"Родограмма" как алгоритм судьбы

1 февраля, 2013, 18:10 Распечатать Выпуск №4, 1 февраля-8 февраля

Основные модели поведения человека напрямую связаны с его генетическим кодом, в котором записана информация, связанная с опытом предков, и нередко мы ведем себя, как роботы, когда, сознательно или неосознанно следуя модели их поведения, невольно повторяем совершенные ими ошибки или, напротив, удачные поступки.

 Многие, наверное, помнят, как самодур-король, один из главных героев фильма "Обыкновенное чудо", снятого по пьесе Е. Шварца, обвинял предков во своих всех грехах и ошибках. "Предки. Прадеды, прабабки, внучатные дяди, тети разные, праотцы и праматери. Они вели себя при жизни как свиньи, а мне приходится отвечать. Паразиты они, вот что я вам скажу, простите невольную резкость выражения. Я по натуре добряк, умница, люблю музыку, рыбную ловлю, кошек. И вдруг такого натворю, что хоть плачь", — сказал он и на вопрос: "А удержаться никак не возможно?" — ответил: "Куда там! Я вместе с фамильными драгоценностями унаследовал все подлые фамильные черты. Представляете удовольствие? Сделаешь гадость — все ворчат, и никто не хочет понять, что это тетя виновата".

Бесспорно, такие словесные пассажи сначала кажутся абсурдом, желанием приписать собственные неблаговидные дела или ошибки мистическому влиянию "голоса крови" или "предков". Конечно, никто не заставляет нас слушаться этого "голоса" и искать подлинные причины своих побед или поражений в достоинствах или недостатках отцов. Но наверное, никто не станет отрицать, что подчас голос рода, крови, предков действительно говорит в нас сильнее, чем наше собственное, хрупкое и зависимое "я". Тогда, по выражению известного психоаналитика Назипа Хамитова, в человеке формируется некая "субличность", выражающая именно родовое начало и предлагающая личности свою, особую линию поведения. "Субличность", воплощающая "голос рода", может конфликтовать с другой "субличностью", представляющей вашу собственную, а не заимствованную линию поведения.

Доктор Тойч утверждал, что основные модели поведения человека напрямую связаны с его генетическим кодом, в котором записана информация, связанная с опытом предков, и нередко мы ведем себя, как роботы, когда, сознательно или неосознанно следуя модели их поведения, невольно повторяем совершенные ими ошибки или, напротив, удачные поступки.

Как же избежать повторения чужих ошибок? Доктор Тойч полагал, что сначала нужно построить "родограмму" или "генограмму", то есть своего рода схему, подобную родовому древу, родословной. Но на этой схеме будут отмечены не только ваши предки, но и узловые линии их судеб. Тогда можно определить, кто, когда и в какое время совершил ошибку, которую вы невольно, спустя годы или даже столетия, повторили. Если вы занимались когда-нибудь изысканиями в своей родословной и знаете точно или приблизительно, кем были ваши прадеды и прабабки, то определить, где и при каких обстоятельствах произошла та самая "погрешность", которая мешает вашей нынешней жизни, не составит труда. Беда в том, что мы зачастую не знаем, кто были наши предки, и потому не можем выявить пресловутую "погрешность" в алгоритме развития своего рода. 

Согласно Ideal-методу, разработанному доктором Тойчем, каждый человек имеет основное внутреннее направление, модель поведения, возникшую не только на базе его собственных чувств и мыслей, но и на мощном фундаменте опыта и эмоций предков. Конечно, эта модель поведения может быть как положительной, так и отрицательной, и формируется она три-четыре поколения назад, то есть при жизни прапрадедов и прапрабабок (или по меньшей мере прадедов и прабабок). События, произошедшие три-четыре поколения назад в жизни предков отбрасывают тень на бытие потомков. Словом, как писал Николай Гумилев 

"Все проходит,
как тень, но время 

Остается,
как прежде, мстящим, 

И былое, темное бремя 

Продолжает жить
в настоящем". 

Вытесненные в подсознание эмоции могут жить веками в одной и той же семье. Более того, они становятся важнейшей составляющей болезненных отношений в семье (в роду) и часто трансформируются в так называемую болезненную модальность.

Если мы пролистаем страницы в книге, именуемой родословным древом, на три-четыре поколения назад, то окажемся, скорее всего, в начале ХХ века, в грозовое время Октябрьской революции и Гражданской войны. А тогда судьбы редко складывались счастливо и удачно: жители Российской империи делились в основном на палачей и жертв. Были, впрочем, и праведники, не ставшие жертвами, но такое случалось редко. И Украина не избежала общей участи. Так что, увы, при таком наследстве "темного бремени былого" и у нас, и у нашей страны достаточно. А дальше нужно рассматривать каждую судьбу в отдельности…

Доктор Тойч называл произошедшее в России и в Украине в ленинско-сталинскую эпоху "моделью подавления". В историческом контексте поведенческая "модель подавления" — это революции, войны, репрессии, господство тоталитарных режимов и т. п. Как палач не может жить без жертвы, так "модели подавления" сопутствует "модель отвержения" — большевистское государство обмануло надежды наших прадедов и отвергло их. "Модель отвержения" в обществе и государстве связана с отвержением в семьях, когда супруги не умеют любить и покидают друг друга, не заботятся или плохо заботятся о своих детях. Соответственно, человек, живущий в наше время, может быть подсознательно настроен на модели "подавления—отвержения", характерные для исторического бытия наших прадедов и прабабок (прапрадедов и прапрабабок). 

Сегодня, конечно, кровавая ленинско-сталинская эпоха расстрелов, лагерей и полного отсутствия гражданских свобод, слава Богу, канула в Лету. Но отдельные ее рудименты по-прежнему крепко сидят в нашем сознании и, увы, сохранились в обществе и государстве. И те люди, чьи предки были отнюдь не праведниками и даже не жертвами, а, увы, палачами, продолжают нести некую "родовую" ответственность перед потомками жертв. Стало быть, даже если вы лично не совершали в жизни страшных грехов, но ваш предок в ленинско-сталинскую эпоху относился к палачам, а не к жертвам, то вы невольно несете на себе тяжесть им совершенного. И тогда, если вы обнаружите такого человека в своем родословном древе, а точнее, в построенной вами согласно Ideal-методу доктора Тойча "родограмме" или "генограмме", психогенетики (как, впрочем, и священники) посоветуют вам осознать совершенные предком ошибки и покаяться в них. Покаяться не за себя, а за свой род, за своих предков. А если, напротив, вы откроете, что в третьем-четвертом поколении ваши предки относились к числу счастливо выживших праведников, то, возможно, часть их удачливости и достоинств перейдет к вам. 

Мой дедушка Григорий Яковлевич Раскин — фронтовик-танкист, заслуживший во время Великой Отечественной немало наград, в том числе и "набор храбреца" (медали "За отвагу", "За боевые заслуги" и "За победу над Германией") — был очень удачлив. Его призвали на фронт в июне 1941 г., когда в Советской армии царила полная неразбериха. Безоружных новобранцев, еще не обученных военному делу, повели на соединение с уже сражавшейся воинской частью. В степи под Николаевом их перехватил немецкий десант. Дед попал в плен, но, к счастью, бежал. После этого он долго блуждал по украинским селам, пытаясь найти своих, пока снова не попал в плен — на этот раз к румынам, союзникам немцев. Был в плену полтора месяца. В лагере, где он оказался, уже расстреливали евреев. Но деда, к счастью, никто не выдал. Он снова бежал, долго блуждал в поисках линии фронта, прятался в сараях и погребах у местных крестьян и, наконец, пробился к своим. И его опять-таки никто не выдал — даже тех селах под Николаевом и Одессой, где было полным-полно провокаторов и полицаев, люто ненавидевших евреев.

Дед закончил войну сержантом-танкистом под Бреслау. Все вокруг говорили, что он невероятно удачлив. Сам он, впрочем, объяснял секрет своего везения так: "Я всегда верил и всем говорил, что выживу, после войны женюсь, и у меня обязательно будет сын". Все это сбылось — благодаря его удивительной вере!

Я рассказываю историю деда отнюдь не потому, что хочу похвастаться своими предками, а потому, что в свое время, распутывая историю семьи, рода, искала корни унаследованного многими моими родственниками умения не сдаваться в самых тяжелых жизненных ситуациях. На первый взгляд кажется, что эти корни следует искать исключительно в личном жизненном опыте, прочитанных книгах или просмотренных фильмах. Но они, эти корни, лежат гораздо глубже, и даже порой не в истории дедушек и бабушек, а три-четыре поколения назад. 

Словом, попытайтесь узнать, что происходило в вашем роду в этот исторический период. Результаты, если верить психогенетикам, окажутся захватывающими! 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 4
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно