Украина и МВФ: в поисках альтернативы

18 апреля, 2014, 20:15 Распечатать Выпуск №14, 18 апреля-25 апреля

Украинской экономике и обществу предстоит пройти через серьезные испытания, включая глубокую рецессию, девальвацию национальной валюты, рост цен и тарифов. Но реальной альтернативы проведению болезненных реформ сейчас просто нет.

Может ли дефолт быть для Украины "меньшим злом"?

Украина и МВФ находятся на заключительной стадии переговоров о новой программе сотрудничества, которая предусматривает выделение Киеву 14–18 млрд долл. в течение ближайших двух лет, а также позволит Украине привлечь средства других международных доноров. В обмен украинские власти обязуются провести широкомасштабные экономические реформы.

Полный список мер, выполнения которых требует МВФ, пока неизвестен и, скорее всего, будет обнародован после заседания совета директоров МВФ, намеченного на конец апреля. Но приблизительные контуры этих реформ можно очертить уже сейчас, исходя из публичных заявлений представителей МВФ и мер, уже осуществляемых украинской стороной. Речь идет о повышении тарифов на газ и тепло для населения, замораживании размеров прожиточного минимума и минимальной заработной платы, повышении ставок налогов на пассивные доходы и на ряд акцизных товаров, введении сбора на продажу валюты, кардинальном сокращении госаппарата, принятии ряда антикоррупционных законов и т.д. Еще одним из ключевых для МВФ является вопрос обменного курса, но здесь новое руководство НБУ сыграло на опережение и радикально изменило валютно-курсовую политику еще до начала переговоров с фондом.

Проведение таких реформ будет достаточно болезненным для экономики Украины и для населения, в частности. Так, может быть, Украине не стоит идти на поводу у МВФ и проводить болезненные реформы, чтобы это не подорвало и без того хрупкую социальную стабильность в обществе? Попробуем разобраться.

Для начала стоит понять, в каком состоянии находится экономика Украины на данный момент. Имеем следующее. Во-первых, бюджетный кризис: дефицит бюджета в прошлом году достиг 65 млрд грн, дефицит бюджета "Нафтогаза" составил еще около 25–30 млрд грн "плюс" к этой цифре. Во-вторых, катастрофическую ситуацию с платежным балансом. В 2013 г. дефицит текущего счета вырос до 16 млрд долл., приток прямых иностранных инвестиций упал вдвое (до 3,3 млрд долл.). При этом до конца следующего года правительству и НБУ предстоит выплатить 17 млрд долл. по долгам в иностранной валюте. В-третьих, в Украине наблюдается экономическая стагнация: рост ВВП за последние два года был практически нулевым, а больше всего пострадала инвестиционная активность. Ну и, наконец, налицо плохое состояние банковского сектора — слабая кредитная активность, практически нулевая прибыльность и очевидные риски банкротства отдельных банков.

Таким образом, украинская экономика оказалась на грани (вернее, уже за гранью) серьезного кризиса. Каковы варианты его разрешения?

Один из них в декабре прошлого года предложила Россия. Она пообещала администрации Виктора Януковича финансовую помощь на 15 млрд долл. и снижение цены на газ на 30%. Это позволило бы сохранить экономическую стабильность только на следующие 12–15 месяцев (то есть до выборов 2015 г.), но затем, по мнению большинства экспертов, кризис все равно был бы неизбежен.

Причины очевидны. Во-первых, эти деньги планировали использовать на проедание и предвыборное повышение социальных выплат; никаких важных реформ проводить по-прежнему не собирались. Во-вторых, параметры соглашения предусматривали, что срок кредитов составляет всего два года, а цена на газ должна пересматриваться каждый квартал. То есть Россия смогла бы держать Украину в ее политике на коротком поводке.

Такой же подход в свое время Кремль применил к Беларуси. После президентских выборов в этой стране в конце 2010 г. (накануне которых Александр Лукашенко стремительно поднял социальные выплаты) разразился полномасштабный экономический кризис. В результате национальная валюта потеряла 70% ее стоимости, темпы инфляции подскочили до 120%. Чтобы справиться с кризисом, Беларусь договорилась о масштабной финансовой помощи от России — и вошла в Таможенный союз. Но даже это позволило улучшить ситуацию ненамного: за 2013 г. белорусский рубль девальвировал еще на 15%, а темпы роста ВВП составили менее 1%.

Другими словами, такой вариант решения проблем — большие заимствования без проведения назревших реформ — очень сомнителен с точки зрения дальнейших перспектив экономики, к тому же сейчас уже неприемлем по политическим причинам.

Второй альтернативой МВФ может быть отказ от выплат по внешним долгам, то есть дефолт. Какие последствия для экономики будет иметь такой шаг?

Апологеты дефолта говорят о том, что отказ от выплат по внешним долгам поможет высвободить ресурсы, которые можно было бы использовать для социальных выплат и стимулирования инвестиционной активности. То есть вместо помощи международным спекулянтам эти деньги будут работать на благо экономики Украины.

Но дело в том, что описанные выше проблемы украинской экономики гораздо шире, чем просто значительные выплаты по внешнему долгу. А значит, отказ от выплат по внешним долгам вряд ли кардинально изменит ситуацию в Украине.

Ведь решить проблемы дефицита НАК "Нафтогаз Украины", экономической стагнации, громадного дефицита торгового баланса путем дефолта невозможно. Зато негативные последствия дефолта для самих граждан будут значительными.

Во-первых, из 17 млрд долл., которые Украине предстоит выплатить до конца 2015 г., 4 млрд — это долг перед МВФ. В мире всего несколько стран, которые объявляли дефолт по долгам МВФ (например, Аргентина, Либерия, Судан). Вряд ли Украина захочет присоединиться к этому сомнительному кругу. Ведь разрыв отношений с МВФ — это одновременно и значительное ухудшение отношений с основными акционерами фонда — США, Евросоюзом и т.д.

Но что еще более важно: 3,2 млрд из этих 17 млрд долл. приходится на валютные облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ). Если правительство перестанет платить по ним, это ударит в первую очередь по украинской банковской системе (включая госбанки, на которые приходится более 50% всех валютных ОВГЗ, находящихся в обращении). Соответственно, это может ударить по вкладчикам, если дефолт по госбумагам приведет к неплатежеспособности того или иного банка.

Кроме того, Украина минимум на несколько лет потеряет доступ к иностранным заимствованиям, что скажется на финансировании дефицита бюджета. То есть вряд ли позволит увеличить социальные расходы, на что надеются сторонники объявления дефолта. Плюс отсутствие доступа к иностранным заимствованиям приведет и к ограничению притока частного капитала в страну. Скорее, наоборот, стимулирует бегство капитала. В результате в случае дефолта последствия для национальной валюты могут быть гораздо более губительными, чем та ситуация, которую мы наблюдаем сейчас

Наконец, существует риск остановки других программ внешней помощи, если официальные кредиторы не поддержат стремление Украины реструктуризировать внешний долг. Стоит отметить, что, помимо МВФ, наша страна рассчитывает получить средства от ЕС, США, Всемирного банка и ЕБРР. По мнению экспертов, долговое бремя на Украину на данный момент значительно ниже, чем, например, на Грецию четыре года назад, поэтому реструктуризация внешнего долга не имеет смысла.

Забыть о дефолте, сфокусироваться на реформах

Известные на сегодняшний день параметры программы МВФ для Украины не выглядят такими уж жесткими по сравнению с требованиями, которые фонд и другие кредиторы выдвигали, к примеру, Греции и Португалии в последние три-четыре года. Так, в новой версии госбюджета его дефицит составил 60 млрд грн. То есть договоренности с МВФ не предусматривают кардинального снижения бюджетного дефицита в 2014 г.

Кроме того, если в Греции внешние кредиторы требовали от правительства значительного снижения размера минимальной заработной платы, зарплат и пенсий госслужащих, сокращения госаппарата на 50% и т.д., то в случае Украины речь о таких жестких мерах не идет.

Наконец, предусмотренная схема повышения коммунальных тарифов для населения (40% в этом году, 40% — в 2015-м и по 20% — в 2016-м и 2017-м) выглядит достаточно мягкой, если учесть, что, по данным Министерства финансов, сейчас тарифы на тепловую энергию украинцев в два-четыре раза ниже, чем в странах Восточной Европы. Судя по всему, внешние кредиторы прекрасно понимают, что слишком жесткие меры по экономической стабилизации негативно повлияют на социальную ситуацию в Украине. Поэтому они стараются гибко подходить к проведению болезненных реформ.

Никто не отрицает тот факт, что украинской экономике и обществу предстоит пройти через серьезные испытания, включая глубокую рецессию, девальвацию национальной валюты, рост цен и тарифов. Но реальной альтернативы проведению болезненных реформ сейчас просто нет.

Более того, сейчас у Украины, возможно, впервые за все 23 года ее независимости появилось уникальное окно возможностей для проведения реформ. В них заинтересовано не только общество, но и политическая элита, осознавшая, что необходимо кардинальное изменение правил игры (после Оранжевой революции, в 2005 г. такое понимание у нее отсутствовало). Даже неприкрытая внешняя агрессия в этой ситуации выступает не только (и не столько) как фактор риска (и аргумент для откладывания болезненных реформ), а скорее, как стимулирующий фактор для реформирования экономики.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №19, 25 мая-31 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно