Женское тело: от предрассудков и табу до полной раскованности

1 ноября, 2013, 17:35 Распечатать Выпуск №40, 1 ноября-8 ноября

На каждом этапе физиологического развития на тело женщины накладывали определенные табу, обязанности и запреты. Если женщина их не придерживалась, то выпадала из социума и очень от этого страдала. Тело украинки было объектом социального контроля, а сама женщина — объектом суровых ограничений. 

"Шоб я лягла гола, мой би чоловік зо мною не спав, і не жив би. І не жив би! Он би даже мене побрезговав, що я гола з ним. Оце яка була стид! О за це вже да було стидно-стидно".

Смешная цитата — на первый взгляд. А на самом деле — истинная правда, причем женщина не просто верила в то, что говорит, но и жила по таким правилам и представлениям. И было все это не так давно — каких-то сто лет назад. И не где-нибудь, а в Украине. 

Ученый-этнограф, кандидат исторических наук, доцент Киевского национального университета им. Т.Шевченко Ирина Игнатенко исследовала табуированную до сих пор тему женского тела в украинской культуре. Чтобы узнать, какими были особенности интимных отношений наших предков, способы контрацепции, исследовательница на протяжении десяти лет объехала 108 сел Полесья, Черкаcчины, Полтавщины, опросив в каждом по две-три старушки. Вылилось это в недавно опубликованную научную монографию "Женское тело в традиционной культуре украинцев". 

Книга поражает своей смелостью и откровенностью. 

— Эту тему почти никто из исследователей не освещал, поскольку в советское время писать о женском теле и сексе было недопустимо, — говорит Ирина Игнатенко. — Вещи, о которых я рассказываю, очень деликатные. Возможно, они несколько отличаются от традиционных представлений о народной культуре, но так было на самом деле, и об этом надо говорить. Эту сторону прошлого мы тоже должны знать. Думаю, украинское традиционное общество было намного более жестким к женщине, чем к мужчине. 

Становясь женщиной... 

— Не стоит недооценивать людей старшего возраста, — считает ученый. — Бабушка может не вспомнить, что делала вчера, но о том, как любила, была девушкой и ревновала, не забудет никогда! Женщины раскрывались и делились со мной воспоминаниями... Слушая их рассказы, я пришла к выводу, что тело самой женщине не принадлежало, оно принадлежало социуму, общине, в которой она жила. Поскольку на каждом этапе физиологического развития на тело женщины накладывали определенные табу, обязанности и запреты. Если женщина их не придерживалась, то выпадала из социума и очень от этого страдала. Тело украинки было объектом социального контроля, а сама женщина — объектом суровых ограничений. 

Например, "обряд амбара", без которого нельзя представить свадьбу в ряде регионов Украины, происходил так: после угощения невесту обследовали гости со стороны жениха (раздевали, проверяли волосы, смотрели между пальцами), чтобы нигде не спрятала иголку или булавку, чтобы не могла сымитировать девственность. После того, как молодых заводили в амбар, вся публика томилась в ожидании. На выполнение брачных обязанностей молодым выделяли от 5 до 30 минут, не больше. После чего шафер мог стучать и спрашивать: "Можно ли уже зайти?" Сватьи пели, дружки переспрашивали: "Скоро?" Все это трудно даже представить. Поскольку молодых практически не оставляли в покое. Понятно, что в таких обстоятельствах возникали проблемы: молодой физиологически не мог справиться со своими обязанностями. 

— "Часто было, что такой страх находит на молодого, прямо до слез", — цитирует кого-то из респонденток пани Ирина. — А если жених не мог "добыть калину", то невесту обвиняли, что это она виновата, наслала на него немощь с помощью магии, чтобы скрыть свой грех. Однако если молодой не мог, "то его заменял шафер"! Представляете? Кроме того, "калину" могли добывать сама невеста или сватьи! Было не важно, кто для девушки станет первым мужчиной, главное, чтобы она лишилась девственности именно на свадьбе. Поскольку в этот момент происходил обряд перехода — из парня и девушки в мужчину и женщину. Это был особый момент определенного программирования. 

Невеста принадлежала не жениху, а его роду. Она должна была предоставить как доказательство целомудрия сорочку со следами крови. Тогда девушку прославляли, даже вели к улью, сажали на него, поскольку считали, что девственность — это богатство, достаток, благосостояние, которое перейдет на хозяйство и на весь род. Такая вот кровная жертва, определенное освящение рода. А если девушка лишилась "венца" до брака, ее и родителей всячески порицали.

Правда, чтобы избежать вселенского позора, "нечестная" невеста перед "обрядом амбара" могла публично сознаться в своем грехе, попросить прощения перед общиной, а еще — подойти к каждому пожилому человеку, поцеловать ему руку и поклониться на четыре стороны.

Ирина Игнатенко подчеркивает определенные двойные стандарты: ведь несмотря большое значение девственности, девичество украинок было не таким уж целомудренным. Речь идет о посиделках — "вечорницях", где молодежь практиковала общую ночевку. Ласки, объятия, поцелуи были неотъемлемой ее составляющей. 

— Инициировали общую ночевку юноши, — рассказывает исследовательница. — Они часто обманывали девушек, обещая жениться. А неосведомленность партнерш о том, что такое половой акт (в семьях о половом воспитании не говорили), приводила к печальным последствиям. Потеряв на посиделках целомудрие, девушка переходила в статус "покритки", а часто даже не могла понять, откуда у нее "взялся" ребенок. Замуж она могла выйти только за вдовца с детьми. Разве такими были требования к юношам, имевшим добрачный секс? — задает риторический вопрос Ирина. — Все это снимает флер идеализации народной культуры. 

Идеальный жизненный сценарий женщины должен был быть таким: родилась, приняла крещение, до двадцати лет вышла замуж, родила детей. К старости имела высокий статус в сельской общине: могла быть повитухой и знахаркой. Женщины, родившие ребенка вне брака и вдовы в этот сценарий "не вписывались". 

Табу на секс
перед рыбалкой,
охотой и пахотой 

Сейчас такое физиологическое явление, как "женские критические дни", воспринимаются вполне естественно. Однако в своей книге автор рассказывает о многочисленных верованиях и запретах, связанных с менструальным циклом, поскольку женская кровь "считалась грязной". Поэтому "в эти дни" на женщину накладывали ряд табу: она не могла посещать церковные службы, семейные обряды, свадьбы, похороны. Женщине, у которой были месячные, запрещалось выходить в сад, поскольку это якобы могло вызвать усыхание деревьев; сажать овощи, полоть, потому что тогда не будет плохой урожай или он вырастет невкусным. Нельзя было собирать грибы, травы, так как они потеряют питательные и лечебные свойства... Нарушение этих правил считалось большим грехом и объяснялось "нечистотой" женщины.

А еще в традиционном обществе было законом: женщина должна рожать столько детей, сколько дал Бог. Но контрацептивы были и в те времена, их заменяли травы и магические ритуалы. Например, верили, что если сжечь в печи рубашку, на которой была месячная кровь, приговаривая: "Как эта кровь на печке печется, так чтобы и дети испеклись в моей утробе", то сожжешь весь дальнейший приплод. Аборты делали веретеном или гусиным пером. Конечно, эти процедуры были очень опасны и часто заканчивались кровотечением, заражением крови и смертью женщины. Зная это, мало кто на такое решался. К тому же украинки были очень набожными, и это их сдерживало от убийства неродившегося ребенка. 

— Заниматься сексом разрешалось очень редко, — рассказывает Ирина. — Нельзя было в среду, пятницу, воскресенье, в церковные праздники и во время четырех основных постов. Поэтому оставалось очень мало дней, когда "можно". И это было своеобразной контрацепцией. 

Мужчинам запрещались половые сношения перед рыбалкой, охотой, пахотой, севом, убоем кабанчика. Женщинам — перед изготовлением основы ткани, приготовлением пищи, замесом хлеба, во время месячных. 

— Традиционное общество было очень жестоким и патриархальным, — подытоживает Ирина Игнатенко. — Просто встретиться на улице и поговорить девушке с парнем считалось неприличным. Если женщина отходила от стандартов, установленных обществом, она могла погубить свою жизнь. 

* * *

Некоторые предрассудки и запреты существуют до сих пор, особенно в селах. Например, моя мама не квасит капусту и не консервирует, во время "критических дней". Недавно и мне священник сказал выйти из комнаты (не из церкви), где крестил ребенка, поскольку я была "нечистая". А подруга-вдова уже и забыла о своем любимом занятии — выпекать свадебные караваи, потому что "неблагополучная" женщине не может этим заниматься…

Несмотря на изменения во взглядах на женское тело в разные времена, постоянным остается образ нежной, миниатюрной фигуры, формы которой округлые и плавные, а кожа мягкая и гладкая. Тело женщины не должно свидетельствовать ни о силе, ни о мощи, ни о самостоятельности, ни о мужестве — то есть о властных устремлениях. 

Но, к сожалению, сейчас женская красота не рассматривается как единство духовного и физического образа. Теперь стало нормой выделять отдельные части женского тела: почему-то грудь и губы, обезображенные силиконом, считаются особенно сексуальными и красивыми. Женские образ, тело активно используют в рекламе, шоу-бизнесе, на телевидении и в "глянце" как предмет сексуальной эксплуатации, возбудитель нужд покупателей, зрителей, читателей, как катализатор продажи товаров и услуг. Но это уже тема для другой статьи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 16
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно