Как тебе не стыдно!

10 августа, 16:00 Распечатать Выпуск №29, 11 августа-17 августа

Стыд, как и любая эмоция, выполняет важную регулятивную функцию в отношениях. 

Я всегда утверждала и утверждаю, что все чувства, которые мы можем идентифицировать своим сознанием, важны для нас и даже необходимы. 

Невозможно жестко разделить чувства на "плохие" и "хорошие", ведь каждое из них выполняет свою, особенную роль, адаптируя психику к внешним условиям, к взаимодействию с другими людьми. Но тем не менее мы вполне можем разделить чувства на приятные и неприятные. И совершенно естественным образом пытаемся избегать неприятных, прилагая к этому ощутимые усилия. Но в любом психологическом пространстве, где присутствует общение, будь то воспитание детей, выяснение отношений партнеров, беседа с начальством или работа психолога с клиентом, всегда было, есть и будет место чувству стыда. 

Практически все великие психологи изучали феномен стыда, определяли его роль и предназначение, пытались понять его разрушительные последствия для психики, признавали состоянием аффекта, частью общественной морали, регуляторным механизмом экзистенциального кризиса. Но большинство сошлось во мнении, что ближайшим "родственником" стыда является чувство страха. Страх — несомненно, важное чувство, оно работает на инстинкт самосохранения на биологическом, животном уровне. Это ужас, который испытывает живое существо, переживая возможную утрату жизни. А стыд — это страх перед утратой собственной личности, отношений со значимыми людьми.

Да, мы все боимся потери отношений, полагая, что мы, возможно, недостаточно хороши для них: не настолько красивы, успешны, умны, приятны в общении. Нам всем необходимы любовь и понимание, за которыми и следует принятие. Чужое мнение о нас — мерило того, насколько окружающие способны нас принять, если мы позволяем быть себе такими, какие мы есть на самом деле. Многие ли из нас готовы пойти на эмоциональный риск и сказать первыми, например: "Я люблю тебя", не имея никаких гарантий на взаимность? Гораздо проще не выходить на это "поле боя" до тех пор, пока не почувствуешь себя самым лучшим и сильным. Но при каких обстоятельствах это может случиться и случится ли когда-нибудь вообще?

Можно долго рассуждать о чувстве стыда, но все попытки понять его суть могут разбиться об утверждение, которое часто приходится слышать от клиентов в кабинете психолога: "Мне как-то стыдно, что у меня все хорошо", "Мне неудобно, что я добился успеха", "Мне стыдно, что я зарабатываю больше". Какой-то парадокс, все перевернуто с ног на голову. И мне всегда казалось, что за этим стремлением к скромности лежит что-то очень важное, похожее на сакральное желание эллинов не разгневать богов, не дать Вселенной ни единого шанса отменить мой успех. Ведь, скрытое от чужих завистливых глаз, оно никуда не денется, хотя ценность его в этом случае существенно понижается. Но так трудно ощутить эту тонкую грань, которую наши предки как-то определяли, пряча детей от сглаза, а имущество от зависти. Они поселили в наших языческих душах страх, что если мы проявим предельную искренность, чистоту и открытость помыслов, то нехорошие люди обязательно этим воспользуются, вычислив нашу уязвимость и насмехаясь над ней. 

Да, стыд — это об уязвимости. Мы, с одной стороны, постоянно думаем, что сильно влияем на чужую жизнь в тот момент, когда занимаем чье-то место, обижаемся, бросаем мусор на обочине дороги, заводим собаку, включаем громко музыку… С другой стороны, мы часто не можем попросить об элементарных и необходимых нам одолжениях, например, налить нам чаю, когда мы болеем, помочь донести тяжелую сумку, заменить пробитое колесо. И в том и в другом случае нам "на помощь" приходит осуждение, которое демонстрируют нам другие, или то, которое живет внутри нас самих. Мы уязвимы в своем желании быть с миром в гармонии, ведь нет никаких гарантий, что миру вообще есть до нас дело. И это делает нас еще более уязвимыми. Если бы получили ну хоть какие-то гарантии любви, то да, конечно же… Но — нет!

Есть еще люди — агрессивные перфекционисты, живущие в бинарной системе оценивания: или на "отлично", или никак! Никаких иных градаций оценивания они не приемлют. Поэтому все, что недотягивает до высшего балла, для них априори плохо. Весь этот убийственный перфекционизм порожден странной шкалой оценивания успехов, где принцип "у нас должно быть все самое лучшее" врос в систему семейных ценностей и даже через поколения может играть деструктивную роль. Особо в этом преуспела школа, предложив оценку как главное мерило жизненного успеха. 

Вообще школа во все времена была институтом притягивания всяческих штампов, в том числе и формулы "как тебе не стыдно!". Чаще всего эта формула озвучивалась именно в публичном пространстве, где субъекту стыда надлежало покраснеть, потупить взгляд, извиниться при всех за свое нелепое существование. Для формирования чувства стыда школа — идеальный плацдарм. В ней есть все атрибуты, необходимые для создания предельной уязвимости: страх перед публичным непринятием и отвержением, негибкие критерии оценивания поступков с жестким разделением на "хорошие" и "плохие", необходимость отказаться от идентичности и уникальности. Если в эту систему попадает личность с опытом непринятия родителями, мы однозначно получим стеснительного и застенчивого ребенка, находящегося на грани уничижения. И тут-то его непременно приведут к психологу, чтобы разобраться, почему же он такой стеснительный и неуверенный в себе. 

А разбираться правильно было бы с родителями. Ведь это их послания являются основой, на которой строится фундамент отношения к себе, именно они являются зеркалом, отражающим чувства и личность ребенка. Было замечено, что люди, которые часто испытывают стыд, в детстве были лишены одобрения и принятия со стороны взрослых значимых людей. Потому что стыд как раз блокирует здоровое детское возбуждение и интерес к другому человеку, являющиеся основой доверия. Он блокирует желания, вносит запрет на взаимность. Но перед стыдом всегда идет эмоциональная отчужденность взрослого, недооценка, наказание, безразличие и бестактность. Ребенок принимает себя как недостойного, неподходящего. Даже хорошие поступки могут подвергаться жесткой критике. Не отсюда ли стремление к перфекционизму, где иметь все самое лучшее становится сверхзадачей, недостижимой мечтой, которую уж лучше никому не демонстрировать, а то вдруг сглазят? Стыд, как правило, сопровождается неспособностью мыслить логически, так как на уровне чувств, в состоянии аффекта, блокируется наша способность отслеживать причинно-следственные связи и делать надлежащие выводы. Именно поэтому дети часто просто "немеют" и не способны на искреннее раскаяние и извинения, когда охвачены стыдом.

Иногда очень трудно вспомнить то родительское послание, которое впервые вызвало стыд. При этом людям свойственно приписывать значимым фигурам — начальнику, мужу или жене, и даже психологу — те же чувства осуждения и отвержения, которые были изначально распознаны и шли от родителей. Но тем не менее отрицание и избегание стыда мешает нам воспринимать реальность. А с реальностью лучше дружить. 

Могут ли у стыда быть нормальные, умеренные формы? Да, и более того, они обязательны для многих систем моральных ценностей, где стыд — это страх перед осуждением людьми, а совесть — это страх перед Богом или законом. В такой ситуации чувство стыда вызывает вполне переносимый дискомфорт, но человек может вынести это состояние, осознавая его конечность. А для того чтобы сократить его деструктивное влияние, совершает действия, направленные на уменьшение этого дискомфорта. Вместо того чтобы отрицать стыд, человек примет его как сигнал к изменению, меняя свое поведение, и, как следствие, представление о себе. 

Но если человек начинает жестко отрицать наличие у себя чувства стыда, то с большей вероятностью он может превратиться в личность с раздутым чувством гордости и собственной значимости и будет повсеместно настойчиво доказывать, что он чего-то да стоит! Тут и до нарциссизма рукой подать. И до агрессии. Ведь очень часто агрессия — это защита от приступа стыда: "Если ты заставишь меня чувствовать себя неловко, я обязательно нападу!". Перфекционизм, высокомерие, проекция стыда на других — это все человек использует, чтобы не встречаться со своим собственным стыдом. Чувство стыда лишает нас спонтанности, права на ошибку, а значит, и возможности ее исправить, способности на близость, интимность, доверие. Стыд — прямая дорога к одиночеству. 

Часто психологу трудно работать с такими людьми, так как именно он и становится первым объектом для обесценивания и разочарования. И если психологу хватает мудрости распознать это и смелости с этим справиться, то человек получит уникальный опыт — поймет, что отношения могут продолжиться даже после обесценивания. Оставаясь рядом, можно вернуть человеку право на любовь и принятие. 

В моей практике была девочка, которая с порога начала со мной конфронтацию, хотя мама привела ее с запросом о застенчивости. После многочисленных попыток "быть ужасным ребенком" и испытывания моего терпения к ее выходкам, которые она себе нигде больше не могла позволить, она мне честно призналась: "Как вы могли меня терпеть такую мерзкую и грубую? Мне так за себя стыдно!". Но это уже был конструктивный стыд — который все-таки нам необходим, чтобы мы могли не съезжать с катушек…

Стыд, как и любая эмоция, выполняет важную регулятивную функцию в отношениях. Да, иногда становится неудобно, что ты не можешь поступить с людьми так, как они поступают с тобой. Потому что стыдно. Но это почти единственный способ сохранить отношения…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно