Если женщина говорит "нет"

21 февраля, 2014, 19:10 Распечатать

Польша была последней страной в ЕС, в которой изнасилование не было уголовно преследуемым в случае отсутствия заявления жертвы, даже если преступник был известен. Теперь такое преступление будет преследоваться законом, независимо от того, есть ли обращение жертвы, и хочет ли или может она давать показания. 

Женщины провоцируют, возбуждают, раздражают мужчин, а потом обижаются. И так во всем мире.

"Дамы, пришло время понять, что изнасилование — это ваша вина, — говорит с улыбкой красивая актриса Болливуда. — Научные исследования ясно показывают: основной причиной насилия являются женщины. Почему? Потому что у мужчин есть глаза! Дамы, уж не думаете ли вы, что изнасилование вызвано подпитанной годами патриархата необходимостью мужчины править? Не обманывайте себя в ложном предположении, что женщины тоже люди, а пора взять ответственность на себя за растущее количество изнасилований в Индии".

Сатирическое видео, под названием "Это ваша вина!" группы индийских комиков, в котором они насмехаются над стереотипами об изнасиловании, было опубликовано на YouTube, и стало настоящей сенсацией среди пользователей Интернета. В течение первых двух дней его посмотрело более 1,3 млн человек. 

За преступление должны отвечать насильники

В соответствии с европейской философией прав человека, женщина имеет право свободно распоряжаться своим телом, как каждый человек, в каждой другой сфере. Может захотеть, а потом отозвать свое согласие на секс. Может сказать "нет" в любое время. Если мужчина ее не слушает, это является преступлением. 

С конца января 2014 года в Польше вступили в силу поправки в Уголовный кодекс в части порядка возбуждения уголовного дела за изнасилование. Польша была последней страной в ЕС, в которой изнасилование не было уголовно преследуемым в случае отсутствия заявления жертвы, даже если преступник был известен. Теперь такое преступление будет преследоваться законом, независимо от того, есть ли обращение жертвы, и хочет ли или может она давать показания. В то же время предусмотрено, что до начала судебного процесса жертва изнасилования может сделать заявление об отказе от судебного преследования виновного. Противников поправок при голосовании в сейме (в мае 2013 года) практически не было: 445 депутатов — "за" и один воздержался. Однако, такой депутатской солидарности предшествовала масштабная общественная кампания. 

Двумя годами ранее, в декабре 2012 года Польша подписала конвенцию Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием. Насилие в отношении женщин рассматривается в конвенции как нарушение прав человека и как форма дискриминации. А 14 февраля 2013-го тридцать польских городов присоединились к международной кампании "Меня зовут миллиард". Польки массово выходили на улицы, чтобы привлечь внимание к проблеме насилия и выразить возмущение тем, что закон в стране скорее на стороне насильника, чем жертвы изнасилования. Что в обществе сама женщина обвиняется в провоцировании преступления своим внешним видом, поведением или словами. Женщины требовали неотложных мер. Заявляли: хватит жить в культуре насилия, вменять нам в вину "короткие юбки", макияж и высоту каблука! За преступление должны отвечать насильники. Жертвами изнасилования в Польше становятся около 30 тысяч женщин в год. Однако в полиции регистрируется только около двух тысяч случаев. Наказание за такое преступление, даже с особой жестокостью, составляет в среднем всего 3,3 года.

Женская правозащитная организация "Feminoteka" и полномочная представительница правительства по вопросам равного обращения Агнешка Козловская-Раевич 14 февраля 2013 года подписали "Соглашение о предотвращении изнасилований и других видов сексуального насилия, а также защите жертв от повторной виктимизации". К движению подключились депутаты, проект активно поддерживал сам премьер-министр страны Дональд Туск. Тема широко обсуждалась в прессе. "Слово "изнасилование" вдруг начало функционировать. Мы заговорили, наконец, о сексуальном насилии", обозначил ситуацию известный социолог Анджей Доминичка. 

Изменение закона с варварского
на цивилизованный

Поправки в Уголовный кодекс в Польше считают революционным прорывом, "изменением закона с варварского на цивилизованный". Однако, изменение порядка судебного преследования насильников — это только первый шаг. Предстоит разработать целую систему поддержки жертв изнасилования, защиту их от повторной виктимизации. Раньше женщина, отважившаяся пройти все судебное разбирательство до конца, переживала, по сути, повторное унижение и надругательство. Сегодня, в соответствии с новым законом, должен быть введен принцип, когда жертвы сексуальных преступлений на протяжении всей процедуры проходят собеседование только единожды — в специальном комфортном помещении с обязательным присутствием психолога. На судебном заседании, дабы избежать прямой конфронтации потерпевшего с обвиняемым в зале суда, будет воспроизведено аудио и видео интервью. 

Если жертвы изнасилований — дети до 15 лет, они вообще могут быть избавлены от процедуры прослушивания без острой в том необходимости.

По данным Министерства юстиции, в настоящее время в Польше работает 65 сертифицированных помещений для собеседования с малолетними потерпевшими, из которых 24 находятся в районных судах. Предполагается, что 400 помещений, еще не сертифицированных, будут адаптированы к таким требованиям уже в ближайшее время. 

Предусмотрены в Польше широкие образовательные кампании. Изнасилование — это преступление, которое в общественном мнении поляков не является особо тяжким. Ну, разве что, если дело доходит до особо сильного избиения или убийства. А так, женщина и мужчина проводят вечер вместе, потом идут к нему или к ней. А потом она говорит "нет", а он ее не слушает. Консервативная часть польского общества придерживается убеждения "лучше женщине быть изнасилованной, чем опозоренной", а потому так не многочисленны (в сравнении с количеством случаев) обращения в полицию. 

До сих пор женщины в силу разных социально-культурных причин не готовы сообщать об изнасиловании, считает женская организация "Feminotekа". В ее докладе говорится, что в восьми случаях из десяти первый, кому женщина решилась сказать, что она пережила изнасилование, был социолог, проводящий исследование. Почему? Им было стыдно. Или боялись преступника. Или чувствовали свою вину. Исследование свидетельствует также, что 80—90% изнасилований происходит в домах, а виновные хорошо известны жертвам.

Ну, знаете, какие они,
эти мужчины…

Новым законом предусматривается также введение особых инструкций для полицейских, проводящих первое прослушивание жертв: как проводить беседу с женщиной, которая подверглась изнасилованию, что у нее можно спрашивать, что оставить психологу, а главное — быть на стороне человека, испытавшего насилие, а не наоборот.

Изнасилования трудно доказуемы. Свидетели, как правило, отсутствуют. Материал собрать сложно, и до вынесения приговора дело часто не доходит. А потому полиция нередко просто отказывается от регистрации заявлений о преступлении на сексуальной почве, даже сегодня, когда Генпрокуратура внедряет реформу в уголовное судопроизводство. Один такой случай широко обсуждался в польских СМИ. Анна-Мария Жуковская, пресс-секретарь Союза демократических левых сил (SLD), хотела заявить о попытке изнасилования. Первое, что она услышала, было "приходите завтра". Потом: "Ну что Вы хотите, пани, разве не знаете, какие они, эти мужчины". Полицейские были убеждены: поскольку дело не дошло до полового акта, так и оснований нет для заявления (хотя, в соответствии с Уголовным кодексом, попытка изнасилования также является преступлением). Процедура дознания длилась пять часов, и почти на каждом этапе женщину склоняли изменить решение. Жуковская изучала право и хорошо знала свои права. Но многие потерпевшие в такой ситуации не продолжали бы настаивать.

"Будем надеяться, что изменения в Уголовном кодексе помогут жертвам этих отвратительных преступлений, — говорит изданию "Polityka" адвокат Малгожата Пол-Джевовска. — Несколько лет назад мне пришлось защищать потерпевшую, и ситуация была просто драматическая. Жертва еле держалась на ногах в зале суда, когда сыпались вопросы адвоката обвиняемого: во что была одета, какой был макияж, почему танцевала с подсудимым, обнималась ли она с ним в танце, и почему согласилась, чтобы он провожал ее домой? Судебный процесс длился долго, несколько раз откладывался из-за эмоционального состояния, в котором находилась потерпевшая. Из-за вопросов адвоката и циничных ухмылок подсудимого женщина, в конце концов, расплакалась и убежала из зала суда".

"Принятые поправки к Уголовному кодексу должны обеспечить жертве совершенно другие условия дознания, а главное — безопасность, избавление от повторных тяжелых переживаний в зале суда. Вот только как согласовать новые предписания со "старым" мышлением полицейских и юристов?", — задается вопросом Малгожата Пол-Джевовска.

По исследованиям организации "Służby społeczne w służbie popędów", руководимой Анджеем Доминичка, 40% прокуроров и сотрудников полиции в Польше считают, что женщина не имеет права прерывать начатый сексуальный контакт, и что в этом случае не имеет места изнасилование. Треть прокуроров и почти половина полицейских убеждены, что речь не может идти об изнасиловании, если жертву напоили или ей были даны наркотики, поскольку при изнасиловании жертва должна активно защищаться.

Почти 20% прокуроров и треть полицейских написали в анкете, что угроза физической расправы не делает сексуального преступления из нежелательного для женщины секса. В соответствии, вероятно, с идеей, что при изнасиловании жертва должна быть убита или хотя бы избита. И, вероятно, поэтому обвинения с насильника прежде часто снимались, потому что жертва "недостаточно защищалась".

19% поляков, в том числе прокуроров, судей и полицейских, считают, что такая вещь, как изнасилование в браке не существует. 

Во многих европейских странах до недавнего времени закон также исключал ответственность за так называемое супружеское изнасилование. В последние годы такая ответственность введена в Австрии, Канаде, Дании, Англии, Финляндии, Франции, Германии, Израиле, Ирландии, Испании, Австралии, Мексике, Новой Зеландии, Норвегии, Тринидаде и Тобаго, Швеции, ЮАР, а также в некоторых штатах США. В ЮАР муж за изнасилование жены отвечает с 1993 года.

В отечественной практике этот вопрос также решен и давно: в УК 1922 г., где указано, что жена может быть объектом изнасилования со стороны своего мужа (О.Капинус "Ответственность за изнасилование в современном уголовном праве").

Отсюда у нас и такая статистика — по данным МВД, 60% и даже более всех тяжких преступлений в Украине совершается в семье. Поэтому информация о том, что каждый час у нас погибает женщина, кажется вполне реалистичной. По статистике, практически каждый второй развод в Украине происходит из-за физического насилия мужа в отношении жены. Это, очевидно, очень много, и количество разводов у нас с каждым годом увеличивается. 

Вместе с тем официальных заверений прибавляется. Украина присоединилась к конвенции Совета Европы по борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием еще раньше Польши — в ноябре 2011 года (в мае 2011 года конвенция была открыта к подписанию). "Присоединение к конвенции будет способствовать в Украине осуществлению соответствующих мероприятий по ликвидации насилия в отношении женщин и домашнего насилия путем дальнейшего применения положений конвенции на национальном уровне", — заверял при подписании министр иностранных дел Украины Константин Грищенко. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно