Печальная сага об иноинвестициях в Украине - Финансы – бизнес, экономика, деньги, курсы валют - zn.ua

Печальная сага об иноинвестициях в Украине

6 октября, 2017, 17:58 Распечатать

В акционерный капитал за первые шесть месяцев нынешнего года в Украину поступило всего лишь 711 млн долл. США прямых иностранных инвестиций.

Старт осеннего сезона деловой активности для инвестиционно-финансового сообщества ознаменовался новостью о трехмиллиардном размещении еврооблигаций на внешнем рынке, что свидетельствует о реальном интересе внешних кредиторов и инвесторов к вложениям в Украину. 

Сентябрьский информационный фон сопровождали и два крупных представительных мероприятия: 14-й форум Ялтинской европейской стратегии (YES), ежегодно организуемый бизнесменом-меценатом В.Пинчуком, а также впервые прошедший Украинский финансовый форум в Одессе под эгидой инвестиционной группы ICU, близкой к "закодированному" от увольнения руководителю НБУ В.Гонтаревой. Тема инвестиционной привлекательности Украины традиционно проходит связующей нитью через все панельные дискуссии и неформальные ланчи на подобных встречах. Почему же, несмотря на регулярность и звездный состав таких мероприятий, реальные инвестиции в многострадальную украинскую экономику идут с такой натугой?

Где деньги, Зин?

Вопросы привлечения инвестиций должны были стать для постмайданной украинской власти предметом особой гордости. Ведь такой концентрации инвестбанкиров, ключевой компетенцией которых — в теории — является привлечение средств в экономику, на "Печерських пагорбах" не наблюдалось за все годы существования независимой Украины. Многие из них блистали в кулуарах прошлогоднего 13-го форума Ялтинской европейской стратегии (YES), на котором проблематике инвестиций были прямо посвящены две панельные дискуссии: "Построение "новой экономики" и "Глобальные видения: угрозы, инновации, экономика". В нынешнем же году дискуссии YES были больше сконцентрированы на политико-дипломатических вопросах, в контексте которых рассматривалась тематика инвестиций без отведения ей отдельной панели. Зато проведенный позже под эгидой инвестбанкиров Украинский финансовый форум в Одессе был сфокусирован на этом, без сомнения, важнейшем для экономики аспекте. А министр финансов А.Данилюк в своем выступлении по скайпу удивил (может, кого-то и шокировал) участников встречи ожиданием "инвестиционного цунами"…

Какая же ситуация на самом деле, подтверждаются ли позитивные прогнозы суровой реальностью? Последняя статистика, как бы ею ни пытались манипулировать себе в позитив топ-чиновники, дает мало оснований для оптимизма — в Украине продолжается очень неуверенный восстановительный рост. Так, данные об увеличении капитальных инвестиций в первом полугодии 2017-го на 22,5% (по сравнению с прошлогодним аналогом) покажутся радостными только на первый взгляд. И дело даже не в том, что и в масштабах украинской экономики 155 млрд. грн — это мизерная сумма, составляющая всего около 12,5% ВВП за тот же период, то есть в два раза меньше оптимального 25-процентного уровня. И не в чрезвычайно высокой географической концентрации таких вложений в основной капитал (38% — г. Киев и Киевская обл.; 10% — Днепропетровская обл.). Причины обеспокоенности продемонстрированы ниже (см. рис.).

Почти три четверти (74,3%) капинвестиций были вложены за счет собственных средств предприятий и организаций, еще почти 9% — собственных средств населения на строительство жилья (около 14 млрд). А вот за счет банковских ресурсов освоено всего 5,2% (8 млрд грн) капинвестиций. И уж совсем захочется всплакнуть, узнав, что за счет средств иностранных инвесторов в Украине в первом полугодии было освоено всего 1,5% вложений в основные средства (эквивалентно 2,3 млрд грн).

По данным того же Госстата, в акционерный капитал за первые шесть месяцев нынешнего года в Украину поступило всего лишь 711 млн долл. США прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Основными странами происхождения традиционно выступали Кипр (287 млн долл.), Великобритания (160 млн) и Нидерланды (73 млн), где преимущественно обосновались так называемые управляющие холдинги крупных (и не очень) украинских ФПГ.

И, кстати, прошлогодняя статистика, которая вроде бы вселяла лучик надежды на возобновление притока ПИИ в Украину (номинальный прирост на 17% — до 4,4 млрд по итогам 2016-го), при более близком рассмотрении тоже не обрадует. Большинство поступлений числится за Россией (38% от общего объема), находящейся в состоянии фактической войны с нашей страной. Объясняется это просто — массовым переоформлением в капитал ранее предоставленных займов крупным российским госбанкам своим украинским "дочкам".

При всем при этом общий уровень ПИИ в экономику Украины по итогам 2016 г. (37,7 млрд долл.) составил только 70% от уровня на начало 2014-го (53,7 млрд).

Болезненные метаморфозы

Итак, одним из основных отличий ситуации после Революции достоинства от периода после оранжевого Майдана стало резкое сокращение инвестиционной привлекательности нашей страны. Напомним, после 2004 г. наблюдался всплеск интереса инвесторов к экономике постреволюционной Украины, сменившей многовекторность декларированием ориентации на Запад. Наиболее ярким проявлением этого стал ажиотажный спрос на украинские банки, которые покупались по чрезвычайно высокой цене, во многих случаях в разы превышавшей их собственный капитал. Повышенное внимание к банкам предопределяется их особенным местом в любой экономической системе. Достаточно вспомнить содержащийся в любом экономическом учебнике и часто приводимый экспертами факт, что каждый вложенный в банковский капитал доллар способен генерировать десятикратное увеличение объемов кредитов для экономики.

Но это далеко не все. Банки, работая в развитых экономических системах, являются носителями уникальных компетенций по оценке будущих эффектов от потенциальных инвестиций, а еще — эксклюзивной информации о состоянии экономики, особенностях работы ее отдельных сфер. И именно вслед за ними на новый для себя рынок, получив необходимый инструментарий, экспертизу, компетенции, каналы финансирования, обычно выходят их клиенты — как крупные институциональные инвесторы, так и более мелкие предприниматели.

Отметим, что во время кризиса 2008–2009 гг. материнские компании иностранных финучреждений активно докапитализировали свои "дочки", не просто увеличивая объем вложений в Украину, но и добросовестно выполняя свои обязательства как квалифицированного инвестора.

Банк нам нынче не помощник?

На нынешнем этапе иностранные финучреждения характеризует в основном "чемоданное настроение". И это весьма прискорбно, так как они могли бы стать хорошим поставщиком долгосрочных валютных ресурсов в страну, успешно конкурируя с госбанками и развивая реальное кредитование и, соответственно, экономику.

Фактически же их деятельность сконцентрирована пока в основном на вложениях в гособлигации и депсертификаты НБУ, чтобы хоть как-то удержаться на тлеющем банковском рынке Украины и не потерять ликвидные средства. Ведь наряду с госбанками и их "рекапитализационными" ОВГЗ иностранные банки являются одними из основных источников такого непродуктивного (но зачастую вынужденного) размещения средств: общая величина вложений банков в ценные бумаги правительства составляла 308 млрд грн по состоянию на 27 сентября 2017 г. Явно не такое ожидание светлого будущего было у инвесторов, переплачивающих огромные деньги за украинские банковские учреждения в 2005–2008 гг.

Оценивая нынешние позиции Украины на инвестиционной карте мира, нельзя проигнорировать оценки экспертов Всемирного экономического форума (ВЭФ) в Давосе, составляющих рейтинг глобальной конкурентоспособности. Они в последние годы шокировали нашу общественность, определяя отечественную банковскую систему с наихудшими показателями как мировых аутсайдеров.

Киевский международный экономический форум (КМЭФ) оценивает наличную валюту вне банков ("на руках") у населения как утраченные инвестиции в экономику из-за недоверия украинцев к банкам. Их величина, по оценкам экспертов КМЭФ, составляет от 26 до 86 млрд долл. США. Пережив невиданный по сложности за всю свою историю кризис, банковская система оказались (следует признать, во многом вынужденно) едва ли не в параллельных измерениях с реальным сектором экономики.

Косвенно это подтверждает Нацбанк, который в своем Отчете о финансовой стабильности (№3, июнь 2017 г.) приводит информацию о том, что на неоперационные компании приходится 49% задолженности 20 крупнейших бизнес-групп, являющихся заемщиками банковских учреждений. Фактически банки не кредитуют непосредственно процесс производства, а косвенно способствуют структуризации непрозрачного бизнеса, налоговой оптимизации. По также не добавляющим оптимизма другим данным НБУ, за январь—август текущего года кредиты, предоставленные банковскими учреждениями, сократились на 3,2%, их доходы — на 5,8%.

Вышеописанная ситуация плохо коррелирует с мантрами регулятора об "очищении" банковской системы Украины, достаточном уровне ее докапитализации, радужных перспективах украинских финучреждений в глазах инвесторов. О чем свидетельствует анализ отчета Raiffeisen Bank International (RBI) AG (материнская структура АО "Райффайзен Банк Аваль") "Банковский сектор Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ)" ("CEE Banking Sector Reрort", июнь 2017 г.). В нем отмечается, что в 2016 г. наблюдалось восстановление (активизация кредитования, улучшение качества активов) на рынках стран ЦВЕ, но Украина оставалась единственной страной, генерирующей убытки из-за масштабной национализации Приватбанка (с. 3). За период с 2003-го по 2015 г. австрийские банки в общем итоге были прибыльны на 9 из 12 ключевых рынков, убытки были аккумулированы в Словении, Украине и Венгрии (с. 7). Австрийские аналитики отмечают, что украинский банковский сектор остается в состоянии "балансовой рецессии" и структурно является неплатежеспособным, в первую очередь, из-за ситуации вокруг Приватбанка (с. 58). Очевидно, после таких отчетов привлекательность банковского сектора Украины в глазах европейских банкиров резко снижается, как и желание вкладывать в него деньги.

А деньги Украине сейчас очень нужны: многочисленные оценки свидетельствуют о потребностях ее экономики в десятки миллиардов долларов вложений ежегодно.

Например, издание "Лига.net" со ссылкой на аудиторскую компанию Deloitte недавно выделило топ-10 ожидающих инвестора отраслей с общей потенциальной потребностью в капитале на сумму 263 млрд долл. Лидерство в этом рейтинге принадлежит энергетике (60 млрд долл.); строительству инфраструктуры (50 млрд); АПК, агроинфраструктуре, агротеху (38 млрд долл.).

Источниками удовлетворения столь огромного ресурсного голода, как показывает мировой опыт, становится именно активное привлечение иностранного и местного офшорно-"подматрасного" капитала — только бы позволял реальный инвестиционный и бизнес-климат. Этот же фактор является ключевым условием устойчивого роста экономики. В частности, это характерно для наших соседей, стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), причем как в прошлые годы, так и на современном этапе (см. врез).

***

Случайно или нет, но тематика дискуссий на Украинском финансовом форуме в Одессесовпадала в основном с потенциально "вкусными" (при условии принятия правильных административных решений) направлениями вложения инвестиций для ограниченного круга вхожих во властные кабинеты лиц: пенсионная реформа, создание рынка земли, купля-продажа неработающих кредитов (их величина оценивается в 40 млрд долл.) и т.д.

Создается впечатление, что, к сожалению, философия регулирования таких деликатных сфер заключается в создании ограничительных барьеров для поступления инвестиций, что приведет к снижению цен на активы и позволит приобрести их определенным заранее сторонам.

Многострадальная экономика Украины однозначно не заинтересована в таком варианте развития событий, когда "охотники за падалью" доминируют над квалифицированными инвесторами. Политика регулирования сферы привлечения инвестиций должна базироваться на принципах "4П": простота, подотчетность регулятора, прогнозируемость, прозрачность. А иностранный инвестор, который вкладывает деньги в нашу страну, создает рабочие места, должен занимать место почетного гостя, а не бедного родственника.

А как надо? Опыт соседей

В соответствии с исследованием аудиторской компании Ernst&Young (Attractiveness survey Europe, май 2017 г.) Польша впервые за последние девять лет оказалась в пятерке самых популярных направлений среди иностранных инвесторов. Это проявилось в большом количестве реализованных проектов (256), превышающем на 21% прошлогодние показатели. В рамках таких масштабных инвестиций Польша может рассчитывать минимум на 22 тыс. новых рабочих мест (увеличение на 12% относительно прошлого года), а это — второй результат в Европе. Больше только у Великобритании. Если в 2003–2004 гг. зарубежные инвесторы в Польше создавали в среднем 142 проекта в год, то в 2014–2016 гг. это число превысило 200 единиц. Для сравнения, Украина вообще не попала в рейтинг по количеству проектов, а в градации новосозданных рабочих мест заняла "почетное" 15-е место (потенциальное появление около 4547 рабочих мест, что, правда, составляет трехкратное увеличение относительно прошлогодних показателей).

Также эксперты Ernst&Young в своем отчете предполагают, что, увы, не Украина, а Чехия  будет самым сильным конкурентом Польши в борьбе за инвестиции. Основание — высокая позиция этой страны в Индексе готовности к переменам 2017, составленном аудиторской компанией KPMG (2017 Change Readiness Index, июль 2017 г.). Этот показатель измеряет способность страны реагировать на шоковые ситуации и передовые тренды, оценивает степень готовности к резким глобальным изменениям, а также изучает политические и экономические факторы и риски разных стран, что особенно актуально в эпоху глобального изменения технологического уклада (Industry 4.0; технология блокчейн). Чехия стала лидером в этом Индексе-2017 среди стран ЦВЕ, заняв 25-е место (Польша 28-е место, а Украина из-за слабости государственных институций прозябает на 95-м месте).

По материалам: ZN.UA /
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Вам также будет интересно