"Армия" недоростков

7 ноября, 2014, 21:45 Распечатать Выпуск №41, 7 ноября-14 ноября

Действительность остается плачевной: отсутствие внятной и последовательной государственной политики в сфере малого и среднего бизнеса нивелирует его вклад в экономику

Пока "зависшая" ситуация с формированием коалиции ждет своего разрешения, экономика и финансовые рынки все глубже заходят в ступор, выбраться из которого без
серьезных потерь уже точно не представляется возможным. Основные надежды на качественное изменение ситуации чаще всего (по крайней мере, на словах) связывают с развитием малого и среднего предпринимательства. Наиболее успешная часть которого, сумев вырасти до масштабов крупного и очень крупного, призвана представлять завтрашнее лицо цивилизованного отечественного бизнеса. Именно динамичное развитие малого и среднего бизнеса (МСБ) призвано и многократно расширить ряды того самого среднего класса, на котором держатся практически все развитые демократии и который был главной движущей силой Майдана.

Декларативных обещаний с трибун сменившей лица (но не сущность!) власти по этому поводу прозвучало уже немало, а вот реального содержания практически через год после начала Майдана как не было, так и нет. Действительность остается плачевной: отсутствие внятной и последовательной государственной политики в сфере малого и среднего бизнеса нивелирует его вклад в экономику. Налоговые льготы, при отсутствии других необходимых структурных преобразований, только вредят развитию сектора. И хотя предприятий МСБ в Украине уже и так не меньше, чем в Евросоюзе, их качественные показатели по-прежнему близки к нулю. Надежды на качественное изменение ситуации пока призрачны, ведь лидеры и спонсоры всех прошедших в парламент политических сил являются выразителями интересов того самого кланово-олигархического строя, крах которого проявился не только в протестных настроениях Майдана, но и в нынешнем плачевном состоянии экономики. Так что плоды революции, видимо, в очередной раз пожнут вовсе не те, кто рисковал жизнью за ее идеалы. Но беда как раз в том, что пожинать уже, в общем-то, нечего…

Развитые экономики, как известно, держатся отнюдь не на крупных компаниях и корпорациях. Свыше 99% предприятий ЕС — малые и средние, именно они обеспечивают две трети рабочих мест и генерируют ВВП. Малый и средний бизнес Украины в количественном выражении ничуть не уступает европейским показателям (см. табл. 1). Сейчас в нем заняты три из четырех трудоспособных украинских граждан. Именно МСБ осуществляются свыше 60% всех продаж. К примеру, в той же Германии, где малый и средний бизнес также составляет хребет экономики, и количество мелких предприятий, и относительные объемы их продаж ниже украинских. Но у нас количество не перерастает в качество. И если в среднем в Европе вклад малого и среднего бизнеса в ВВП составляет около 70%, то у нас он не превышает и 10%. А многочисленная армия украинских микропредприятий и ЧП-шников вместо двигателя экономики превратилась в ее прицепной вагон.

Согласно результатам исследования, проведенного экспертами Berlin Economics, 77% из 1,7 млн украинских малых и средних предприятий составляют частные предприниматели. Приблизительно половина из них (или 38% от общего количества МСП, см. табл. 2) — так называемые псевдосамозанятые, часть из которых — это наемные сотрудники организаций, оформленные как ЧП-шники ради оптимизации налогов, без которой многие предприятия зачастую просто не смогли бы в нынешних условиях работать (из-за чрезмерно высоких отчислений единого социального взноса, ЕСВ). Но львиная доля — предприятия-пустышки, созданные исключительно ради поддержания коррупционных схем: в основном обналичивания денег для выплаты теневых зарплат, взяток и откатов. Другая половина предпринимательских единиц состоит в основном из фрилансеров и микропредприятий, которым доходов хватает исключительно на проживание. Экономический эффект от их существования также приближается к нулю (разве что улучшаются официальные показатели безработицы), уровень предпринимательской мотивации в этой категории крайне низок, созданы они исключительно из-за отсутствия других источников дохода и практически не развиваются.

Лишь 5% МСБ — это собственно предприятия, вносящие вклад в экономический рост. В этом и заключается основная причина того, что при сопоставимости показателей украинского и европейского секторов МСБ другие экономические параметры, тот же ВВП, отличаются разительно.

"В Украине, в отличие от европейских стран, очень много так называемых ФОПов (аббревиатура от термина "фізична особа-підприємець". — Ред.). Они в большинстве случаев подпадают под упрощенную систему налогообложения и заняты в непродуктивных и низкоприбыльных отраслях. Это огромная проблема, учитывая уязвимость малого и среднего бизнеса, его зависимость от экономической ситуации в целом. Плюс, если вспомним, в 2011 г. по сравнению с 2010-м количество ФОПов уменьшилось на полмиллиона, при этом на общей статистике занятости это не сказалось. Можно предположить, что большая часть этих ФОПов были наемными сотрудниками предприятий, оформленными как ФОПы ради оптимизации налогов. То есть фактически они не вели предпринимательскую деятельность и прекратили свою работу после введения в действие нового Налогового кодекса", — объясняет статистические парадоксы Артур Ковальчук, научный сотрудник Института экономических исследований и политических консультаций.

Немецкие эксперты, проводившие исследование, отмечают, что даже те мизерные 5% реально работающих предприятий малого и среднего бизнеса развиваются крайне медленно, зачастую сознательно сдерживая свой рост.

Авансы для МСБ — медвежья услуга экономике?

Украинский малый и средний бизнес по сравнению с европейским растет намного медленнее. И это очень опасная тенденция, так как экономический эффект от работы малых предприятий как таковых относительно невысок: в большинстве своем они не создают достаточного количества новых рабочих мест, не развивают технологии, не стимулируют экономические изменения. Все это возможно лишь в перспективе, когда малые предприятия "растут". Долговременные (на периодах свыше
40 лет) научные исследования свидетельствуют, что все вышеупомянутые изменения возможны лишь при выходе компаний на новые витки развития, динамичном переходе от стартапа к среднему предприятию, и от среднего — к крупному. В украинских реалиях это происходит крайне редко.

Тормозят процесс сразу несколько причин. Во-первых, популистская политика государства в отношении малого бизнеса основана исключительно на налоговых льготах для ФОПов и микропредприятий (с годовым доходом менее 2 млн грн и количеством сотрудников до десяти), в то же время потребности компаний "средней руки" полностью игнорируются. Во-вторых, коррумпированность контролирующих органов и колоссальное административное давление на бизнес, которое с его "ростом" только увеличивается, является веской причиной для того, чтобы и дальше оставаться мелким бизнесом, к которому прикован не столь сильный интерес фискальных служб. Система упрощенного налогообложения, призванная помогать малым, по сути, не дает им развиваться.

Когда компания вырастает за рамки этой системы, она искусственно "сворачивается", делая все возможное для того, чтоб оставить себе предусмотренные государством льготы. В таких условиях привилегии, щедро обещаемые властями, несут существенные экономические риски — поддержка малого бизнеса ради сохранения его статуса становится вредоносной.

"Раньше у нас работало 15 фиктивных ФОПов, в основном открытых на родственников. Объем продаж сами посчитайте, несложно (7,5 млн грн. — Ю.С.). Каждого "отрабатывали" менее чем за месяц. Работали на "упрощенке с НДС", чтобы у крупных компаний, так сказать, был к нам интерес, — рассказал ZN.UA частный предприниматель, занятый в оптовой торговле. — Работать было очень выгодно, но не все коту масленица. Сейчас у нас объем продаж не выше 5 млн в год, один ФОП без наемных сотрудников, реально занятых пять человек. Прибыли хватает на то, чтобы не закрыть бизнес, не больше, становиться фирмой смысла нет. У нас есть конкуренты, у которых все официально: офис, зарплаты, налоги. Так вот объемы у них ниже, а головной боли и бумажек больше. Пока есть возможность, будем работать, как сейчас: меньше проблем, меньше вопросов".

Александр Кнут, член немецкой Консультативной группы, считает, что бизнес, ориентированный исключительно на поддержание себя самого, играет важную роль при переходе от аграрной экономики к индустриальной, но в сформировавшейся экономике Украины такой большой процент этих предприятий говорит только об огромном количестве системных проблем. В развитых и развивающихся экономиках этот тип бизнеса в принципе не должен существовать, ведь деятельность таких компаний по сути своей не является предпринимательской в классическом понимании, а люди, задействованные в таком бизнесе, просто не имеют других средств для жизни.

Эффект масштаба

Но оставаться малым или средним непродуктивно и невыгодно для самого же предприятия, так как средние затраты при росте компании, как правило, уменьшаются. Экономические эксперты спорят относительно того, существует ли максимально эффективный размер компании для каждой отрасли, но все эти споры касаются предприятий с сотнями и даже тысячами сотрудников. В отношении компаний с численностью персонала до 250 человек позиция экономистов солидарна — им необходим рост.

Прежде всего, административное давление на МСБ намного выше. Затраты на проверки, которые смело можно отнести к постоянным, для малых предприятий часто непосильны, их опыт и возможности противостоять коррупционным схемам также существенно ниже, чем у крупных фирм. Ведение первичной документации (счета, квитанции, свидетельства и проч.) — это также регрессивные затраты, которые уменьшаются при увеличении оборотов компаний. Это очень актуально для Украины, система первичной документации которой, игнорируя все "европейские" курсы правительства, продолжает базироваться на стандартах совка.

"Украинские стандарты бухучета хоть и были внедрены в 1999 г., по большому счету, базируются на международных стандартах. Но украинский бухучет — это в большей степени налоговый бухучет. Разница в отчетности, и ее менять нужно обязательно. Сейчас все отчеты ориентированы исключительно на органы власти, которые мало интересуются подробностями ведения дел. Нужно переориентировать отчетность на инвесторов и менеджеров, тогда от них будет реальная польза, — рассказывает Томас Оттен, директор компании "Оттен Консалтинг". — Усложняется ситуация тем, что документов очень много: справки, выписки, накладные, командировочные (печать "выехал", печать "приехал"). Более того, постоянно какие-то документы вводятся, какие-то отменяются или считаются необязательными, но налоговая их все равно у предпринимателей требует. Все отчетные документы давно следует объединить в один".

Например, реформа использования печатей началась за здравие, а кончилась за упокой. До сих пор не внесены изменения во все нормативные акты, которые требуют от предпринимателей использование печатей, официальных разъяснений и толкований после принятия закона так и не последовало. А размытая формулировка, обязывающая использовать печать "при ее наличии", привела к тому, что реально от их использования отказались единицы. Такие же проблемы с выписками из реестров, ради которых нужно стоять многочасовые очереди: сначала чтобы взять выписку, потом — чтоб отдать. Чиновники годами не находят времени, сил и желания, чтобы открыть друг другу доступы к реестрам и перестать "юзать" предпринимателей в качестве почтовых голубей.

"Мы с февраля слышим о радикальных реформах, но не видим их. Разрешительная и налоговая системы, системы лицензирования и технического регулирования — все они требуют реформ. Решение проблем в этих сферах могло бы если не стать импульсом, то хотя бы улучшить ситуацию. Но даже запрет на проверки, введенный во втором полугодии, не оказал никакого эффекта, так как проблема с проверками фискальной службы, например, осталась, — рассказал ZN.UA Вячеслав Быковец, вице-президент Союза предпринимателей малых, средних и приватизированных предприятий. — Реформа контролирующих органов по сути ничего не изменила. В первом чтении был принят закон о лицензировании видов хоздеятельности, но потом процесс остановился. Количество разрешительных документов не сокращается, проблема с работой разрешительных органов остается. То есть реформы проводятся только на словах, реально их нет".

Если вспомнить выводы немецких исследователей, становится ясно, что целью должно быть не открытие большого количества малых предприятий, а создание условий для их развития и стимулирование конкуренции между ними и крупными компаниями, а для этого необходимо обеспечить им равные условия. До тех пор, пока чиновники продолжают обслуживать олигархов, защищая их от нежелательной конкуренции, люфта для роста МСБ в Украине не будет. А значит, эпоха отсутствия инноваций, высоких цен и низкого качества продукции будет продолжаться.

В условиях финансово-кредитного кризиса, когда заемные средства недоступны подавляющему большинству малых и средних компаний, снижение административной нагрузки и давления на бизнес становится чуть ли не единственной, доступной сейчас формой поддержки МСБ. Но даже беглый взгляд на программы политических сил, прошедших в парламент, говорит об отсутствии надежд и на эти меры.

Повсеместно декларируя борьбу с коррупцией, политики не видят необходимости в реформах судебной системы и правоохранительных органов. Вместо же создания равных условий для компаний всех размеров, форм собственности и отраслей поддержка обещается исключительно "точкам экономического роста" — сельскому хозяйству и пищевой промышленности. А малый бизнес продолжит "делать статистику", плодиться благодаря налоговым льготам и коррупции и благодаря им же — так и оставаться малым бизнесом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Виталий Болонкин Виталий Болонкин 27 листопада, 07:16 Одна из лучших статтей, раскрывающих положение в секторе экономики Украины, малом и среднем бизнесе. Таблица 2 отвечает на вопрос почему страна не имеет будущего. Краткий пример: страна стонет в тисках энергетического кризиса. Газа не хватает, на ТЭС нет угля, тысячи переселенцев ютятся в холодных ангарах, дети сидят в холодных классах. И в то же время предприятие прекратило продажу теплогенераторов, которые работают на отходах -исчерпан лимит продаж 5 млн грн, установленный Налоговым кодексом для единоналожников. Отказываем даже волонтёрам, ждём нового года. С первого января - жизнь сначала, на очередных 5 млн. А могли бы и на 20 млн. Кто придумал такие правила? Ответ известен. Так в каком секторе таблицы мы находимся, 5% или 57%? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно