократно подвергались жесткой критике за неумение эффективно использовать благоприятную внешнюю конъюнктуру. Отсутствие адекватного инвестиционного инструментария привело к тому, что наплыв валюты в страну оказался для ее монетарных властей вовсе не благом, а головной болью. С одной стороны, существует огромная потребность в дешевых внешних заемных средствах для финансирования капиталовложений российских предприятий, т.е. реального развития экономики в целом. С другой — представителям Центробанка пришлось в срочном порядке готовить законопроект, обеспечивающий их механизмом «силового» связывания поступающих извне «избыточных» капиталов.

Действительно, из идущих в Россию инвестиций только 45% являются прямыми, т.е. долгосрочными. Остальные — краткосрочные ссуды и займы, или так называемые портфельные активы. По оценкам представителей ЦБ, в России сейчас «вращается» около 10 млрд. долл. «горячих» денег, то есть тех, которые могут быть выведены в течение трех-девяти месяцев. Но эти деньги не очень опасны для российской финансовой системы, пока она растет. Основная часть привлекаемых из-за рубежа капиталов идет все-таки в реальный сектор — на финансирование инвестиционных программ крупнейших корпораций. Ну и, кроме всего прочего, приток капитала косвенным образом ведет к снижению внутренних процентных ставок и открывает доступ к финансированию для мелких компаний, не способных выйти на мировые рынки самостоятельно.

Так что борьба властей с «избыточным» притоком капитала — сродни признанию в собственном неумении создать условия для приема денег и превратить их в инвестиции в основной капитал, а значит, в низкой эффективности работы Минфина, Центробанка и всей российской банковско-финансовой системы.

Рубль — доллар: игра в одни ворота?

Номинальное укрепление курса рубля по отношению к доллару в прошлом году составило около 7% (см. рис. 3). С учетом инфляции, как подсчитали экономисты, реальная девальвация доллара в России равнялась в 2003-м почти 19%. Те же экономисты быстренько подсчитали, что в пересчете по паритету покупательной способности эффективный обменный курс должен составлять порядка 15—16 руб./долл. (К слову, если пересчитать по этой цене ВВП России, который, согласно прогнозам, должен в нынешнем году достичь 15,3 трлн. рублей, то показатель получится весьма увесистым — около 1 трлн. долл.).

Еще одна «заморочка» экономистов — монетарный курс, т. е. отношение потенциального предложения рублей (расширенная денежная база) к размеру его валютного покрытия (объем золотовалютных резервов ЦБ). Сейчас эта цифра составляет порядка 23 руб./долл., что на 20% ниже нынешнего официального курса (28,6) и почти на 30% — заложенного в бюджет (31,9 руб. за долл.).

В нынешнем году, несмотря на массированные интервенции, тенденция пока существенно не меняется. Только за январь доллар обесценился еще на 5%. А в начале февраля всего один крупный заказ на продажу долларов только одного игрока посеял небольшую панику на рынке. Чтобы утихомирить ее, ЦБ РФ пришлось скупить более 3 млрд. долл. Пытаясь расширить собственное пространство для маневра в курсовой политике, Центробанк решил даже изменить систему формирования валютного курса рубля, отказавшись от односторонней привязки национальной валюты исключительно к доллару США и заменив ее более «продвинутым» инструментом — валютной корзиной, в которую добавляется еще и единая европейская валюта.

Помимо главной причины, такой шаг объясняется и другими резонами. Хотя в конверсионных операциях с рублем доллар все еще господствует практически безраздельно (98,9% против 0,8% у евро) и абсолютное большинство внешнеторговых контрактов заключается именно в американской валюте, главным торговым партером России является все-таки Евросоюз. На его долю приходится около 38% внешней торговли РФ, причем именно из ЕС в Россию поступает около 2/3 всего импорта. Доля евро в золотовалютных резервах ЦБ РФ уже увеличилась до 25—30%. Постепенная переориентация на евро выглядит в этой связи очень своевременной.

Кроме того, создание настоящей у.е. — условной единицы, которую перестанут отождествлять только с «баксом», станет важным шагом на пути к полной внешней конвертируемости рубля. Достижение этой цели, которая была официально объявлена главной задачей российской валютной политики, планируется уже к 2007 году.

Но поможет ли создание валютной корзины Центробанку избежать проблем с курсовым регулированием — большой вопрос. Ведь если ранее падение доллара в значительной степени компенсировалось усилением евро (рубль в прошлом году даже подешевел по отношению к единой валюте — на 1%), то сейчас ситуация сложнее. Реальный эффективный курс рубля к корзине валют государств — основных торговых партнеров России — повысился в 2003 году на 4,1%. А за январь–март с. г. его повышение уже составило 4,7% (реального курса рубля к доллару США — на 5,3%, к евро — на 6,1%). Такие оценочные данные производных показателей динамики обменного курса размещены на сайте ЦБ РФ в Интернете. Таким образом, рост реального эффективного курса рубля уже превысил показатель всего прошлого года. Согласно Основным направлениям денежно-кредитной политики РФ на 2004 год, его увеличение в текущем году должно составить от 3 до 5%, т.е. годовой «план» оказался практически выполненным всего за один квартал.

По этому поводу главе ЦБ РФ Сергею Игнатьеву пришлось лично отчитываться в апреле перед главой государства, выразившим свое недовольство сложившейся тенденцией. Находясь «на ковре», Игнатьев, как обычно в последнее время, отрапортовал, что все хорошо: «Макроэкономическая ситуация в стране нормальная, прирост потребительских цен (то есть инфляция) за первый квартал составил 3,5%» (по сравнению с прошлогодними 5,2%). Поэтому, дескать, есть все шансы уложиться в запланированные на год 8—10%. «Мы внимательно отслеживаем ситуацию, пока никаких негативных последствий не наблюдаем», — доложил глава ЦБ.

Но поскольку такая позиция не вызвала особого энтузиазма у президента, Игнатьеву пришлось добавить, что Центробанк готов внести определенные коррективы в кредитно-денежную и курсовую политику. «Я очень рассчитываю», — сказал по этому поводу Путин. Кроме того, он указал руководителю Центробанка на необходимость активнее работать с правительством.

Комментируя эту ситуацию, один из российских обозревателей удачно заметил: «Ситуация, в которую попал главный российский банкир, типична для русских народных сказок. Царь задает невыполнимую задачу, а подданный от безысходности — «а не то голова с плеч» — соглашается».

На встрече с журналистами г-ну Игнатьеву осталось только заявить, что влияние реального эффективного курса рубля (курс к корзине валют стран — основных торговых партнеров) на реальный сектор экономики он считает преувеличенным, попутно выразив уверенность, что усиления инфляции в обозримом будущем не будет…

Щекотливое положение председателя ЦБ осложняется еще и тем, что недавно это ведомство покинул бывший его первый заместитель Олег Вьюгин — один из главных российских авторитетов в области управления денежной политикой и финансовыми рынками. Кстати, именно Вьюгин был главным идеологом перехода Центробанка России на новый механизм формирования валютного курса рубля, с отказом от привязки только к американскому доллару. Г-н Вьюгин пошел на повышение — ему доверили управление Федеральной службой по финансовым рынкам (ФСФР), созданной вместо бывшей Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг (ФКРЦБ). А г-ну Игнатьеву придется «срабатываться» с новым первым зампредом — бывшим первым замминистра финансов Алексеем Улюкаевым, с ведомством которого он прежде вел довольно щекотливые споры…

За фасадом нефтяного благополучия

Именно неспособность воспользоваться благоприятной внешней экономической конъюнктурой для проведения назревших структурных преобразований в экономике вроде бы стала главной причиной отставки бывшего кабмина. Ведь ни для кого не секрет, что российская экономика растет главным образом за счет экспорта энергоносителей. И как ни старалась исполнительная власть приуменьшить значение этого факта, обманывать ей удавалось разве что саму себя. По этому поводу у кабинета Михаила Касьянова в свое время даже разгорелся настоящий спор с представителями Всемирного банка, утверждавшими обратное.

Комментируя результаты собственных исследований, главный экономист российского представительства ВБ Кристоф Рюль тогда заявил, что экономические реформы в стране практически остановлены, а зависимость от мировых цен на нефть высока как никогда. «За всю новейшую историю России экономике ни разу не удалось вырасти более чем на 5%, если одновременно не увеличивались цены на нефть, которые уже очень давно находятся на высоком уровне и в ближайшее время должны пойти вниз. Из 7,2% экономического роста в прошлом году 3,2% пришлись на благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру, из-за чего экономический рост в наступившем году вряд ли составит более 5%, — сказал Рюль. — В этой связи поставленную президентом В.Путиным цель удвоения ВВП трудно воспринимать всерьез, так как даже по чисто арифметическим показателям шансы почти нулевые». Кроме того, по словам экономиста, официальная статистика серьезно искажает и приукрашивает реальную картину, что не в последнюю очередь происходит из-за несовершенства российского законодательства.

Действительно, судя по отчетам упраздненного уже Госкомстата России, ее экономика является постиндустриальной: объем производства услуг составляет 60% и превышает объем производства товаров (40%). Ориентированность экономики на услуги, как известно, является признаком более передовой экономической модели. Кроме того, по версии статистического ведомства, государство практически ушло из экономики: доля нерыночного сектора не превышает 11%. Исходя из этого, рыночный сектор выглядит высокопроизводительным и приближенным к международным стандартам. Кроме того, бывший премьер неоднократно декларировал, что ускорение, приданное росту ВВП, основано «не только и не столько» на высоких ценах на нефть, сколько на «качественных сдвигах», полученных в результате успешной работы правительства.

Действительно, если посмотреть данные статистики за минувший год, то окажется, что вклад прироста нефтяной отрасли в общий рост ВВП и в самом деле составляет менее 25%, если весь рост принять за 100%. Однако официальная статистика в силу специфической методологии учета в данном случае не соответствует действительности. В реальности вклад «нефтянки» в увеличение ВВП гораздо больше. По некоторым оценкам — около 40% вместо «менее четверти». Дело в том, что данные, собираемые российскими статистическими органами по промышленному производству, традиционно учитывают всю добытую нефть по ценам, которые в три раза ниже фактических цен экспорта нефти в дальнее зарубежье (45% всей добычи) и в 1,7 раза ниже цен для СНГ (еще 9%). Соответственно, значительная доля доходов от продаж нефти за рубеж учитывается не по статье роста нефтедобывающей индустрии, а по двум другим статьям: транспорт и услуги. В результате роль нефтяного сектора оценивается без учета вклада в рост транспортных и торгово-посреднических услуг, что значительно уменьшает итоговый показатель.

Миллиардеры в стране бедных

Согласно данным американского журнала «Форбс», по итогам 2003 года Россия вошла в тройку стран, лидирующих по количеству миллиардеров. Ей удалось опередить ближайшего конкурента — Японию — и замкнуть с 25 долларовыми миллиардерами тройку лидеров, вслед за США и Германией. В то же время отношение доходов 10% наиболее богатых граждан страны к доходам 10% самых бедных в 2003 году в России составило 14,5, увеличившись по сравнению с 2002-м на 0,55. В развитых государствах верхним пределом коэффициента является 7, а его приближение к 10 считается социально опасным, когда ни о какой социальной стабильности речи идти не может. Поэтому борьба с бедностью в РФ была провозглашена одной из главных задач нового правительства.

По официальной статистике, динамика денежных доходов российского населения в 2003 году соответствовала позитивным тенденциям в экономике. Среднедушевые ежемесячные денежные доходы увеличились по сравнению с 2002-м почти на 30% (5129 руб.), реальные располагаемые денежные доходы — на 14,5%. При этом доля населения с доходами ниже прожиточного минимума снизилась с 25 в 2002 году до 16,3% в 2003-м.

В конце прошлого года за чертой бедности в России находилось 23,1 млн. чел. Таковы официальные данные. Однако сами россияне оценивают свое материальное положение куда более мрачно, чем упраздненный Госкомстат: бедными считают себя около 40% опрошенных в ходе одного из социологических исследований. По расчетам же Всемирного банка, за так называемой национальной чертой бедности (официально установленный прожиточный минимум) живут 25% российских граждан (в Беларуси — 24,7, а в Украине — 30,6%).

Админреформа:
пора покупать новые столы и стулья

Перестановки в российской исполнительной власти идут масштабные. Затеянная реформа должна затронуть всю ее вертикаль: начавшись с аппарата правительства, она дойдет до регионов и муниципалитетов. Общее количество служащих центрального госаппарата уменьшится на 20%, а их зарплаты существенно повысятся. Количество министерств в новом правительстве сокращено почти вдвое, а заместителей у одного министра может быть не более двух. Тогда как прежде у министра экономразвития, например, по штатному расписанию было 16 замов.

Казалось бы, прорыв налицо. Однако, как признал сам новый премьер Михаил Фрадков, «сокращение числа министерств будет компенсировано количеством федеральных агентств и служб». Фактически бывшие министерства не ликвидированы, а лишь сменили вывеску (стали федеральными агентствами и службами) и подчиненность (теперь они подчиняются министерствам). Но меньше их не стало, наоборот: количество федеральных госорганов увеличилось в полтора раза — с 54 (включая аппарат правительства) до 73, поскольку на месте 30 прежних ведомств образуются 29 новых служб и 29 федеральных агентств. Так что вряд ли стоит ожидать кардинального сокращения армии чиновников и затрат бюджета на их содержание.

Большие сомнения вызывает и эффективность управления модифицированными супермонстрами. А ведь это и обновленное Министерство экономики (к нему присоединен бывший Государственный таможенный комитет), и Минфин (в его подчинение отдана вся налоговая служба), не говоря уже о новом суперминистерстве промышленности и энергетики.

Некоторые надежды на улучшение ситуации связывают с изменением процедуры согласований нормативных актов между ведомствами. Во-первых, разработкой новых законов и подзаконных правовых актов смогут заниматься только министерства. Во-вторых, обещано, что в течение одного-двух месяцев будет выработан новый регламент работы правительства, который позволит избавиться от 75% прежних межведомственных согласований. Однако без утрясания проектов документов внутри министерств, на уровне федеральных служб и агентств, число которых, напомним, существенно увеличилось, вряд ли обойтись. Так что даже если процесс подготовки нормативных актов правительством удастся сократить, то ненамного.

Значительным плюсом новой кабминовской структуры можно считать разделение полномочий различных федеральных ведомств: одни из них будут издавать правовые акты, другие — сосредоточатся на контроле и надзоре. Но проблема совмещения функций решена, увы, не полностью: гораздо полезнее было бы вообще вывести надзорные органы из подчинения министерств.

Важным шагом на пути реформ является то, что новым кабмином уже принято решение о снижении базовой ставки единого социального налога (ЕСН) с 35,6 до 26% фонда оплаты труда. Ввиду регрессивной шкалы ЕСН, его эффективная ставка снижается с 30,4 до 24,15%. Кроме того, планируется изменить порядок налогообложения нефтегазового сектора: налогообложение сверхприбылей от добычи углеводородного сырья значительно увеличится.

Кроме того, российские власти обещают всерьез заняться реформированием естественных монополий, что является одним из главных условий вступления страны во Всемирную торговую организацию. Курировать этот процесс поручено Минпромэнерго, для чего последнее получило целый ряд дополнительных полномочий. Само же вступление в ВТО, весьма вероятно, может случиться еще до окончания срока полномочий нового кабинета. Наиболее вероятно — уже в 2007 году.

Так что планы у россиян, как видим, серьезные. Остановка только за их реализацией.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК