НАД РЕСУРСНОЮ РАВНИНОЙ ГОРДО РЕЕТ БУРЕВЕСТНИК

20 февраля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 7, 20 февраля-27 февраля 2004г.
Отправить
Отправить

Увлеченная экономическим ростом «made in 2003 year», отечественная банковская система в едином порыве и ...

Увлеченная экономическим ростом «made in 2003 year», отечественная банковская система в едином порыве и на всех парах погналась за растущими запросами корпоративных заемщиков и с размахом начала осваивать непаханое поле кредитования физических лиц. Всеобщее воодушевление и восхищение от открывшихся масштабов и перспектив не позволило вовремя обнаружить ряд коварно подкравшихся рисков. В погоне за прибылью значительное число банков в минувшем году существенно перегнули с кредитованием, а когда все-таки осознали, не без помощи Нацбанка, близость пропасти, — решительно заискрили тормозами, но уже...

ресурса.net

Наблюдавшийся длительное время приток ресурсов в банковскую систему через положительное сальдо торгового баланса и за счет насыщения экономики деньгами расслабил банки. Со временем расслабленность вызвала привыкание. Пробудился кредитный аппетит, контролировать который оказалось под силу не всем.

Несколько цифр в подтверждение: денежная масса за прошлый год увеличилась на 46,5%, рефинансирование Национального банка составило 26,3 млрд. грн. Как следствие — кредитная экспансия: кредитные вложения за 2003 год возросли на 61,4% (за 2002 год — на 48,2%). Также немаловажно, что за тот же год чистые активы банков увеличились на 57,1%, обязательства банков — на 61,9, а капитал банков — лишь на 30,7%. При всем этом набор альтернативных средств финансирования как был, так и остается весьма узким.

Кому, как не Нацбанку, следовало предупредить банки о растущем несоответствии возможностей и запросов. И он это сделал. Но вдобавок занял жесткую позицию относительно нормы адекватности капитала (с 1 марта 2004 года норматив достаточности капитала будет увеличен с 8 до 10%, а к концу 2004 года — до 12%), понимая, что в случае изменения конъюнктуры внешних рынков или реализации прочих рисков низкий уровень капитализации мгновенно трансформируется из причины в результат в форме кризиса. Между тем, уже в новом году денежное изобилие начало сходить на нет. Обнаружилось, что сохранение необходимости выкупать за эмиссионную гривню валюту на межбанке в условиях приоритетности борьбы с инфляцией означает одно: рефинансирование НБУ будет существенно ограничено.

А если НБУ все же разочаруется в способности собственных депозитных сертификатов абсорбировать несуществующий денежный излишек с рынка, то вполне возможно повышение центральным банком нормы обязательного резервирования; не исключено и укрепление гривни. В этом случае нехватка ресурса перейдет в степень «критический дефицит», и все «три кита» рисков украинских банков: кредитный, валютный и риск ликвидности — посадят экономику на голодный паек.

Здесь уместно вновь вспомнить, что источники финансирования для большинства украинских банков крайне невелики, а норматив адекватности ограничивает их возможности решать проблемы за счет наращивания активов.

Повышение норматива адекватности капитала уже заставило повертеться как «малых мира сего», так и «бегемотов». С той лишь разницей, что небольшим банкам пришлось решать меньшую «в сухом остатке» проблему, а крупнейшим банкам — адекватную их размерам. И хотя пока практически все банки взяли планку, однако далеко не факт, что они смогут взять ее и в конце года, поскольку при слове «недокапитализированность» уже слышны отзвуки скрежета зубовного. А ведь миллион североамериканских долларов — это всегда миллион, и запросто достать его из шляпы фокусника, как показывает практика, невозможно. Если же речь идет о «десятках млн.», проблема становится видимой невооруженным глазом.

Очевидный выход — решить проблему за счет повышения прибыли от повышения кредитных ставок — является непозволительной роскошью, таящей в себе опасность роста доли проблемных кредитов.

Тем не менее, не все так плохо. Сократив объемы кредитования и переосмыслив имеющиеся риски, банки смогут, в основной своей массе, уже через несколько месяцев возобновить кредитование. Но что сейчас и в возможные последующие подобные периоды делать клиентам банков? Они будут искать ресурс и найдут его, но всем может и не хватить.

Скажи кризису «нет»

Итак, после всего вышеизложенного вполне можно признать, что проблема возрастающего дефицита ресурса реально существует. Какие же выходы из этого «входа» предлагает нам окружающая действительность, данная нам в ощущениях, мыслях и чаяньях?

Выход первый — внутренний рынок. Выход второй — депозиты населения. Выход третий — пенсионные фонды. Выход четвертый — вовлечение и слияние. Выход пятый — внешний рынок. Если кратко и в порядке очередности, то...

Практика 2003 года показала, что при наличии облигационного бума в стране и сложностей у банков (основных покупателей) разместить на внутреннем рынке большие объемы ценных бумаг практически невозможно. Депозиты населения — священная корова, потенциально способная перемолоть проблемы с ресурсом, но при государственном гарантировании возврата вкладов (как в Ощадбанке) и в условиях европейской инфляции. В условиях же высоких инфляционных ожиданий этот источник — прежде всего, по срочности — не может в достаточной мере удовлетворить чаяния банкиров. Кроме того, это весьма дорогое удовольствие. Пенсионные фонды в качестве вполне реального выхода исторически запоздали с развитием и на данный момент на их потенциал рассчитывать пока преждевременно. Слияние банков и вовлечение в банк новых собственников — вполне приемлемое и, более того, общепринятое решение проблемы. Однако с учетом местной специфики, оно может стать частным решением, а не массовой практикой. Кроме того, слияние и привлечение новых акционеров — процессы длительные, а как раз времени-то особо и нет. Фактически, реальным решением проблемы финансовой недостаточности (без побочных эффектов) можно считать внешний рынок заимствования.

Удачное размещение гособлигаций Украины, рост рейтинга страны и ситуация на внешних рынках (в частности, существенное обесценивание долларовых активов и низкая ставка рефинансирования Федеральной резервной системы США) благоприятствуют размещению облигаций украинских эмитентов. И отечественные банки уже готовы посредничать, предлагать новые финансовые инструменты, продвигать украинские бренды на Запад. Именно схема «иностранный инвестор — украинский банк — украинское предприятие» может стать одной из наиболее эффективных в привлечении капитала в украинскую экономику.

Четыре года бурного экономического роста при ограниченном притоке иностранных инвестиций исчерпали внутренние резервы капитала. Проблему его нехватки сейчас можно считать ключевой для украинской экономики. Банки же, являясь главным источником инвестиционных ресурсов для украинских корпораций, переживают снижение кредитного потенциала в связи с нехваткой собственного капитала. И все-таки именно они могут стать каналом, через который украинский бизнес получит доступ к долгосрочным финансовым ресурсам в условиях, когда лишь единицы украинских предприятий готовы к самостоятельному выходу на международный рынок капитала.

Во-первых, банки имеют намного больший опыт и лучше подготовлены к работе с международными инвесторами и кредиторами, им больше доверяют на Западе. Во-вторых, украинские банки уже имеют налаженную систему управления рисками и могут эффективно разместить привлеченный капитал. Впрочем, до бума в этой сфере еще довольно далеко. О намерении проявить себя на международном рынке капитала заявляют лишь несколько крупнейших и надежнейших банков.

Пользуясь удачным стечением обстоятельств, в этом году на привлечение международного капитала, помимо правительства, претендует НАК «Нафтогаз України», объявившая о планах уже в апреле 2004 года провести первое размещение евробондов на сумму в 600 млн. долл. В планах Укрсоцбанка — привлечение путем размещения еврооблигаций 100 млн. долл. Кроме того, летом готовится выйти на рынок еврооблигаций УкрСиббанк. Сумма размещения составит до 100 млн. долл. В целом же совокупный объем украинских заимствований на внешнем рынке в 2004 году может достичь 2,5 млрд. долл.

Кто успел, тот не опоздал

Успешный опыт — главный фактор эффективной эволюции. Препарируя достижения тех, кто достиг «просветления» раньше остальных, можно невольно прийти к выводу, что время — это действительно деньги, и кто выиграл во времени, получает бесспорное преимущество.

Днепропетровский ПриватБанк первым из украинских банков привлек через евробонды 100 млн. долл. Облигации банка были размещены под 10,85% годовых, что является безусловным индикатором для рынка и показывает актуальную ставку привлечения, на которую — с той или иной поправкой — будут ориентироваться все, кто пойдет по этому пути в ближайшее время.

Тем не менее, подобный шаг вызвал бурные дискуссии среди заинтересованных, интересующихся и компетентных лиц. В ряде доводов, особенно высказываемых представителями конкурентов ПриватБанка, зачастую сквозила тенденциозность. Кроме этого, порой встречались и некомпетентные замечания.

Рассмотрим все аргументы «за» и «против» по порядку. В первую очередь, «большой процент» по еврооблигациям ПриватБанка. Этот процент определялся на основании рейтингов банка и Украины, а также конъюнктуры рынка еврооблигаций.

Достаточно сложно сравнить процентную ставку по еврооблигациям ПриватБанка, поскольку в Украине он стал первым финансовым учреждением, выпустившим такие бумаги. Если говорить о финансовых учреждениях России, то Альфабанк и МДМ, в несколько раз превосходящие ПриватБанк по суммарным активам, в конце 2002 года первыми из российских банков выпустили трехлетние еврооблигации со ставкой 10,75%. При этом на тот момент, по оценке Standard&Poors, рейтинг России составлял «ВВ-». ПриватБанк выпустил еврооблигации по ставке 10,85% при рейтинге Украины от того же Standard&Poors на уровне «В», что на два пункта ниже, чем в России в 2002 году. При этом следует учесть, что РФ имеет более ликвидный и интересный для иностранных инвесторов рынок.

Необходимо учесть и то, что Украина слабо представлена на международном рынке капиталов, и поэтому вполне логично осторожное отношение инвесторов к первому выпуску еврооблигаций украинского банка. Возможно, последующие выпуски облигаций украинскими эмитентами будут происходить по более низким ставкам — за счет создания украинскими компаниями и банками кредитной истории, улучшения конъюнктуры рынка. Так, например, российский банк «Зенит» уже в июне 2003 года выпустил еврооблигации с доходностью 9,25% (на 1,5% меньше, чем Альфабанк и МДМ полгода ранее), что связано с повышением кредитного рейтинга страны и возросшей ликвидностью российского рынка. К тому же, июнь 2002 года характеризовался повышенным спросом на еврооблигации развивающихся рынков.

В качестве второго, не менее «интересного» оценочного вывода звучало сравнение выпуска еврооблигаций ПриватБанка с кредитом НАК «Нафтогаз України», выданным WestLB на год под ставку Libor + 3,6%. Такое сравнение само по себе некорректно: ставки по годичным ресурсам («Нафтогаз») намного ниже, чем по трехлетним (ПриватБанк). Кредит НАКа был обеспечен экспортными поставками природного газа компании и 1 млрд. кубометров газа, хранящегося в ПХГ на Западе Украины. Немецкой стороне было также предоставлено письмо поддержки данного кредита правительством Украины, в то время как еврооблигации ПриватБанка не предполагали какого-либо обеспечения или гарантий государства. В конце концов, НАК является государственной компанией, и любые ее обязательства фактически являются обязательствами государства.

Недоумение вызывает и сравнение объема выпуска еврооблигаций банка с его уставным фондом. Подобное сравнение неприемлемо в мировой банковской практике. Заимствование в размере уставного капитала не свидетельствует о «рискованности» этой сделки. Банки всегда имели высокие значения финансового рычага (отношения заемных средств к собственному капиталу). Размер заемных средств у банков всегда превышает его капитал, и не в два, а в восемь-десять раз. Это — суть банковского бизнеса.

На момент выпуска еврооблигаций у ПриватБанка уже был сформирован уставный капитал в размере 700 млн. грн., который в том же месяце официально зарегистрировали в НБУ (к началу 2004-го ПриватБанк имеет наибольший капитал среди украинских банков и второй по размерам уставный фонд — 1 млрд. грн. и 700 млн. грн. соответственно).

Отдельно хотелось бы отметить встречавшееся сравнение синдицированного кредитования с выпуском еврооблигаций. Подобные рассуждения напоминают риторические вопросы типа: «ты за Леннона или за «Роллинг Стоунз»?». Дело в том, что такие источники «длинных» ресурсов, как выпуск еврооблигаций и синдицированное кредитование, являются для банков одинаково привлекательными, поскольку существует потребность в финансировании различных кредитных и инвестиционных проектов. Выпуск еврооблигаций позволяет привлечь ресурсы на более длительный срок и в большем объеме, чем синдицированный заем, в то время как синдицированное кредитование характеризуется более низкими ставками заимствования и более коротким сроком — 1—1,5 года.

Кстати, ПриватБанк первым среди украинских банков освоил международные рынки заимствований. Так, в 1997 году он привлек и полностью погасил синдицированный заем, а в 2003-м — успешно разместил на международных рынках капиталов еврооблигаций 100 млн. долл. США. По большому счету, это был дебют, главная цель которого — выход на международные рынки капиталов, создание публичной кредитной истории и расширение круга иностранных инвесторов банка.

Еврооблигации и синдицированные займы априори не являются взаимозаменяемыми. Тот же ПриватБанк намерен и в дальнейшем активно использовать различные источники международного финансирования для увеличения объемов кредитования реального сектора экономики, юридических и физических лиц.

Здесь стоит отметить, что в условиях, когда в погоне за клиентами украинские банки действуют на грани рентабельности и поэтому становятся очень чувствительными к колебаниям ставок и кризисам ликвидности на межбанковском и валютных рынках, получение значительных долларовых ресурсов на три года с фиксированной ставкой доходности можно считать успехом. Таким образом, банк смог обеспечить стабильность в долгосрочном планировании себестоимости ресурсов и, соответственно, сохранение рентабельности долгосрочных кредитных операций независимо от различных рыночных колебаний, а также уменьшил разрыв между депозитным (в Украине не более года) и кредитным (два-пять лет) портфелем. По всей видимости, это и являлось сверхзадачей выпуска еврооблигаций.

На одном примере довольно сложно всесторонне раскрыть значимость диверсификации источников финансирования для украинских банков в нынешних условиях. Тем не менее, будем надеяться, что нам удалось развенчать некоторые наиболее яркие мифы и опровергнуть некоторые поверхностные оценки по поводу еврооблигационных перспектив украинских эмитентов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК